Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

МКС подвела науку

Эффективность российского сегмента станции для ученых оказалась почти в три раза ниже, чем у советских модулей «Салют»
0
Фото: NASA
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Российские участники экипажа Международной космической станции (МКС) посвящают научным исследованиям почти в три раза меньше времени, чем их советские предшественники на орбитальных модулях «Салют». Такой вывод содержится в исследовании российского Центра подготовки космонавтов. Научная работа подготовлена в рамках определения концепции станции, которая может прийти на смену МКС после 2024 года. По данным исследования, затраты на создание и длительность развертывания многомодульных станций делают более целесообразным использование одномодульных. Ранее в «Роскосмосе» заявляли, что МКС может заменить одномодульная посещаемая станция.

По мнению экспертов, низкая научная эффективность МКС вызвана несогласованностью действий «Роскосмоса» и исследовательских организаций, которые не могут сформулировать актуальную программу экспериментов.

Согласно исследованию главного научного сотрудника Центра подготовки космонавтов (ЦПК) Владимира Ярополова (копия документа имеется у «Известий»), российский экипаж МКС затрачивает на научные эксперименты всего 8,22% общей длительности полета. Такой вывод сделан на основе анализа отчетов о миссиях 2003–2015 годов.

Для сравнения, на советских станциях «Салют-5» космонавты тратили на науку в среднем 18,3% времени, на «Салют-6» — 22,2%, на «Салют-7» — 18%. На станции «Мир» произошло двукратное падение эффективности — до 10,7%. По мнению автора исследования, это связано с длительным сроком ее строительства (10 лет), а затем тратой времени на ремонт и техобслуживание постоянно ломающегося оборудования.

«Станция много лет будет развертываться, и экипаж в основном будет тратить время на «строительство», а не на эксперименты и исследования. А когда завершится развертывание станции, начнется цикл старения ее оборудования, сопровождающийся нарастающим валом отказов и неисправностей, требующих больших затрат времени на ремонт», — пишет Владимир Ярополов.

Таким образом, по данным исследования, эффективность одномодульных советских станций для проведения экспериментов была примерно в два раза выше, чем у многомодульного орбитального комплекса «Мир» и почти в три раза выше, чем у многомодульной МКС.

По мнению научного сотрудника ЦПК, строительство околоземных станций в одномодульном варианте позволит сократить их стоимость и сроки разработки. Такие комплексы практически сразу после выведения на орбиту будут готовы к эксплуатации, в первую очередь для исследований.

В госкорпорации «Роскосмос» рассказали «Известиям», что нельзя «в лоб» сравнивать научную эффективность станций серии «Салют» и МКС.

— Необходимо учитывать и анализировать общее количество времени, затрачиваемое на выполнение научной программы на борту МКС, — рассказали в пресс-службе госкорпорации. — На российском сегменте МКС этот показатель значительно выше, чем на «Салютах», а долгосрочная программа экспериментов на российском сегменте МКС (почти 300 экспериментов) вообще несравнима с той работой, которая велась на станциях «Салют». Для станции «Салют-6», например, были характерны целевые полеты для выполнения конкретных научных работ. А реализация программы научных экспериментов на МКС имеет пролонгированный характер, соответственно, предусматривает постоянное нахождение экипажа на борту станции.

Исполнительный директор «Роскосмоса» Сергей Крикалев ранее рассказал «Известиям», что после завершения эксплуатации МКС рассматривается возможность создания на орбите Земли одномодульной станции. Причем она может быть не с постоянным экипажем, а посещаемой.

Научный руководитель Института космической политики Иван Моисеев рассказал «Известиям», что о низкой эффективности российских научных программ на МКС говорят уже не первый год. По мнению Ивана Моисеева, госкорпорация «Роскосмос» и ученые не могут договориться о формате сотрудничества для проведения новых экспериментов на станции.

— В 2007–2008 годах было впервые озвучено, что нет связи между Российской академией наук, которая должна быть заказчиком экспериментов, и «Роскосмосом», который является исполнителем работ, — рассказал Иван Моисеев «Известиям». — С той поры дело стоит на месте. Помимо того, основная научная программа исчерпана. Автоматические космические аппараты намного эффективнее людей занимаются исследованиями Вселенной. Какие функции могут быть у людей на станции? Человек нужен только для медико-биологических исследований и ремонта оборудования. На этом и нужно сосредоточить задачи экипажа.

Как писали «Известия», с первой половины 2018 года «Роскосмос», готовится упростить доступ на МКС научным организациям и коммерческим структурам. Для этого потребуется изменить действующий ГОСТ по проведению экспериментов. Сегодня требования стандарта затрудняют участие в программе организаций не из ракетно-космической отрасли и не имеющих опыта проведения космических экспериментов.

Также «Известия» сообщали, что требования к режиму труда и отдыха отечественных космонавтов были частично пересмотрены. Для выполнения научных программ и техобслуживания российского сегмента МКС их просят работать в выходные дни. Сокращено время на адаптацию к условиям невесомости после прибытия на станцию, а также на подготовку к возвращению на Землю. На этот шаг «Роскосмосу» пришлось пойти после принятого в прошлом году решения сократить российский экипаж с трех до двух человек.

 

Прямой эфир

Загрузка...