Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

В Третьяковке выросли «Заоблачные леса»

Основной проект Московской международной биеннале современного искусства сочетает инновации и традиции
0
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Зураб Джавахадзе
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В Новой Третьяковке открылась основная экспозиция VII Московской международной биеннале современного искусства. Работы 51 художника из 24 стран мира разместились на двух этажах здания на Крымском Валу. Живопись, инсталляции, видеоарт и проекты дополненной реальности объединены общей концепцией под названием «Заоблачные леса».

Главным куратором биеннале выступила Юко Хасегава, арт-директор Токийского музея современного искусства. И нельзя не отметить, насколько японским по сути получился ее взгляд на современное искусство: инновации и открытость эксперименту здесь сочетаются с верностью древним традициям, а стремление к «технологичности» высказывания — с воспеванием природы.

«Заоблачные леса» для Хасегавы — не только красивая метафора, но и конкретное указание на диалог поколений: художников старшего возраста Юко определяет как «лесных» людей, то есть опирающихся на корни, традицию, а миллениалов — как «облачных» жителей, сознание которых сформировано интернетом. Впрочем, куратор никого и ничего не противопоставляет — наоборот, создает образ среды, в которой всё перемешано.

Так, например, мультимедийная инсталляция Бьорк (певица и актриса давно пробует себя в этой сфере) позволяет с помощью компьютерной графики и технологий виртуальной реальности (для просмотра используются VR-шлемы и смартфоны) погрузиться в исландские пейзажи. А великолепное видео Канако Акума «Вечные возлюбленные» демонстрирует, как живые орхидеи выращиваются в ультрасовременной роботизированной оранжерее. Эмблематичной выглядит фотография Михаэля Наджара «Космический сад»: ветви пышной тропической зелени расположены на геометрической конструкции, парящей в воздухе.

Тему космоса развивает Мэтью Барни — пожалуй, самый известный из участников Московской биеннале. Специально для России Барни создал серию «Космическая охота». На четырех медных пластинах в медных же рамах — рельеф, местами покрытый патиной. Абстрактное изображение наполнено внутренней динамикой и ассоциируется не столько со звездным, сколько с морским пейзажем. Однако никакой конкретики нет, поэтому сохраняется простор для воображения.

Как и все творения Барни, «Космическая охота» восхищает виртуозностью работы с материалом, хотя на фоне грандиозных Cremaster, De Lama Lamina и River of Fundament, сочетающих видеоарт, скульптурные объекты и музыку, эта небольшая серия выглядит достаточно скромно и непритязательно.

Смешанное впечатление производит и проект Олафура Элиассона — еще одного зарубежного мэтра, работавшего по заказу биеннале. Триптих «Пространство резонирует от нашего присутствия» состоит из призматических стекол с LED-подсветкой. Цветные круги на стенах выглядят любопытно, однако сложно понять, как это соотносится с темой биеннале и в чем состоит авторская концепция.

Есть в экспозиции и работы, «считываемые» без пояснений. Таковы, например, художественные размышления на экологическую тематику. Или трогательно-ироничное полотно «Олень» Александра Виноградова и Владимира Дубосарского — самых известных российских участников. И всё же неподготовленный зритель рискует заблудиться в темном лесу современного искусства. 

Темном — в буквальном смысле: многие залы и помещения, посвященные видеоарту, погружены во тьму и отгорожены черными занавесами. Зато, когда мы выходим на свет, зрительные ощущения обостряются. Во многом благодаря тонкой игре контрастов — жанровых, стилевых, сюжетных — путешествие по экспозиции не успевает наскучить. Но к какому выводу должна привести эта извилистая тропинка — не знает никто.

Прямой эфир