Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Сиротфронт
2017-10-23 13:07:38">
2017-10-23 13:07:38
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В конце октября в омском интернате для детей с особенностями умственного развития группа мальчишек поколотила сверстника. Причиной конфликта стали порванные наушники. Избиение товарища дети снимали на телефон, а затем выложили в сеть. Спустя сутки в интернат нагрянули следователи. Сотрудники интерната рассказали им, что всё происходящее — не более чем инсценировка. Пока педагоги выгораживали подростков, двое виновников сбежали из интерната. Их объявили в розыск, но беглецы вернулись сами спустя несколько часов. В образцовом интернате по итогам внезапной проверки обнаружили ряд нарушений. Сообщения об инцидентах, подобных этому, регулярно всплывают в СМИ. Впрочем, ажиотаж возникает только вокруг наиболее громких. Какими методами воспитывают «трудных сирот в интернатах» — в материале портала iz.ru.

Порядок превыше всего

Мальчик, которого избивали в омском интернате, спустя сутки после случившегося записал видеообращение, в котором он, заметно нервничая, подтверждает версию своих обидчиков. Якобы его пинали ногами и колотили понарошку, ради забавы. Ребенок просит удалить исходное видео, чтобы не создавать проблем.

Автор цитаты

«Это мы просто с пацанами хотели поугарать. Вот такие у нас жестокие игры», — рассказал мальчик.

Информация о том, что происходит в детских домах, практически закрыта. Насилие процветает, потому что никаких рычагов изменения ситуации нет, считает директор Социального центра святителя Тихона Александр Гезалов.

Автор цитаты

«Дети видят, что они один раз избили, сняли видео, другой раз избили — никакого наказания не последовало. А наказать виновных практически невозможно. Им нечего терять: они уже в детдоме. Сами сотрудники показывают, в каком месте нет камер. Это и воспитательный рычаг, учитывая, что дети непростые. Случаи с избиениями стали чаще вырываться наружу, потому что дети хотят себя показать, поймать хайп и ничего не боятся», — отмечает он.

По закону телесные наказания и вообще любое применение силы по отношению к воспитанникам детских домов запрещены. Но по факту интернаты ­— территория, где суровые меры воздействия на подопечных считаются едва ли не нормой. На детей, страдающих от систематических издевательств и побоев, оказывается давление: их запугивают тем, что, если они будут жаловаться на рукоприкладство, их переведут в психбольницу или колонию для малолетних. Так происходило в скандально известном читинском интернате, где детей годами избивали палками, запирали в подсобках, морили голодом, привязывали к столбу и оставляли на солнце. К примеру, за кражу банана мальчика закрыли на час в пожарном ящике.

Воспитанники детского дома заправляют кровати после тихого часа

Фото: РИА Новости/Константин Чалабов

Система наказаний была устроена таким образом, что младших детей  «дисциплинировали» руками старших. Местные порядки были срисованы с тюремных: со своей иерархией, общаком, смотрящими и опущенными, которых подвергали насилию, в том числе сексуальному.

Воспитатели, вместо того чтобы разбираться в конфликтах, наоборот, подначивали детей и всячески поощряли агрессию. На происходящее впервые обратили внимание два года назад. Волонтеры, приезжавшие в Читу, пообщались с воспитанниками и ужаснулись происходящему.

Автор цитаты

«Девочкам, которые защищали другого мальчишку, наливали горячий суп в руки и заставляли есть. Еще детям прижигали руки утюгами, подвешивали их вниз головой. Очень много было там страшных историй. Когда я приехала к этому детскому дому в Забайкалье, то увидела маленьких мальчиков, гуляющих вечером на улице совершенно одних. У одного из них был в руках нож. Когда я спросила, для чего это, они ответили: «Для самообороны». И рассказали об ужасах, которые творятся в детдоме», — рассказала iz.ru член Совета при президенте по развитию гражданского общества и правам человека Яна Лантратова.

О ситуации немедленно доложили уполномоченному по правам ребенка, после чего в учреждение нагрянули с проверками. По итогам возбудили шесть уголовных дел, причем не только о жестоком обращении с детьми, но и о растрате. Директор и заместитель ухитрились похитить 1,5 млн рублей.

Бывшего воспитателя 58-летнюю Елену Смолину признали виновной по трем статьям: незаконное лишение свободы несовершеннолетнего, ненадлежащее исполнение обязанностей по воспитанию социальным работником, сопряженное с жестоким обращением с детьми, и истязание несовершеннолетнего.

«Приговором суда Смолиной назначено наказание в виде 4,5 года лишения свободы с отбыванием в колонии общего режима, с лишением в течение 3 лет права занимать любые должности в учреждениях и организациях, связанных с деятельностью по воспитанию детей. Приговор не вступил в законную силу», — говорится в сообщении пресс-службы главка СК по Забайкальскому краю.

В феврале вскрылись новые детали: сотрудники этого же интерната помогли сделать аборт 15-летней воспитаннице, а ее сверстница дважды попыталась покончить с собой. Всё это время воспитателей, как и детей, вынуждали молчать: их обязали подписать договор о неразглашении служебной тайны с соответствующими штрафными санкциями. Сам детский дом вскоре закрыли, на его месте собираются открыть школу.

В одном из детских домов

Фото: РИА Новости/Александр Викулов

 

Напридумывают себе

 

Случай в Чите — скорее исключение, такие истории редко придают огласке. Зачастую воспитатели расценивают жалобы ребенка, в том числе о насилии, как детские фантазии. А самих воспитанников запугивают переводом в другое учреждение и вынуждают отказаться от показаний. Из-за сложившейся системы субординации дети годами терпят и молчат. В Санкт-Петербурге грязная история вскрылась после того, как бывший детдомовец снялся в документальном фильме. В выпускной работе студентки журфака рассказывается об участии 13-летнего воспитанника коррекционного интерната в порнокастингах, о совращении младших детей старшими и растлении малолетних педагогами.

«Я стирал носочки в туалете… И он такой заходит. Старый, огромный — ко мне. Он снял штаны и говорит: «На». Я заорал. А он говорит: «Заткнись, иначе тебя в психушку отправлю». Я психушки больше всего боялся — на самом деле детдомовцев всегда сдают в психушки, если малейшая провинность», — рассказывал диктор от лица пострадавшего мальчика. После того как случай получил огласку, герой фильма перестал скрывать свое имя. Яков Яблочник — так зовут настрадавшегося в детдоме молодого человека — давал многочисленные интервью, в которых говорил, что годы, проведенные в интернате, испортили его жизнь, и обвинил бывших воспитателей в том, что они «сделали его геем».

Автор цитаты

«Они запугивали психиатрической больницей. А дети, разумеется, боятся психбольницы, потому что всех отправляют в больницы. Из-за плохого поведения, из-за драки, из-за любого матерного слова сразу же едешь в больницу якобы, а на самом деле из-за отказов спать с ними», — добавил Яблочник.

Собранные видеоматериалы были направлены в прокуратуру Петербурга, после чего в коррекционном интернате началась проверка. По ее итогам задержали четырех преподавателей по подозрению в насилии в отношении воспитанников. Возбудили восемь уголовных дел. Выяснилось, что в интернате как минимум пять лет действовала банда педофилов: помимо Яблочника, их жертвами стали еще три мальчика.

В доме-интернате для умственно отсталых детей

Фото: РИА Новости/Валерий Мельников

Арестовали пятерых сотрудников интерната: заслуженного учителя России Станислава Виноградова, старшего воспитателя детского дома № 8 Михаила Елина, сотрудника социальной гостиницы для сирот «Мечта» Кирилла Покалюка и двух выпускников того же детдома Андрея Соловьёва и Павла Приказчикова.

Но учителя и сотрудники до последнего настаивали, что подопечным коррекционного интерната верить нельзя из-за того, что у всех ребят есть свой психический диагноз.

 

Дом нетерпимости

 

Насилие, совершенное в отношении детей с психическими заболеваниями, относится к числу преступлений с высокой степенью латентности. Причем речь идет не только о моральных травмах, но и о тяжелых физических увечьях. То, что ребенок не покалечил себя сам, еще нужно доказать. Именно на этой версии обычно настаивают сотрудники, которые «переборщили» с воспитательными мерами.

Так, например, было в печально известном детском интернате для умственно отсталых на улице Ляпустина в Екатеринбурге, где дети-отказники жили в настоящем аду. За годы работы учреждения было раскрыто свыше 30 эпизодов преступлений: детей избивали санитары, их заставляли попрошайничать. Подтверждением жалоб на действия  персонала стали многочисленные ссадины и синяки, а также следы веревок на руках. В итоге по всему интернату повесили камеры наблюдения.

Воспитанники детского дома в спортивном зале

Фото: РИА Новости/Михаил Воскресенский

В январе этого года 11-летнего мальчика обварили в кипятке: санитарка недосмотрела за ребенком, и он получил ожоги 35% тела. Во время мытья женщина отвлеклась и стала заниматься своими делами. Пока санитарка отсутствовала, из крана полился кипяток. Из-за особенностей заболевания ребенок не смог позвать на помощь. В марте уже другая санитарка того же интерната пошла под суд из-за того, что ребенок утонул во время купания. За смерть ребенка с особенностями развития Эльмира Нигматьянова получила год ограничения свободы. 

Директор Ирина Еременко в течение трех лет сдавала квартиры подопечных своим сотрудникам, знакомым и родственникам по заниженным ценам. Ее также обвинили в присвоении алиментов: только девять детей из 86 получали деньги. Еще 13 человек не поставили на учет для получения положенного от государства жилья. Однако апелляционная инстанция оправдала женщину, и та даже попыталась восстановиться в должности.

С очередной проверкой в оскандалившееся учреждение приехала комиссия в марте 2016 года после публикации в СМИ. Автор статьи под видом человека, желающего устроиться на работу в детский дом, пообщался с сотрудницей интерната. В разговоре она подтвердила, что детей бьют и камеры тому не помеха: истязают воспитанников в подсобке и стараются бить так, чтобы не оставалось следов на теле.

В детских домах жесточайшая иерархия замаскирована под милыми названиями: зайчики, лисята, волчата и медведь, рассказывает Александр Гезалов. «Зайчики — дети, которые попали из семьи. Их очень жалко, они на любом концерте песенки про мамонтенка поют. Потом есть лисята: ребята, которые несколько лет в интернате и знают правила, но не обладают яркими физическими способностями. Волчата — это те ребята, которые с рождения в детдоме. Они всё знают, умеют постоять за себя. Медведь — это крепкий физически парень, совершенно неуправляемый, который насаждает свои порядки», — отмечает директор социального центра. По его мнению, так происходит из-за того, что детские дома связаны с пенитенциарной системой: у многих родители сидят. Даже сами дети — некоторые возвращаются в детдом после исправительных колоний.

Исправить ситуацию, по его словам, крайне сложно, потому что всё финансирование благотворителей уходит на внешний лоск, в то время как их досугу и воспитанию уделяется минимум внимания. 

Автор цитаты

«Во-первых нужна работа с детьми, в том числе с привлечением психологов. Сейчас детские дома упакованы мебелью, у детей есть смартфоны. А вкладываться надо в занятость. В новогодние каникулы две недели ничего не происходит, единственные развлечения — мутузить младших, пить и балагурить. Их свозят разок в цирк, и вечером они вернутся и дальше будут между с собой разбираться. Они там вообще ничего не делают: вакханалия и азарт», — отмечает Гезалов.

За прошедшие 10 лет число несовершеннолетних в детдомах сократилось втрое: здоровых малышей там почти не осталось. Но и для детей с особенностями развития и серьезными диагнозами ситуация меняется к лучшему — их стали чаще усыновлять. Причем эта тенденция наметилась еще пять лет назад.

Впрочем, никто не возьмется считать, сколько здоровых детей вышли из детских домов психологически сломленными, запуганными и искалеченными. Статистика также не учитывает случаи госпитализации из-за жестокого обращения, как и перевод детей в ПНД на перевоспитание. Судить об их примерном количестве можно только из новостных сводок.