Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир

Закат эры Мугабе

Президент Зимбабве, стоящий у руля страны с 1980 года, отстранен от власти
0
Фото: REUTERS/Stringer
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

На этой неделе Зимбабве — страна, остающаяся одной из беднейших в мире, невзирая на огромные запасы алмазов, золота и платины, — неожиданно оказалась в центре внимания всех мировых СМИ. Военные, долгие десятилетия служившие верной опорой президенту Роберту Мугабе, отстранили от власти 93-летнего главу государства и претендовавшую прийти ему на смену жену Грейс. Опрошенные «Известиям» эксперты уверены: на фоне того, к чему страна пришла за годы правления Мугабе, хуже уже быть не может, так что все перемены к лучшему. Скромным российским бизнес-интересам в стране смена власти также вряд ли чем угрожает, отмечают в Минэкономразвития.

Реванш Крокодила

Прологом к нынешним событиям в Зимбабве стало увольнение Робертом Мугабе своего вице-президента Эммерсона Мнангагвы 7 ноября. За то, что тот «последовательно и настойчиво демонстрировал черты нелояльности, неуважения, лжи и ненадежности», согласно официальному обоснованию, данному в тот же день министром информации Саймоном Хая Мойо.

Неофициально же всей стране было понятно, что господин Мнангагва пал жертвой борьбы за власть, и в первую очередь интриг жены президента Мугабе Грейс. В преддверии выборов в 2018 году вице-президента прочили в преемники Роберта Мугабе. Как ветеран партизанской войны 1970-х, снискавший прозвище Крокодил за свой крутой нрав, он пользовался поддержкой армии и, как считалось, был самой приемлемой фигурой в глазах международного сообщества, которое связывало с его вероятным приходом к власти надежды на проведение экономических реформ.

Проблема для Эммерсона Мнангагвы оказалась в том, что получить высшую власть в Зимбабве была не против и 53-летняя жена главы государства Грейс Мугабе. Не особо импонирующая военным, она пользовалась поддержкой молодежного крыла правящей партии ЗАНУ-ПФ. И, как ожидалось, на партийном съезде в середине декабря, ее как раз намеревались возвести в вице-президенты.

В Зимбабве давно отвыкли удивляться расправам с несогласными — будь то явные оппозиционеры или тихие заговорщики внутри правящей партии. Одного — лидера оппозиции Моргана Цвангираи, самого мощного оппонента Мугабе за все время его правления, — в 2009 году пытались устранить при помощи якобы случайной аварии (он сам выжил, а вот его жена погибла). А в 2014 году потенциальная преемница президента Мугабе Джойс Муджуру в одночасье лишилась поста вице-президента по обвинениям в попытке госпереворота, колдовстве и даже в том, что носила мини-юбки.

Но если предыдущая вице-президент сошла с политической сцены в оппозицию как-то тихо, то отстранение от власти Эммерсона Мнангагвы вызвало небывалые доселе роптания в армии. Это при том, что из-за глубочайшего экономического кризиса государство исправно платит только сотрудникам полиции, военнослужащим и работникам тюрем.

В понедельник глава генштаба армии Константин Чивенга, сторонник уволенного Мнангагвы, в присутствии 90 генералов открыто призвал президента Мугабе прекратить чистки в правящей партии.

Ответом главе Генштаба стала пресс-конференция молодежного крыла ЗАНУ-ПФ. «Мы как лев, который проснулся и обрел свой голос, и потому мы не намерены сидеть сложа руки, пока дешевые критиканы угрожают Мугабе», — изящно осадил армейские чины секретарь молодежной лиги Кудзай Чипанга.

Молодые сторонники Грейс Мугабе особо отметили, что «пушки должны следовать политике, а не политика должна идти за пушками», намекая на верховенство президентской власти над армией.

Но на практике всё вышло ровно наоборот: уже во вторник к Хараре стали стягиваться танки, на улицах была слышна стрельба.

Сегодня в эфире телевидения представители армии заявили, что не совершали государственный переворот. Тем не менее аэропорт, ряд правительственных зданий и особняк президента Мугабе в пригороде столицы были оцеплены, а сам президент и его жена предположительно взяты под домашний арест.

Президент-нерезидент и жизнь простых смертных

Продолжительность жизни среднестатистического зимбабвийца составляет немногим более 50 лет (данные примерные, поскольку они сильно разнятся в зависимости от источников). Лидеру Зимбабве Роберту Мугабе, бессменно стоящему у руля этой бывшей британской колонии с 1980-го, 93 года. И в номинации «старейший политический лидер в мире» он — безусловный рекордсмен.

Судя по редким телекадрам, Мугабе, которого СМИ в прошлые годы пытались неоднократно преждевременно похоронить, уже с трудом передвигается, часто — в силу преклонного возраста — засыпает на заседаниях и всё чаще появляется в дорогих частных клиниках Юго-Восточной Азии, прежде всего в Сингапуре. Из-за отказа Роберта Мугабе назвать своего официального преемника на посту президента правящая партия выдвинула его в прошлом декабре своим кандидатом на всеобщих выборах в 2018 году. Это во многом и заложило предпосылки для нынешней борьбы за власть.

Несмотря на слабое здоровье, Мугабе редко отказывает себе в роскошных зарубежных поездках, из-за чего недоброжелатели иронично окрестили главу Зимбабве «президентом-нерезидентом». Это вдобавок к титулу «черный расист» (ввиду решения Мугабе вытеснить из страны немногочисленных белых фермеров), которое он снискал себе в начале 2000-х. 

Как свидетельствует статистика минфина Зимбабве, только за десять месяцев прошлого года на зарубежные вояжи президента ушло $36 млн. В этом году бессменный лидер страны успел посетить Дубаи, Китай, Сингапур, Мексику, Эфиопию, Свазиленд, ЮАР, Гану, Маврикий и Мали. Самым возмутительным многим показалось недавнее участие Роберта Мугабе в конференции ООН по океанам — это при том, что у Зимбабве нет выхода к морю.

Все эти годы и президент и его супруга, снискавшая говорящее прозвище Гуччи, жили на широкую ногу, не таясь. Дни рождения вождя становились тяжелым испытанием для местных бизнесменов — именно им приходилось скидываться на роскошные вечеринки по случаю очередного дня рождения Роберта Мугабе. К примеру, недельные торжества в честь 85-летия президента в 2009 году обошлись местным олигархам в полмиллиона долларов (бывали случаи, когда затраты превышали и миллион долларов). Тогда эти деньги ушли на 2 тыс. бутылок элитного шампанского урожая 1961 года, 8 тыс. лобстеров, 100 кг креветок и 4 тыс. порций черной икры.

А пока Мугабе лакомился икрой, страна, где около четверти населения — носители ВИЧ, безуспешно боролась с эпидемией холеры: по данным ВОЗ, в 2009 году число людей, зараженных этой болезнью, превысило 60 тыс. человек.

Когда-то одна из богатейших стран Черного континента, сегодня Зимбабве — страна, уступающая по паритету покупательной способности разве что Демократической Республике Конго. ВВП на душу населения составляет $600 в год. Значительная часть 13-миллионного населения — безработные, многие вынуждены отправляться в поисках заработка в соседние ЮАР и Ботсвану. По данным ООН, треть населения откровенно недоедает, из-за чего около четверти детей в стране — с явными задержками в физическом развитии.

Еще один интересный факт: в 2009 году национальная валюта — зимбабвийский доллар — была выведена из обращения из-за гиперинфляции в несколько сотен миллионов процентов. И теперь банкноты в 100 трлн местных долларов — это максимальный номинал, выпускавшийся в Зимбабве, — имеют хождение лишь в лавках, рассчитанных на туристов и коллекционеров. С тех пор главной денежной единицей в стране стал, наряду с южноафриканским рандом, американский доллар. Но и он нынче в дефиците, и поэтому максимально разрешенная сумма к снятию с банковского счета в день — $50. В сельских областях страны многие жители и вовсе давно не держали денег в руках, что вынудило ряд школ начать принимать в качестве платы за образование детей коз и овец.

— С учетом того, что происходило в Зимбабве, любые перемены там — к лучшему. Страну довели до ручки: из самой развитой страны всего континента за 30 с лишним лет она трансформировалась в самую отсталую. Хуже уже трудно себе представить. Вопрос только в том, сколь велика будет та часть населения, которая почувствует эти перемены к лучшему, — сказал «Известиям» эксперт Центра африканских исследований Института всеобщей истории РАН Николай Щербаков.

Смена власти в Зимбамбе вряд ли чревата какой-то нестабильностью для региона, считает эксперт южноафриканского Института исследований проблем безопасности в Претории Дерек Матышак.

— Военные дали понять, что их вмешательство будет кратковременным, и, как ни странно, мы им верим. Несмотря на недемократический «послужной список» тех, кто, по всей видимости, придет сейчас к власти, для большинства зимбабвийцев нынешние события — конец эры Мугабе, освобождающий место для зарождения новой эры, — сказал эксперт «Известиям».

Впрочем, по мнению Николая Щербакова, в самом ближайшем будущем радикальных перемен ждать не стоит.

— От того, насколько публика, которая придет к власти, унаследуют дурные традиции Мугабе или постарается от них избавиться, и будет зависеть, что получится в Зимбабве, — резюмировал эксперт-африканист.

Российские интересы

На фоне Китая, основного инвестора всего африканского региона, реализующего на территории Зимбабве около 100 проектов в области добычи полезных ископаемых и инфраструктуры, российское присутствие в регионе, конечно, не выглядит столь масштабным.

Но всё же свои интересы у российского бизнеса в этой стране есть, и в Москве уверены, что из-за смены власти они никак не пострадают.

— Интересы российских компаний в Зимбабве защищены действующим  межправительственным соглашением о поощрении и взаимной защите капиталовложений . В этой связи при возникновении любых спорных вопросов в сфере интересов российских компаний в Зимбабве руководствуемся положениями соглашения, — сказали «Известиям» в Минэкономразвития.

До недавнего времени основным проектом с российским участием было совместное российско-зимбабвийское предприятие DTZ-OZGEO, действовавшее с 1994 года. Оно специализировалось на поисках, разведке и добыче полезных ископаемых, прежде всего алмазов.

В начале 2016 года Зимбабве решило консолидировать алмазодобывающие активы, объединив все компании в этой сфере в одну госкорпорацию Zimbabwe Consolidated Diamond. Это привело к отзыву лицензий у всех иностранных алмазных компаний, включая DTZ-OZGEO. Но в знак того, что Хараре ценит отношения с Москвой, российскому бизнесу предложили поучаствовать в добыче золота. И сейчас один из проектов, в котором участвует  DTZ-OZGEO, — это разработка месторождения аллювиального золота в районе Пеналонга с запасами  5 т и ресурсами 12 т.

Но золото — еще не всё. Есть еще и платина, которой зимбабвийская земля также богата. Уже в новом году российские компании «Ростех», «Ви Холдинг» и Внешэкономбанк, объединенные в один консорциум, планируют в партнерстве с зимбабвийской Pen East Mining Company начать промышленную добычу платины на месторождении Дарвендейл. Запасы этого месторождения оцениваются в 525 т металлов платиновой группы и золота, а инвестиции российской стороны в этот проект составляют $2,5 млрд.

Кроме того, небольшие проекты или планы их начать есть у таких российских компаний, как АО «Вертолеты России» и компании КамАЗ. Последняя осуществляет поставки своей продукции в Зимбабве, хотя их объем крайне незначителен — с 2007 года была поставлено всего 21 машина.

На данный момент объем торговли между Москвой и Хараре тоже выглядит довольно скромно: в 2016 году он составил $67 млн и был достигнув преимущественно за счет экспорта туда российских продовольственных товаров и сельскохозяйственного сырья (на них пришлось 99% всего объема экспорта) и импорта оттуда табака. 

Тем не менее интерес к расширению российского присутствия в Зимбабве явно есть, о чем свидетельствуют не такие редкие визиты в эту страну делегаций министерства промышленности и торговли и создание нескольких двусторонних комиссий и рабочих групп по разным направлениям экономического сотрудничества.

 

Читайте также
Реклама
Прямой эфир