Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

«Голем» держит в страхе викторианский Лондон

Экранизация романа Питера Акройда возвращает на киноэкраны классический детектив
0
Фото: Экспонента
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В российский прокат выходит «Голем» Хуана Карлоса Медины — адаптация романа Питера Акройда, костюмный детектив про убийства и театр в викторианском Лондоне. В главной роли сыщика снялся самый зловещий джентльмен британского кино Билл Найи (вампирская франшиза «Другой мир»). 

Начало 1880-х годов. Лаймхаус, район Лондона, сотрясает череда жестоких убийств. Неуловимый Голем (прозванный так в народе в честь персонажа еврейской мифологии) с пугающей регулярностью будоражит население очередным трупом: то проститутку найдут в подворотне, то богатого еврея над окровавленной Торой, а однажды вырезали целую семью бакалейщика. Тем временем в местном суде слушают дело актрисы мюзик-холла Элизабет Кри (мощная роль Оливии Кук), которая якобы отравила собственного мужа. Инспектор Джон Килдер (Найи) уверен: между этими преступлениями есть связь.

Еще совсем недавно казалось, что классический детектив в кино и на телевидении благополучно скончался, но буквально за пару лет ситуация начала меняться в лучшую сторону. Недавно на телеэкраны вернулся комиссар Мегрэ (в неожиданно серьезном исполнении комика Роуэна Аткинсона), в ноябре этого года в прокат должна выйти новая экранизация самого известного романа Агаты Кристи про Эркюля Пуаро «Убийство в Восточном экспрессе». А фильм американца Хуана Карлоса Медины реабилитирует на большом экране, пусть и не называя прямо, одного из ключевых персонажей британского масскульта — Джека Потрошителя.

Но история Голема из Лаймхауса будет посложнее истории уайтчепельского убийцы. Детективная интрига быстро уступает место бытописанию флоры и фауны окраины, где смерть — повседневное развлечение и повод для пересудов. Автор первоисточника, писатель Питер Акройд, горячий патриот и знаток Лондона, живописует Лаймхаус как своего рода коллективное бессознательное города, куда вымещается всё постыдное и просто неприемлемое для хозяев жизни — от нищеты и проституции до мюзик-холла. И новоявленный убийца — своего рода квинтэссенция этого места. Как и мифический Голем, оживший кусок глины, выполняющий все приказы своего создателя, он всего лишь воплощает желания публики: «Хлеба и зрелищ хотите? Ну так получайте».

Англия, родина промышленной революции, породила и новый тип города, где дым фабрик скрывает грязь и чудовищную бедность. В Лаймхаусе, как в реторте средневекового мага, замешаны главные проблемы будущего века — поиски социальной справедливости, антисемитизм, женский вопрос и даже искусство для масс как опиум для народа. Дикий капитализм ни за что бы не протянул так долго без дешевых развлечений. Измученные непосильным трудом рабочие скрашивали свои вечера в мюзик-холлах, где им показывали страшилки про Синюю Бороду и пели юмористические куплеты. Добавить сюда дешевый алкоголь и страшные, щекочущие нервы преступления — и вот жизнь бедняка наполняется смыслом.

Как часто бывает у Акройда, среди вымышленных персонажей в «Големе» затесались вполне реальные личности. В подозреваемых ходят легендарный лицедей Дэн Лино, писатель-гуманист Джордж Гиссинг и даже вождь мирового пролетариата Карл Маркс, живший в это время в Лондоне. Как и в любом хорошем детективе, под финал в фильме припасен сюрприз, однако кто бы ни оказался убийцей, итоговый вердикт заявлен с самого начала: безучастный зритель преступлений виновен не меньше того, кто наносит удар.

Прямой эфир