Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Буквально через пару недель московские театры снова приступят к работе. Кто-то уже вернулся из отпуска и начал репетиции новых спектаклей. И невольно вновь всплыла тема так называемого взгляда на театр, разобщенности нашего цеха. Мол, одни коллективы пропагандируют консервативный театр, уходящий истоками к праотцам, другие строят современный, а значит — радикальный.

Как зрителю и режиссеру мне интересен разный театр. Когда я вижу талантливые постановки и понимаю, что команда создателей сделала что-то такое, до чего я еще не дошел, то мне не важен взгляд этих людей на профессию. Жизнь разнообразна. В моей семье у каждого свои убеждения, но мы продолжаем быть единым целым, несмотря на разногласие мнений.

А есть семьи, которые не могут противостоять каким-то внешним факторам и найти гармонию внутри. К примеру, у меня есть друг, который не общается с родным братом, живущим на Украине. Раньше же они были близкими людьми. Театр — та же семья. Я за то, чтобы существовал диалог спектаклей и мировоззрений, но при этом он не превращался в склоку и раздрай внутри сообщества.

Я не наблюдаю никакой конфронтации и считаю, что ее в принципе быть не может. Искренне верю, что должны расцветать все цветы, у каждого театра должен быть свой зритель. Как говорит всеми нами уважаемый Олег Павлович Табаков, «зритель голосует ногами и рублем». Можно сколько угодно рассуждать о своей концепции театра и репертуарной политике, но если к тебе не ходят люди, то грош цена твоим россказням.

Я всегда затрудняюсь, когда мне нужно в двух словах рассказать о своих взглядах на будущее Театра имени Пушкина. Хорошие спектакли — вот моя репертуарная политика. И, слава богу, мое мнение разделяют зрители, которые заполняют зал. На некоторые спектакли билеты подчас бывает сложно достать. Значит, мы идем правильной дорогой.

С декабря я приступлю к работе над пьесой «Влюбленный Шекспир». Мы наконец получили права на этот материал — костюмный, многонаселенный, красивый, смешной и трогательный. В пьесе более тридцати персонажей, будет занята почти вся труппа. Мне кажется, Москве сейчас нужные такие спектакли, где у зрителя будет возможность испытать целую гамму чувств, начиная от смеха и заканчивая слезами.

Это вполне коммерческая пьеса, но основанная на очень хорошем литературном материале. К тому же к ней приложил руку знаменитый драматург Том Стоппард. Мне кажется, что время спектаклей и пьес, разъединяющих зал по взглядам — пусть то будут вопросы политики или нравственного выбора, — уже заканчивается. Считаю, что зал, как и наше театральное сообщество, надо объединять. Другой вопрос — на каком материале. Мы уже поиграли в дегуманизацию, повосхищались на сцене подонками и маньяками. Думаю, что пора вывести на сцену честных, чистых, открытых героев, для которых существуют понятия чести, любви, преданности, дружбы.

Я хочу, чтобы все театры жили дружно. Например, зимой у нас была прекрасная эстафета, когда все театры поздравляли друг друга с Новым годом. К нам приезжал РАМТ, а после мы ходили в гости с подарками в «Ленком». Думаю, нам нужно чаще придумывать такие флешмобы, чтобы объединять театры, а не говорить о том, что идет конфронтация и разобщение нашего сообщества по взглядам на искусство. Надо дружить даже с теми, кто, быть может, этого сам не хочет.

Когда-то Владимир Иванович Немирович-Данченко писал основателю Камерного Александру Таирову: «Мы можем с вами молиться разным богам, не принимать друг друга в том, что мы делаем на сцене, но не должны забывать, что у нас один общий цех. И когда нападают на театр в широком смысле этого слова, мы все должны объединяться…»

Театры, как и люди, часто начинают вести себя агрессивно, чувствуя одиночество. Мне кажется, этого нельзя допускать. Нужно все-таки относиться друг к другу с уважением. И уж если не любить, то по крайней мере дружить.

Автор — художественный руководитель Театра имени Пушкина, заслуженный артист России

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции 

Прямой эфир