Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Дефолт близко 
2017-09-18 11:20:33">
2017-09-18 11:20:33
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Киев вновь стоит на пороге дефолта. Для того чтобы расплатиться по старым долгам, Украине придется влезть в новые. Между тем даже выпуск свежих еврооблигаций не дает 100-процентной гарантии успеха, поскольку госдолг страны только увеличивается. У украинских властей остается не так уж много пространства для маневра — им либо придется снова просить о помощи и реструктуризации у западных партнеров, либо признать, что жизнь в кредит им больше не по карману. 

Опасный 2019-й

Украина — страна, чей госдолг в последние годы неуклонно растет. Тем не менее Киеву необходимо внешнее финансирование. Перед выпуском страной еврооблигаций, номинированных в долларах, было проведено road show в Великобритании и США: потенциальным инвесторам показывали, чего стоит экономика государства, как она развивается и к чему идет. Организаторами размещения бумаг выступили BNP Paribas, Goldman Sachs и J.P. Morgan. 18 сентября президент Украины Петр Порошенко заявил, что на рынок выставили облигации на $3 млрд. под 7,5%.  

Президент Украины Петр Порошенко на ежегодном обращении к парламенту.

Фото: Global Look Press/Sergii Kharchenko

По словам аналитика «Алор Брокера» Кирилла Яковенко, до последнего момента не было достоверно известно, сколько именно государство намерено привлечь денег от внешних кредиторов. 

Автор цитаты

«Изначально речь шла о $500 млн, затем анонсировалась цифра в $1 млрд, потом — о $1,5 млрд», — отметил он.

Украинские СМИ, ознакомившиеся с проспектом эмиссии еврооблигаций, сообщили, что в 2018–2022 годах стране предстоит погасить долг на общую сумму $64,2 млрд. Из них 35,5 млрд приходятся на внутренние обязательства и 28,7 млрд — на внешние. В целом госдолг Украины в июле вырос на 1,4%, до $76,06 млрд.

 

В 2018 году Киеву надо будет выплатить (с учетом внешнего и внутреннего долга, а также процентов) $10,94 млрд, в 2019-м — 11,56 млрд, в 2020-м — 13,71 млрд, в 2021-м — 14,08 млрд и в 2022-м — еще 13,92 млрд. 

«Сейчас госдолг Украины превышает 80% ВВП, и в целом это вряд ли было бы критичным значением, если бы мы говорили о стабильном и развитом государстве. Но в случае с Украиной, бюджет которой завязан на кредитной подпитке, это является большой проблемой», — констатирует ведущий аналитик AMarkets Артем Деев.

Бюджет на 2017 год сверстан с дефицитом в 3% ВВП, а на обслуживание долгов страна сейчас тратит примерно 4% ВВП, указывает он. Таким образом, все поступающие из внешних источников деньги Киев вынужден направлять на исполнение своих старых обязательств.

Согласно обзору международного рейтингового агентства S&P, самым сложным для Украины годом в плане выплаты по долгам станет 2019-й. Тогда же заканчиваются кредитные каникулы: ранее, в 2015-м, страна договорилась с международными держателями облигаций о списании $3,6 млрд, а оставшуюся часть обязательств в объеме свыше $15 млрд Киеву позволили погасить с отсрочкой, которая завершается как раз в 2019 году. В таких условиях выход на рынок еврооблигаций представляется вполне естественным. При этом очевидно, что привлеченных средств не хватит и без нового договора с кредиторами страну ждет дефолт. 

Сделай сам

Один из важнейших источников внешней финансовой подпитки для Украины — деньги Международного валютного фонда (МВФ). Размер программы помощи превышает $17 млрд.

Автор цитаты

Проблема в том, что средства выделяются небольшими траншами и очень медленно. В этом году, к примеру, Киев получил лишь $1 млрд.

Глава украинского минфина Александр Данилюк надеется, что до конца 2017-го стране удастся получить еще два транша. В МВФ пока не разделяют оптимизма чиновника. Страну регулярно посещают миссии фонда, чтобы проверить, как идет процесс реформирования экономики. Деньги выделяются именно под преобразования, итогом которых должно стать превращение Украины в европейское государство. В частности, властям необходимо провести пенсионную и земельную реформы, консолидировать бюджет, снизив госрасходы, а также активизировать программу приватизации. До конца года осталось чуть больше трех месяцев, а Верховная рада пока так и не приняла пакета необходимых законопроектов. С очередной такой ревизией в середине сентября на Украину прибыл первый замглавы МВФ Дэвид Липтон. 

Первый заместитель директора-распорядителя Международного валютного фонда Дэвид Липтон.

Фото: ТАСС/Фадеичев Сергей

С одной стороны, он признал, что правительство провело огромную работу по экономической стабилизации: восстановлен контроль над тратами казны, сглаживаются острые проблемы банковской системы, газовый дефицит стал уже не таким опасным. Всё это возвращает Киев на путь устойчивого роста, полагает Липтон. С другой стороны, в экономике всё еще наблюдаются тревожные перекосы. Так, рост зарплат на Украине (в государственном секторе и у некоторых частников) не соответствует уровню развития страны. По мнению представителя фонда, при сохранении тенденции ее конкурентоспособность упадет. «В конце концов [это] угрожает вернуть Украину туда, где она была три года назад», — предупредил Дэвид Липтон. С учетом расторопности Международного валютного фонда и его требований, долги перед ним растут быстрее, чем поступают новые транши. 

Автор цитаты

«Даже если к концу года искомые Киевом миллиарды поступят, то их придется отдать МВФ уже в 2018-м в счет обслуживания ранее сформированных обязательств, более того, доплатить сверху еще четверть миллиарда», — комментирует Яковенко.

Украину также финансирует Евросоюз. Но опять же, не просто так, а на условиях внедрения полноценных рыночных механизмов в экономику. Здесь Европу интересует украинский лес. Чтобы претендовать на получение средств, Киеву надо снять мораторий на экспорт необработанной древесины, принятый в 2015 году. На кону — €600 млн, но как и в случае с требованиями МВФ Верховная рада пока не решилась на соответствующие шаги. 

Кроме того, европейцев смущают скромные успехи украинцев в других сферах. «Но опять-таки до сих пор есть 6–7 условий в сфере борьбы с коррупцией, социальных выплат для переселенцев, в области торговли, энергетики, которые так и не были выполнены Украиной. И если так и останется — вы не получите деньги», — подчеркнул 12 сентября глава представительства ЕС на Украине Хьюг Мингарелли. 

Впрочем, Киев уже и сам прекрасно понимает, что внешнее финансирование — не лучший путь для нормального независимого государства. Министр финансов Данилюк уверен, что Украине жизненно важно слезть с кредитной иглы и начать развиваться самостоятельно. «Мы способны всё сделать сами», — говорил он. В целом он прав, но с учетом роста госдолга и приближающегося 2019 года говорить о какой-то самостоятельности не приходится. Дефолт или наращивание внешних заимствований вместе с попытками рефинансировать старые долги — у украинских властей есть только такие варианты. 

 Министр финансов Украины Александр Данилюк

Фото: TASS/Danil Shamkin

Платежом страшен

При этом Украина уже успела объявить один дефолт по долгу в $3 млрд перед Россией. В 2015-м, когда Киев сумел убедить зарубежных кредиторов в необходимости списания части обязательств и переноса платежей по оставшимся суммам на 2019 год, с Москвой договориться не удалось (при этом Украине предлагались вполне привлекательные условия реструктуризации: предполагалось, что в 2015-м платить не придется, а затем в течение трех лет надо будет платить по $1 млрд в год; Украина не согласилась на такое предложение). 

При этом Украина уже успела объявить один дефолт по долгу в 3 миллиарда долларов перед Россией.

Фото: РИА Новости/Александр Демьянчук

Долговой спор между государствами уже рассмотрел Высокий суд Лондона. Он встал на сторону России, не приняв в расчет аргументы украинских представителей о том, что кредит носил характер политической взятки режиму президента Виктора Януковича.

Автор цитаты

Украина воспользовалась правом на апелляцию, но, по оценке специалистов, шансов на победу у нее нет.

«В январе 2018 года Апелляционный суд Лондона завершит, пожалуй, самый громкий и интересный процесс в рамках противостояния между Россией и Украиной, и, скорее всего, не в пользу последней, согласившись с позицией Высокого суда. Дополнительные $3 млрд плюс пеня (а каждый день просрочки стоит стране $673 тыс. в день), в общем-то, вполне способны стать последней каплей в вопросе о привлекательности Украины для внешних инвесторов», — отмечает Кирилл Яковенко.  

Поэтому к уже и так большой долговой нагрузке прибавятся еще $3 млрд с пенями и штрафами, которые необходимо будет отдать России по решению суда. Это еще один довод в пользу того, что очередной дефолт Украины не за горами.

Бесполезные бонды

Сам по себе уровень обязательств не говорит о том, что то или иное государство испытывает серьезные проблемы. К примеру, в Соединенных Штатах на одного гражданина приходится свыше $60 тыс. госдолга. В то же время на одного украинца распределена нагрузка в $1,7 тыс., на одного россиянина, по подсчетам аналитика группы компаний «Финам» Алексея Корнеева, — $3,2 тыс. И нет сомнений в том, что уровень экономического развития названных стран отличается очень сильно и не привязан крепко к долговому бремени. 

Тем не менее эксперт не считает, что дефолт Украины неизбежен. «Во-первых, ситуация в стране меняется довольно стремительно, и предсказать сейчас, какова будет ее платежеспособность через пять лет, практически нереально. Во-вторых, практически наверняка западные кредиторы изыщут возможность или рефинансировать, или каким-либо образом реструктурировать задолженность незалежной, если у последней возникнут серьезные трудности», — полагает он. 

Артем Деев также говорит, что единственный путь избежать дефолта — это договориться с кредиторами о реструктуризации, как в 2015 году. Аналитик уверен, что рассчитаться по долгам просто не выйдет, так как источников финансирования под них нет: приватизация вряд ли будет успешной, а повышать налоги при текущем состоянии экономики у правительства не получится.

По мнению Кирилла Яковенко, условия для дефолта Украины сложатся раньше, чем в 2019 году.

«Вполне вероятно, что произойдет это уже во второй половине 2018 года», — добавляет он.

Но дефолт в данном случае — благо для государства, так как текущий объем долгового бремени не совместим с развитием, потенциал для которого у Украины, несомненно, есть. Единственное, что может помешать властям в Киеве признать реальность — стремление сохранить лицо при плохой игре, заключает Яковенко.