Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Автосекретарь
beta
Выделить главное
вкл
выкл

Самое печальное открытие для рядовых интернет-пользователей — то, что приватность в Сети — понятие условное. Большая часть популярных средств общения всегда имела возможность «прослушивать» и «подсматривать». 

Обычный человек находится под постоянным наблюдением со стороны самых различных структур. И такой контроль осуществляется вполне легально. К примеру, работодатель спокойно отслеживает сетевую активность сотрудников, используя лицензированные, сертифицированные и разрешенные технологии. А если специалист имеет доступ к любым видам персональных, конфиденциальных или финансовых данных, то скорее всего его коммуникации не просто контролируются, но сохраняются с перспективой на несколько лет. Задача такого контроля — защитить чувствительную информацию от утечки и

неправомерного использования.

Также свои цели имеют и другие структуры: соцсети, поисковые системы, приложения. Интересная новинка для слежки за пользователями — возможность Android-приложений собирать информацию с помощью ультразвуковых маячков. Человек не различает этот звуковой диапазон, а вот смартфон «слышит» отлично. Таким образом различные компании могут собирать целые досье на пользователя: интересы, когда бывает дома, какими устройствами пользуется и прочее.

Зачем пользователь устанавливает такое приложение? К примеру, за скидку, которую предлагает онлайн-магазин. Цель бизнеса — монетизировать услуги и сервис, которые он предоставляет условно бесплатно. «Подписывая» пользовательское соглашение, мы, по сути, «продаем» свои данные компаниям и передаем им право использовать их по своему усмотрению. 

Правительствам различных стран информация о пользователях нужна, в частности, для решения вопросов национальной безопасности. Отсюда стремление сотрудничать с теми компаниями, которые собирают огромные массивы информации. И претензии России на такие данные в этом смысле не уникальны. Так, в Германии этим летом приняли закон, который позволяет наблюдать за перепиской или общением в мессенджерах, а также получать доступ к личным файлам на мобильных устройствах и компьютере гражданина, подозреваемого в определенных преступлениях. 

Спецслужбы (и не только в США) могут обращаться к корпорации Google для получения данных интернет-пользователей. Именно поэтому в России было принято решение обязывать сервисы физически хранить данные, если они относятся к персональным, на территории РФ. Ведь одно дело — сохранить статистику и интересы пользователей и совершенно другое — реальные записи, по которым можно идентифицировать каждого конкретного гражданина или получить доступ к его финансовым инструментам.

Я помню время, когда интернет был страшно дорогой: в Сети была анонимность, но мы платили за нее большие деньги. Сейчас у всех есть высокоскоростной интернет за приемлемую цену — это же не силы природы его нам дают, кто-то же должен платить за этот банкет. Понятно, что компании, которые создавали инфраструктуру, хотят отбить свои вложения.

Простой пример: поисковик Google с кучей других полезных и бесплатных возможностей — почта, хранилища, приложения. Мы пользуемся всем не «просто так», а в обмен на информацию о себе, которую поисковик потом продает рекламодателям. Чем больше информации о каждом пользователе, тем больше шансов у него что-либо продать.

Сегодня каждый должен ответить себе на вопрос: ты хочешь жить в современном мире или хочешь анонимности? Ведь мы же предъявляем паспорт в аэропорту, и сотрудники авиакомпании знают, куда и с какой целью мы летим. Почему это не напрягает, а предоставление информации в Сети повергает в шок?

Так, может быть, передать наши данные под защиту государства? Установить не только фактические, но и виртуальные границы между государствами? Придумать сетевую «таможню» и ловить всех «информационных» контрабандистов? Чтобы хоть как-то обезопасить себя от злоупотреблений данными со стороны корпораций и правительств чужих государств.

Для далекого от IT человека это кажется логичным и эффективным. Но, даже не касаясь этической стороны, для специалиста очевидно, что абсолютный контроль — мера за гранью реальности по нескольким причинам.

Во-первых, это невыполнимо технически и очень дорого. В какой-то степени это осознают и законодатели. К примеру, в «законе Яровой» прописаны ответственность, меры наказания, исполнители, но о технической реализации — ни слова. Основная причина — это просто технически малореализуемо и крайне дорого. По оценке Эдварда Сноудена, реализация этого проекта обойдется в $33 млрд. Так как было решено из госбюджета денег не брать, то 100% ответственности за отсутствие защищенных методов передачи информации, за необходимость ее контроля и хранения передается третьим лицам — рядовым пользователям, компаниям, провайдерам, разработчикам.

Во-вторых, люди крайне трепетно относятся к своей даже условной анонимности. И любые попытки ее «отнять» воспринимаются негативно. Да, мы хотим, чтобы в мире было безопасно. Но тогда определенным службам станет известна вся подноготная любого человека, и далеко не все готовы к такой «откровенности».

В-третьих, сопротивление бизнес-структур. Допустим, популярному мессенджеру или социальной сети грозит миллионный штраф за невыполнение требований какой-либо страны по предоставлению информации. Однако сохранение конфиденциальности данных пользователя — для них вопрос лояльности пользователей, а значит, денег. Потому штрафы — не та мера, которая может повлиять на решение успешной IT-корпорации. Единственное, что может сработать, — полная блокировка сервиса. Однако если дойдет до блокировки Viber или «ВКонтакте», это скорее настроит пользователей против государства, нежели против IT-компании. За свежим примером далеко ходить не надо — результаты блокировки российских сервисов («ВКонтакте» и «Яндекс») на Украине. Как сообщил председатель правления интернет-ассоциации Украины Александр Федиенко, на полную блокировку российских сайтов уйдет два года и потребуется $1 млрд.

Это, конечно, не все причины, но и этих трех достаточно, чтобы понять, насколько сложно реализуем, если не невозможен, тотальный контроль пользовательских данных всех граждан страны.

Цели, которые преследуют бизнес и правительство, понятны. По крайней мере в той части, которую мы получаем из официальных источников. Все остальное каждый додумывает сам. В перспективе же у рядовых пользователей вариантов немного. Либо сопротивляться государственной монополизации в сборе, хранении и анализе данных. К слову, к персональным данным государство и так имеет доступ. В таком случае придется довериться порядочности тех игроков рынка, которые эти данные уже собирают, продают или используют в маркетинговых и иных целях.

Альтернатива — положиться на государство и его заботу о безопасности граждан. И ждать принятия более реалистичных, особенно с технической и финансовой точки зрения, законопроектов. Чтобы появился регулятор, способный пресекать потенциальные противоправные действия со стороны бизнеса и госструктур, как отечественных, так и зарубежных.

Третий вариант — прибегнуть к радикальным мерам: вовсе отказаться от любых интернет-коммуникаций. А еще лучше — от любых средств связи. Так как это — единственный способ оказаться «вне цифрового контроля».

Автор — член Ассоциации независимых разработчиков ПО

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Прямой эфир