Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Предвыборная гонка в Германии вошла в решающую фазу. Этот этап в немецкой политической традиции принято называть «раундом слонов» (нем. — Elefantenrunde) — в прямом эфире сходятся два основных кандидата. Под камерами в берлинской студии состоялись первые и единственные дебаты, когда Ангела Меркель и Мартин Шульц встретились лицом к лицу.

Большинство обозревателей были уверены, что это фактически последний шанс для социал-демократа отыграть хоть несколько очков у Меркель. Ведь надежды на то, что «человек с лысиной, бородой и без высшего образования», как сам о себе в шутку говорит Шульц, станет канцлером ФРГ, неумолимо таяли на протяжении последних месяцев.

На выборах 2013 года, когда Меркель шла на третий срок, в своем заключительном слове на теледебатах она призвала избирателей голосовать за нее незамысловатой фразой: «Вы меня знаете!». Это выражение сыграло ей на руку, став фактически ее политическим лозунгом. Теперь же критически настроенные колумнисты респектабельных СМИ, иронизируя, призывали ее несколько изменить смысловой оттенок слогана — «Теперь-то уж вы меня узнали».

Однако, несмотря на целый ряд ее спорных политических решений, две трети избирателей, судя по опросам, заранее были убеждены, что победа всё же останется за действующей главой правительства.

Публика и эксперты ожидали достаточно острых дебатов. Ведь незадолго до этого социал-демократы довольно жестко — по немецким меркам — атаковали Меркель. Устами министра иностранных дел Габриэля ее обвинили «в излишней покорности Вашингтону», Шульц вменил ей в вину использование вертолетов бундесвера в предвыборной кампании и приписал ей — ни много ни мало — «атаку на демократию». Однако под студийными софитами дискуссии не приобрели и доли подобного накала страстей.

Меркель выглядела очень спокойной и даже немного уставшей. На ее фоне Шульц заметно волновался, был весьма неконкретен, особенно в первой части программы, делал множество оговорок при каждом утверждении. Вообще все дебаты произвели впечатление расширенной пресс-конференции канцлера. Она содержательно доминировала в эфире, даже несмотря на то что оппонентам было отведено одинаковое время.

Топ-темами стали миграционные проблемы, интеграция мусульман, корейский кризис и совсем немного — фигура Дональда Трампа. О террористической угрозе в Европе было сказано вскользь и в самом конце эфира. Интересно отметить, что практически ни слова не говорилось о России. Лишь по касательной Меркель упомянула, что намерена обсудить проблему КНДР с российским лидером. А Шульц под занавес программы вспомнил о президенте России, отмечая, что никто «не вправе ставить под сомнение европейские ценности». Но это вполне объяснимо: им просто нечего сказать. Ведь, учитывая всю европейскую риторику, они должны были рассуждать о России в негативном ключе. А накануне выборов это крайне сомнительный и опасный ход. Тем более что, как ни крути, в части германского истеблишмента есть понимание, что Москва важна для ФРГ как партнер.

Надо сказать, что вся нынешняя кампания в Германии идет довольно вяло и предсказуемо, без политических сенсаций — не в пример соседней Франции, где недавняя президентская гонка отличалась беспрецедентной волной скандалов и компромата.

Пожалуй, единственный заметный нюанс заключался в том, что некоторые выступления Меркель в избирательных округах освистывали, причем иногда до такой степени, что невозможно было продолжать говорить. Однако команда ее политтехнологов и это постаралась обернуть в плюс: Меркель под камерами признала, что действительно не везде ее принимают тепло, но отметила — это и есть настоящая демократия, каждый говорит то, что считает нужным.

Немного «оживил» предвыборную ситуацию турецкий фактор: уже на протяжении нескольких месяцев Берлин и Анкара постоянно «обмениваются любезностями». Канцлер недовольна внутриполитическим курсом страны, взятым после попытки переворота 2016 года, и ставит под сомнение евроинтеграционные устремления Турции. Турецкий лидер, в свою очередь, обвиняет Меркель в том, что в ФРГ нашли прибежище многие причастные к путчу. Плюс Германия регулярно отказывает высокопоставленным турецким чиновникам в выступлениях перед местными турецкими общинами — из опасений излишней политизации этой группы населения. А на днях в Турции были задержаны двое немецких граждан.

Обсуждая эту проблему в эфире, Шульц старался быть радикальнее, Меркель высказывалась сдержаннее. Но, продискутировав об этом добрых 15 минут, они по большому счету согласились друг с другом, высказав чрезвычайно «свежую» мысль: в решении турецкого вопроса нужно добиваться консолидированной позиции всех стран ЕС.

Сошлись оппоненты и в том, как нужно преодолевать кризис с беженцами и интегрировать мусульман. Вообще было ощущение, что по многим пунктам — и политически, и лично — у них нет больших идейных расхождений. А Мартин Шульц и вовсе превратился в своего рода «антиспойлера», который призван лучше раскрыть позицию канцлера наводящими вопросами.

В этом смысле очень показательны и результаты теледуэли. Несмотря на то, что убедительную победу по итогам опроса зрителей одержала действующий канцлер, более 40% респондентов так и не увидели большой разницы в позициях кандидатов. Столь заметное единодушие в подходах дало наблюдателям повод говорить о вероятности новой Большой коалиции.

Так или иначе, четвертый срок Ангелы Меркель — почти свершившийся факт. Вопрос лишь в том, какие реальные политические альтернативы сформируются в стране к следующему электоральному циклу.

Автор — политический обозреватель «Известий»

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Прямой эфир

Загрузка...