Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Автосекретарь
beta
Выделить главное
вкл
выкл

Осень — время бюджета. Проект основного финансового документа на 2018 год правительство обещает внести 29 сентября. Каковы могут быть особенности бюджетного процесса для этой сессии? Это второй бюджет для нового созыва, причем предыдущий, бюджет на 2017 год, принимался фактически в экстренном порядке: парламентские выборы прошли в сентябре, в октябре обновленная более чем на 50% палата впервые собралась, и на головы новым депутатам (особенно много депутатов-«первоходок» среди одномандатников) немедленно упал пакет бюджетных документов, к которому они не знали с какого конца подойти.

В некотором роде на это был расчет правительства: раньше парламентские выборы проходили в декабре, предыдущий бюджет утверждала опытная старая Дума, а у новичков была вся весна, чтобы освоиться и потренироваться. Благодаря смещению электорального календаря в 2016 году лишних вопросов парламентарии правительству не задавали, и бюджетный процесс прошел гладко.

Меж тем бюджетных средств больше не становится, и их распределение является предметом острой конкурентной борьбы. Основная арена этой конкурентной борьбы — не Государственная дума, а правительство и в первую очередь Министерство финансов в единстве и борьбе с отраслевыми и территориальными министерствами. Тем не менее даже на том финальном, но одновременно и наиболее открытом этапе бюджетного процесса, который проходит в парламенте, можно ожидать попыток региональных депутатов что-то сделать для своих территорий. Это шанс для депутатов-одномандатников, часто куда теснее связанных с властными группами в своих регионах, чем с федеральным партийным и политическим руководством, проявить себя и осознать свою иную по сравнению со списочниками  субъектность.

Весь первый год своей работы новая Дума трудилась на трех направлениях: повышала депутатскую дисциплину, усиливала медийное присутствие и участие во всех значимых публично-политических сюжетах и увеличивала свой удельный вес в торговле и переговорах с исполнительной властью. Последнее — самое трудное, и одними символическими шагами вроде требования присутствия чиновников не ниже первого замминистра при обсуждении правительственных законопроектов в комитетах тут не обойтись. Нужны полномочия — в первую очередь в сфере бюджета и налогов. Попытки такие делались еще в конце прошлого созыва: знатоки вспомнят сюжет с постоянно действующей бюджетной комиссией, против которой возражал Минфин, завернув уже принятый Думой законопроект на этапе обсуждения в Совете Федерации (случай для нашей парламентской практики очень редкий!).

Помимо внутренней думской повестки, осенняя сессия этого года будет проходить внутри «большого электорального цикла», постепенно приближающегося к своей высокой точке — марту 2018 года. Если посмотреть законодательную статистику за все предыдущие годы, мы увидим, что в предвыборный год, в особенности в последнюю сессию перед выборами, всегда резко повышается законотворческая активность депутатов. Депутаты, естественно, пользуются теми инструментами, которые у них есть для привлечения общественного и медийного внимания — прежде всего это право законодательной инициативы.

Но это касается предвыборного этапа для самой Думы — с «президентскими» предвыборными месяцами ситуация сложнее. С одной стороны, это турбулентный политический период, в котором депутаты в частности и Государственная дума в целом хотят поучаствовать и свою долю медийного внимания приобрести. С другой стороны, депутаты понимают, что они не могут перебивать повестку у основного участника президентской избирательной кампании.

Таким образом, некоторое молчание депутатов и руководства палаты, которое пока наблюдается, с одной стороны, объясняется каникулами. Однако, с другой стороны, пока не объявлена большая повестка президентских выборов, пока сам основной кандидат не только не заявил свою предвыборную программу, но даже не объявил о своем участии в выборах, остальные игроки публичного медийного поля не должны перетягивать внимание на себя. В рамках нашей бюрократической этики это серьезное преступление, и никто не хочет себе такого позволять.

Это в первую очередь относится не столько к отдельным депутатам, у каждого из которых своя любимая тема, не зависящая от предвыборного хронометража, а к Думе в целом, которая должна идти в фарватере большого корабля. Пока непонятно, куда большой корабль плывет, остальные должны свои моторы несколько приглушить.

Интересно будет посмотреть, как это будет выглядеть с вхождением нашей политической машины в высокий этап электорального цикла. «Пик солнечной активности» президентской избирательной кампании еще впереди, он придется на начало следующего года. И он не закончится самой датой голосования: поствыборный период, период нового правительства, период кадровых перестановок, тоже является для политической системы периодом высокого напряжения. Эта активность совсем не так легко регулируется из одного центра, как принято полагать.

Я бы предположила, что парламент как цельный политический актор будет продолжать желать участвовать во всем важном, что происходит в нашем политическом пространстве. Молчать и сидеть в углу, подозреваю, Дума не захочет, учитывая ее возросшую если не самостоятельность, то хотя бы некоторую весомость. Поэтому мы будем продолжать видеть ее участие в основных социально-политических сюжетах. Но каковы будут эти основные сюжеты, должна заявить президентская кампания. Тогда уже можно будет их развивать в меру своей креативности и сообразительности.

Автор — доцент Института общественных наук РАНХиГС 

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Прямой эфир