Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Ханой и Манила не увидели в Трампе миротворца

Вьетнам и Филиппины отказались от посредничества США в территориальных спорах с Китаем в Южно-Китайском море
0
Фото: REUTERS/Luong Thai Linh/Pool
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Идея Дональда Трампа стать посредником в решении территориальных притязаний в Южно-Китайском море не только не вызвала воодушевления у Вьетнама и у Филиппин, но и, похоже, напугала обе страны. Несмотря на то что и Ханой, и Манила спорят с Пекином за акватории в ЮКМ, им проще договариваться в двустороннем формате. Посредничество же Вашингтона, и так крайне активного в непростом регионе, лишь усложнит правила игры и грозит сделать азиатские страны заложниками геополитического противостояния США с КНР.

Дональд Трамп: из возмутителей спокойствия в миротворцы  

«Если я могу помочь в посредничестве или рассудить спор, дайте знать. Я очень хороший посредник и арбитр», — без ложной скромности заверил американский президент своего вьетнамского коллегу Чан Дай Куанга в Ханое в воскресенье вечером, куда он прилетел с саммита АТЭС в Дананге. Та же инициатива — помочь, став посредником, — была предложена Трампом и филиппинскому лидеру Родриго Дутерте уже в Маниле, где на этой неделе проходит саммит АСЕАН.

Любезное по форме, по сути это предложение является не чем иным, как откровенной попыткой склонить Ханой и Манилу «дружить» против Китая в решении территориальных споров в Южно-Китайском море. На разные акватории в ЮКМ претендуют Вьетнам, Бруней, Малайзия, Филиппины и Тайвань, но 80% этого пространства, богатого рыбой, а также, предположительно, нефтью и газом, фактически контролирует КНР. Это даже породило в умах западных журналистов эпитет «Китайское озеро» применительно к морю, чья площадь в полтора раза превышает Средиземное и через которое ежегодно проходит товаров на $3–5 трлн. 

Еще на прошлой неделе президент Трамп, имеющий скорее амплуа импульсивного провокатора, нежели миротворца, находился с визитом в Китае. В Пекине, где его принимали с большой помпой, никаких резких заявлений по ЮКМ не прозвучало. Зато, как только американский президент перебрался на саммит АТЭС в Дананг, он тут же обрушился на Пекин за «территориальную экспансию» в ЮКМ, вслед за чем и выступил с предложением стать посредником.

Ответ Китая последовал сегодня. На регулярной пресс-конференции в Пекине официальный представитель МИД КНР Гэн Шуан выразил надежду, что «нерегиональные страны (читай, США) смогут уважать усилия региональных игроков в поддержании региональной стабильности в ЮКМ и будут играть конструктивную роль».

Спасибо, мы как-нибудь сами

Большого энтузиазма идея Дональда Трампа не вызвала и у тех, кто находится с Китаем по разные стороны баррикад в вопросе с ЮКМ. Президент Вьетнама — страны, которая в июле была вынуждена свернуть бурение в спорном районе под давлением Китая, — прокомментировал предложение коллеги из США дипломатично и крайне неконкретно. «Наша политика состоит в улаживании ситуации в ЮКМ посредством мирных переговоров», — заметил Чан Дай Куанг.

А уже сегодня по итогам визита во Вьетнам председателя КНР Си Цзиньпина появилось совместное заявление сторон по ситуации в ЮКМ, где, если вкратце, Ханой и Пекин выразили согласие решать все конфликты миром и не обострять ситуацию.

Филиппинский лидер, реагируя на затею Трампа, оказался по традиции более прямолинеен.

— Мы должны быть друзьями (с Китаем. — «Известия»). Некоторые горячие головы подталкивают нас к столкновению с Китаем и остальным миром по многим проблемам. Но тему ЮКМ лучше не трогать, никто не может себе позволить пойти на войну, — отреагировал Родриго Дутерте.

Чуть позже министр иностранных дел Филиппин Алан Питер Кайетано всё же поблагодарил Трампа за «доброе и щедрое предложение», назвав главу Белого дома «мастером искусства сделки». Но при этом добавил: спорные моменты с Пекином Манила будет и впредь решать на двусторонней основе.

— США — не внешняя сторона конфликта, а самый что ни на есть активный его участник. И именно США превратили этот конфликт из регионального в глобальный. В регионе действует сложная многолетняя система отношений, а американцы в ней как посредники сродни слону в посудной лавке, — пояснил «Известиям» нежелание вьетнамского и филиппинского руководства откликнуться на инициативу Трампа руководитель Центра изучения Юго-Восточной Азии, Австралии и Океании Института востоковедения РАН Дмитрий Мосяков.

Позиция Филиппин на первый взгляд кажется парадоксальной. Ведь именно эта страна в 2013 году подала в Постоянную палату третейского суда в Гааге иск против Китая об участках в Южно-Китайском море и три года спустя выиграла его. Но пришедший к власти в 2016 году Родриго Дутерте не воспользовался теми возможностями, которые ему давало решение Гаагского трибунала, предпочтя отложить на время решение территориальных споров с Пекином ради выгодного экономического сотрудничества.

Пекин не остался в долгу — свою благодарность Дутерте за отказ обострять ситуацию в ЮКМ китайцы подкрепили многомиллиардными кредитами и инвестициями. К тому же, как напоминает Дмитрий Мосяков, сейчас Китай оказывает Филиппинам и финансовую, и военную поддержку по борьбе с террористами на Минданао. И разрешил недавно филиппинским рыбакам ловить рыбу в районе рифов Скарборо (фактический контроль Пекина над этой территорией в 260 км от побережья Филиппин, кстати, и стал поводом для иска в Гаагу).

— С момента вердикта по ЮКМ в июле 2016-го Китай и Филиппины постоянно обсуждали сотрудничество в развитии и охране морских ресурсов в ЮКМ, с тех пор состоялось несколько двусторонних обменов. И сейчас настрой на сотрудничество не изменился, — сказал «Известиям» директор Национального центра по вопросам океана и морского права Китайской академии наук Ван Ханьлин.

Судя по всему, на нынешнем саммите АСЕАН в Маниле филиппинцы рассчитывают получить от Пекина обещания новых инвестиций. Недаром на прошлой неделе Родриго Дутерте после новых жалоб Китая заявил о заморозке строительных работ, которые филиппинцы затевали на отмели в спорном районе ЮКМ.

Все против Китая?

Со времени знаменитого «разворота в Азию» времен президентства Барака Обамы военно-морской флот США был довольно активен в ЮКМ. С приходом Трампа, казалось, наступит затишье. Оно действительно было, но недолгим. В конце мая Вашингтон направил к занимаемому Китаем рифу Мисчиф в архипелаге Спратли (китайцы называют его Наньша) свой военный корабль, назвав это операцией по обеспечению свободы судоходства. С тех пор корабли американского ВМФ еще трижды подходили к занимаемым Китаем островам в ЮКМ, последний раз в октябре, — невзирая на многочисленные китайские предупреждения.

Более того, в этом году под руководством Трампа США начали активно сколачивать антикитайский фронт, вовлекая в него и страны, не имеющие претензий к Пекину в ЮКМ, но спорящие с ним по другим территориям или же просто опасающиеся возвышения роли Китая. Так, по сообщениям австралийских СМИ, несколько месяцев назад Штаты просили Канберру принять участие в совместном с США патрулировании ЮКМ для обеспечения свободы судоходства. Тем временем Япония, давний союзник США, спорящая с Китаем за острова Сенкаку (они же — Дьяоюйдао) в Восточно-Китайском море, летом провела совместные учения на море с Филиппинами и Вьетнамом.

Косвенно в дела ЮКМ вовлекается и Индия — еще один геополитический соперник Китая. Именно индийской компании вьетнамцы отдали конфессию на добычу нефти в ЮКМ. На противостояние Пекину во многом нацелено и активное военное сотрудничество Ханоя и Дели, в рамках которого Индия поставляет Вьетнаму патрульные катера, ведет подготовку вьетнамских подводников и летчиков-истребителей.

Частое в последнее время использование американским истеблишментом термина «индо-тихоокеанские государства» (в противовес Азиатско-Тихоокеанскому региону, не включающему Индию) и предполагаемые попытки Дональда Трампа создать в кулуарах саммита АСЕАН неформальный союз США, Австралии, Японии и Индии говорят о том, что Вашингтон приветствует вовлечение в дела далекого для себя географически региона широкого круга стран. А значит, стратегическое противостояние США и Китая в ЮКМ будет только возрастать. 

— Взаимные претензии стран Юго-Восточной Азии к Китаю отходят на второй план, на первый план выходит геополитическая борьба Китая и США. Китай стремится вытеснить американские силы как можно дальше от своих берегов, а США, так же всеми силами, стремятся сохранить если не доминирование, то крайне важные позиции в ЮКМ и ЮВА, — резюмировал в беседе с «Известиями» Дмитрий Мосяков.

К слову, американский стратегический исследовательский центр RAND не так давно сделал вывод, что после проблемы Северной Кореи проблема напряженности в ЮКМ может стать вторым источником потенциального конфликта, причем весьма серьезного, между США и Китаем.

Прямой эфир