Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Новое, отдельное, свое
2017-09-29 15:26:47">
2017-09-29 15:26:47
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Иракский Курдистан выбрал суверенитет. Согласно окончательным итогам референдума, прошедшего 25 сентября, 92,7% принявших участие в плебисците высказались за отделение от Ирака. Такой исход голосования дает надежду курдам на «восстановление исторической справедливости» и обретение собственного государства. Правда есть серьезные сомнения в том, что в обозримой перспективе президент Иракского Курдистана Масуд Барзани провозгласит суверенитет. Дело в том, что само проведение референдума поддержал только Израиль, в то время как Багдад, Анкара и Тегеран высказались резко против. И даже США, традиционно благоволящие курдам, дали понять, что крайне разочарованы решением Эрбиля организовать плебисцит. Станет ли в итоге Иракский Курдистан суверенным государством и какую выгоду из происходящего в регионе может извлечь Россия — разбирался портал iz.ru.

Исторический контекст

Говоря о референдуме, необходимо напомнить краткую историю «курдского вопроса». В свое время курдские земли были поделены между Персией и Османской империей. Со второй половины XIX века курды всё чаще стали выражать стремление обособиться от власти этих государств.

Во время Первой мировой войны, в которую были вовлечены обе упомянутые империи, начались курдские восстания. Казалось, что итоги конфликта, печальные для Порты, позволят мечтам курдов сбыться. Согласно Севрскому мирному договору 1920 года со странами Антанты, Османская империя лишалась почти всех «нетурецких» владений за пределами Малой Азии, в том числе населенных курдами территорий. На них Лондон и Париж рассчитывали создать независимый Курдистан. Однако у свергнувшего султана Мустафы Кемаля было свое видение того, как должны развиваться события. На первых порах своей революции он заручился поддержкой курдов, щедро раздавая им посулы. Но как только Война за независимость была выиграна, Ататюрк вместо того, чтобы исполнить обещанное, жестко расправился с недавними союзниками — курдами.

Почти одновременно были подавлены и выступления иранских курдов. Главную роль в этом сыграла Персидская казачья дивизия, созданная и укомплектованная российскими офицерами.       

Согласно Лозаннскому мирному договору 1923 года, курдские земли за пределами Персии были разделены между кемалистской Турцией и созданными под французским и британским управлением Сирией и Ираком. Курдские лидеры, не считавшие себя побежденными, расценили это как предательство со стороны британцев и французов.

Борьба курдов за независимость во всех четырех государствах — Турции, Ираке, Иране и Сирии — усилилась в конце ХХ века. Наиболее жестокие формы она принимала в Ираке при Саддаме Хусейне, применявшем против курдов химическое оружие.

15 июня 1994 г. Акция протеста курдских беженцев у представительства Ирака в Москве

Фото: ТАСС/Ираклий Чохонелидзе

Между тем именно Саддам, сам того не желая, оказал курдам огромную услугу. В 1990-м иракский диктатор атаковал Кувейт. Последствия этой авантюры оказались для него плачевными: армия была разгромлена, а Ирак оказался под санкциями. Курды, воспользовавшись ситуацией, при поддержке американцев выбили подконтрольные войска со своей территории. С этого времени и начинается история де-факто независимого Иракского Курдистана.

После падения в 2003-м режима Саддама иракские курды признали над собой номинальную власть Багдада. Взамен они получили широкую автономию и представительство в высших органах управления Ирака. Это сосуществование не было мирным: стороны регулярно и громко спорили о том, как должна распределяться власть, доходы и так далее.

Ключевой же точкой для развода Эрбиля и Багдада стали события 2014 года, когда боевики «Исламского государства» (ИГ, группировка запрещена в России) почти без боя захватили города Киркук и Мосул, а также богатейшие нефтеносные провинции. Крупные гарнизоны иракских войск (не менее 40 тыс. человек), оснащенные современным американским и российским оружием, разбежались перед горсткой бандитов (не более 1000 человек).

Если регулярная армия Ирака не смогла дать отпор ИГ, то у курдов это получилось. Бойцы ополчения пешмерга (в том числе и женские отряды) остановили блицкриг террористов, а затем и вовсе выбили их из провинции Киркук.

Несмотря на то, что их заслуги в победе над ИГ не было, багдадские власти настаивали на том, что именно они, а не курды, должны управлять этой провинцией. Получив отказ, Багдад лишил курдов дотаций от продажи иракской нефти. В ответ Эрбиль приступил к экспорту этой же нефти в Турцию. С конца 2016-го курды начали самостоятельно продавать еще и газ.

Отношение к референдуму в мире

Рабочие в Эрбиле вешают баннер, призывающий голосовать на референдуме о независимости 25 сентября

Фото: REUTERS/Azad Lashkari

Такова была обстановка, на фоне которой прошел референдум.

Мировое сообщество, за исключением Израиля, осудило Эрбиль за организацию плебисцита. А соседи Иракского Курдистана — Ирак, Иран и Турция — фактически пригрозили ему применением военной силы. Даже США, неофициально считающиеся главными «опекунами курдской независимости», не поддержали проведение референдума. Впрочем, по данным ряда источников, накануне голосования американцы ввели войска в провинцию Киркук, тем самым, по сути, обеспечив безопасность проведения референдума.

Перспективы объявления независимости

Пресс-конференция президента Иракского Курдистана Масуда Барзани в Эрбиле

Фото: TASS/ZUMA/Felat Bozarslan

Итак, Рубикон перейден — курды высказались за отделение от Ирака. Однако Барзани не спешит провозглашать суверенитет. Вряд ли это говорит о том, что его удалось запугать. Тем более что соседей Иракского Курдистана волнует не столько его независимость, сколько конкуренция друг с другом.  

Между тем для Эрбиля гораздо выгоднее не начинать развод с Багдадом сейчас, а шантажировать региональных игроков, используя формулу: «вы де-факто признаете нашу власть над Киркуком (и Мосулом), а мы воздержимся от объявления над ними суверенитета де-юре».

Такая ситуация устраивает США и Израиль, которые могут использовать пример Иракского Курдистана в диалоге с государствами, имеющими собственные проблемы с курдским сепаратизмом: мол, будьте посговорчивее, а то и у вас референдум случится.

Влияние на ситуацию в регионе

Курдская община в Диярбакыре на юго-востоке Турции, празднование Науруза

Фото: Global Look Press/ZUMA/Emrah Oprukcu

Разумеется, для курдов, населяющих соседние страны, пример иракских собратьев заразителен (не важно, будет или нет объявлять о независимости Эрбиль), и в наибольшей степени он видится достижимым в обозримой перспективе в Сирии, где, как и в свое время в Ираке, с американской помощью курды успешно бьют противников.

Что касается отношений Анкары и Эрбиля, то стороны вряд ли станут доводить дело до реального обострения с учетом их экономической взаимозависимости. С другой стороны, в Турции уже 30 лет ведет войну за независимость курдского населения Рабочая партия Курдистана (РПК). Желающих жить в собственном государстве среди турецких курдов хватает. Однако проведение референдума в Турции возможно лишь в случае серьезного ослабления Анкары и подконтрольных ей силовых структур. Сейчас эта предпосылка отсутствует.

Что касается Ирана, то там курдский сепаратизм развит значительно слабее, чем в Турции или Сирии. Но теперь, после того как Иран высказался резко против проведения референдума в Иракском Курдистане, у Эрбиля появится соблазн в отместку начать более активно поддерживать иранских собратьев из партизанских отрядов PJAK и попытаться дестабилизировать населенные курдами районы Исламской Республики.

Влияние референдума на политический режим в Эрбиле

Житель Эрбиля оклеивает свой автомобиль баннерами с портретом президента Иракского Курдистана Масуда Барзани

REUTERS/Azad Lashkari

Не исключено, что сильнее всего референдум скажется на судьбе самого Барзани. Есть основания полагать, что, проведя плебисцит, он сам себя загнал в ловушку. 1 ноября в Иракском Курдистане пройдут президентские и парламентские выборы, на которых оппозиция (в первую очередь влиятельное «проевропейское» движение «Горан») даст Барзани решительный бой. Лидеры движения обвиняют его в коррупции, указывая на то, что Барзани непонятным образом сколотил состояние в миллиард долларов. Критикуют нынешнего президента и за «непрозрачные соглашения с Россией по нефти и газу».

Лидеры «Горана», ориентируясь на позицию Брюсселя, изначально не поддерживали идею провести референдум, но в последний момент призвали своих сторонников проголосовать за. И если Барзани к моменту проведения выборов так и не провозгласит независимость Иракского Курдистана, то оппозиция обвинит его в трусости и предательстве интересов курдов. В результате симпатии избирателей могут оказаться на стороне оппозиции и Барзани сложно будет усидеть в президентском кресле.

Читайте также