Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Быстро и глобально
2017-10-13 14:54:45">
2017-10-13 14:54:45
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Вечером 12 октября 2017 года представитель Минобороны РФ Александр Емельянов сообщил в ходе российско-китайского брифинга по проблемам противоракетной обороны в ООН о создании в США перспективных комплексов «мгновенного глобального удара», призванных решать задачи неядерного сдерживания. Портал iz.ru разбирается в истории вопроса и возможных последствиях.

Что за система

Концепция Prompt Global Strike, название которой переводится то как «Быстрый глобальный удар», то как «Мгновенный глобальный удар», разрабатывается в США с 2000-х годов. Она должна предоставить возможность нанести быстрый и точный удар по любому региону мира в случае конфликта или иной чрезвычайной ситуации. В перспективе система быстрого глобального удара (БГУ) должна будет дополнить американские силы передового развертывания, экспедиционные воздушные силы и силы быстрого реагирования, обеспечив нанесение высокоточного неядерного удара по любому району Земли в течение часа.

Что испытывается

Разрабатываемая в США гиперзвуковая крылатая ракета X-51A Waverider

Фото: commons.wikimedia.org/US Air Force

В настоящее время в США создан ряд прототипов/демонстраторов технологий, испытания которых специалисты относят к разработке системы быстрого глобального удара. Это гиперзвуковая ракета Х-51 Waverider компании Boeing, многоразовый беспилотный космический корабль X-37B, также разработки Boeing, рассматриваемый как предшественник возможной орбитальной разведывательно-ударной системы, перспективные боевые блоки для баллистических ракет наземного и морского базирования и ряд других систем.

Российские военные также указывают на возможность размещения ударных средств в пусковых установках системы ПРО Aegis Ashore, разворачиваемых в настоящее время в Восточной Европе. Вместе с тем нужно отметить, пока что США не располагают ни серийными, ни перспективными гиперзвуковыми ракетами «поверхность–поверхность», которые можно было бы разместить в габарите пусковой установки Mk.41. В настоящее время там технически могут быть размещены крылатые ракеты большой дальности типа Tomahawk, однако их характеристики, в первую очередь — дозвуковая скорость, не позволяют считать их частью системы быстрого глобального удара. Вместе с тем в случае такого размещения они также могут использоваться для атаки против стратегически важных целей на территории России наряду с крылатыми ракетами морского и воздушного базирования.

Система противоракетной обороны Aegis Ashore

Фото: Global Look Press/DPA/Kay Nietfeld

Кто под угрозой

Официально объявленной целью новой системы являются внезапно возникающие объекты террористов либо угрожающие США «страны-изгои». Вместе с тем специалисты отмечают, что наращивание потенциала высокоточного неядерного удара в сочетании с развитием системы противоракетной обороны способно, особенно в условиях сокращения стратегических ядерных сил, подорвать стратегический паритет России и США, дав возможность нанести безнаказанный разоружающий удар (или иллюзию такой возможности).

Почему это опасно

Исходя из известного принципа оценки военных угроз — «важны не намерения, а возможности», подобная система способна подорвать стратегическую стабильность и спровоцировать своих обладателей на попытку силового решения тех или иных серьезных противоречий в отношениях с ядерными государствами. Опасность увеличивается, в случае если возможности системы БГУ в сочетании с противоракетной обороной и традиционной ядерной триадой будут переоценены американским руководством, особенно при одновременной недооценке возможностей соперников США на международной арене.

Средства противодействия

Ракетный комплекс «Ярс»

Фото: РИА Новости/Александр Кряжев

В случае с Россией их можно разделить на несколько категорий. Это развитие ядерных сил, включая как производство новых ракетных комплексов, так и разработки перспективных боевых блоков, в том числе способных на гиперзвуковой управляемый полет. Это создание перспективных систем воздушно-космической обороны, которые в перспективе смогут обеспечить создание защищенных от БГУ зон — в том числе в позиционных районах РВСН и других местах сосредоточения стратегических ядерных сил. Это развитие собственных сил неядерного сдерживания воздушного и морского базирования, способных при необходимости атаковать объекты инфраструктуры противоракетной обороны, и системы быстрого глобального удара без перехода к ядерной войне.

Кроме того, сложившаяся ситуация может повлечь разрушение системы договоров о стратегических наступательных вооружениях, учитывая, что соблюдение этих соглашений в условиях угрозы обезоруживающего удара вступает в противоречие с национальными интересами России.

Загрузка...