Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Игорь Криушенко: «Возможно, поеду на стажировку к Слуцкому»

Главный тренер сборной Белоруссии — о смене поколений в национальной команде, интересе к белорусским спортсменам со стороны российских клубов и судьбе экс-голкипера ЦСКА Сергея Чепчугова
0
Фото: Спорт Экспресс/Алексей Иванов
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В последние годы в российском футболе обозначился тренд на востребованность белорусских тренеров на уровне Премьер-лиги. Виктор Гончаренко после успешной работы с «Кубанью» и «Уфой» ведет в Лигу чемпионов ЦСКА. Олег Кононов создал в нынешнем виде «Краснодар», а сейчас готовит к еврокубкам «Ахмат». Леонид Кучук вывел «Кубань» в первую в ее истории Лигу Европы, принес «Локомотиву» единственную за 10 лет медаль чемпионата России, а сейчас пытается доказать, что в «Ростове» есть жизнь после Курбана Бердыева.

Первым из белорусов в России начал работать Игорь Криушенко. Экс-главный тренер минского «Динамо» в середине 2000-х возглавлял БАТЭ, а в конце 2008 года поехал в «Сибирь», едва не вылетевшую во второй дивизион. Год спустя он сенсационно вывел новосибирцев в Премьер-лигу. Через год его команда вылетела из элиты, но успела выйти в финал Кубка России 2010 года, попала в Лигу Европы, прошла в третьем квалификационном раунде кипрский «Аполлон» (1:0, 1:0), а на следующей стадии обыграла дома в первом матче звездный голландский ПСВ (1:0). Неделю спустя в Эйндховене сказка кончилась: «Сибирь» была разгромлена со счетом 5:0. Но заслужила симпатии многих российских болельщиков.

В 2017 году Криушенко возглавил сборную Белоруссии. В эксклюзивном интервью «Известиям» он рассказал о смене поколения в своей команде, поведал о феномене успеха своих коллег и соотечественников и вспомнил время работы в «Сибири».

— У вас еще сохранились надежды попасть со сборной Белоруссии на ЧМ-2018 в России?

— Надежда умирает последней, поэтому и тренерский штаб национальной команды, и футболисты настраиваются биться в каждом матче отборочного цикла, пока есть формальные шансы зацепиться за финальную часть. Но если смотреть реально на ситуацию, то сейчас уже больше работаем на долгосрочную перспективу, проводим смену поколений. Но даже это не отменяет необходимости биться за каждое очко в отборе к ЧМ-2018. Согласно последнему рейтингу ФИФА Белоруссия занимает 71-е место. Есть шансы попасть в четвертую корзину при жеребьевке отборочного турнира Евро-2020, что в определенном смысле повысит наши шансы на успех. Так что здесь долгосрочные и сиюминутные задачи идут рука об руку.

— Насколько сильно будете обновлять состав сборной?

— Те, кто был лидером, уже заканчивают играть. Я разговаривал и с Тимофеем Калачёвым, и с Сергеем Корниленко, и с Александром Глебом. Первые двое уже четко сказали, что за сборную Белоруссии больше выступать не будут. Поэтому нужно двигаться дальше, омолаживать команду. Тем более что сейчас немного легионеров в национальной команде. В основном ребята выступают в нашем внутреннем чемпионате, и каждого из них нужно подводить к выступлению на международной арене.

— Глеб рассказывал, что с большинством из ветеранов вы определились еще во время своего первого мартовского сбора после назначения главным тренером.

— Да, и не только с ветеранами. Тогда всех ребят собрали, чтобы познакомиться и обозначить основные направления работы. Приехал и Саша Глеб, несмотря на то, что те матчи сборной пропускал из-за дисквалификации. Я ему сообщил, что пока не буду его вызывать, а дальше посмотрим. Корниленко и Калачёв сами сказали, что хотят сосредоточиться на играх за клуб. Некоторые травмы уже не позволяют им в полной мере выступать сразу в двух ипостасях — клубе и сборной. И они сами понимают, что надо уже давать дорогу молодежи. Поблагодарили ребят за выступления за сборную, и, думаю, было бы неплохо организовать для них прощальный матч.

— Малое количество легионеров в сборной для вас — плюс или минус?

— Здесь есть хороший мотивационный момент для ребят, которые играют в чемпионате Белоруссии, чтобы показать свое умение играть в футбол на высоком уровне. Кроме того, для них это шанс уехать в Россию или в топовый европейский чемпионат. Поэтому мы всем штабом сейчас просматриваем все матчи чемпионата Белоруссии, и шанс есть у каждого.

— Много лет подряд в групповом турнире Лиги чемпионов играл БАТЭ. Это дает преимущество его игрокам?

— Опыт матчей Лиги чемпионов — это большое дело. Заменить его во внутреннем первенстве сложно — скорости другие. Но я стараюсь быть объективным, вызывая и ребят из БАТЭ, но исхожу из того, кто хорош на сегодняшний день. Все-таки спортивная форма — это волнообразное состояние. Кто-то на пике, кто-то на спаде… Поэтому для меня неважно, если футболист играет в БАТЭ, минском «Динамо» или солигорском «Шахтере», участвующих в еврокубках. Они будут попадать в сборную только в ситуации, когда сильнее других игроков.

— Чемпионат Белоруссии стал сильнее по сравнению с временами, когда вы уезжали в «Сибирь»?

— Выше уровнем он не стал, но наша лига выровнялась. Просто так кого-то обыграть сложно, как и предсказать результат любой игры. Борьба стала серьезной. Меньше стало индивидуально сильных футболистов, но это общая проблема наших стран. Советская школа потихоньку отошла, и люди, которые были ею воспитаны, постепенно сходят со сцены. Сейчас мы пожинаем плоды недостаточной работы с молодежью в последние два десятилетия в силу того, что для спорта годы были не очень благоприятные. По сути Глеб, Калачёв и Сергей Корниленко являются последним наследием системы подготовки СССР. Есть талантливые ребята, и хотелось бы, чтобы они быстрее прогрессировали в конкурентной среде.

— В последние годы в РФПЛ много тренеров из Белоруссии — Виктор Гончаренко (ЦСКА), Олег Кононов («Краснодар»), Леонид Кучук («Ростов»), Вадим Скрипченко («Урал», «Крылья Советов»), также вы хорошо знакомы с Леонидом Слуцким и Станиславом Черчесовым. Со стороны их клубов ощущали интерес к молодежи из вашей страны?

— В последние годы ярких трансферов в Россию из Белоруссии не было. После Корниленко вспоминаются разве что Ян Тигорев, Александр Мартынович, Станислав Драгун, Павел Нехайчик, Михаил Сиваков. Здесь сказался тот фактор, что белорусы считаются легионерами. А легионер, если он приходит, должен быть на порядок выше местного футболиста на своей позиции. Поэтому по уровню некоторые наши ребята близки к уровню РФПЛ, но пока не могут конкурировать с легионерами из дальнего зарубежья. Возможно, если в рамках Евразийского экономического союза с белорусов снимут статус иностранцев, экспорт футболистов в Россию увеличится. Но при этом отмечу, что у нас самодостаточный национальный чемпионат. Для меня как специалиста он интересен. Надеюсь, и для зрителей тоже.

— Для БАТЭ внутри чемпионата жизнь осложнилась?

— Да. БАТЭ считается флагманом и гегемоном, но с каждым годом выигрывать чемпионат Белоруссии становится всё сложнее. Все команды настраиваются по-особому и хотят дать бой и отобрать очки у чемпиона последних лет.

— Весной 2011 года вы покинули «Сибирь». С тех пор были шансы вернуться в Россию на уровне РФПЛ или ФНЛ?

— Явных вариантов не было. Общался с «Сибирью». Лев Стрелков, под началом которого — как генерального директора — я работал в Новосибирске, предлагал вернуться. Это было года три назад. Но я уже работал в «Торпедо-БелАз» (Жодино), у меня был контракт. В общем, не сложилось.

— Сейчас еще рассчитываете вновь поработать в России?

— Всегда приятно поработать в сильном чемпионате, а Россия сейчас находится в топ-6 лиг Европы. Любой тренер хочет попробовать себя на высоком уровне.

— Вы первым из белорусов ярко проявили себя в чемпионате России. После вас у нас закрепились Гончаренко, Кононов, Кучук, Скрипченко. Это феномен национальной тренерской школы или история отдельных личностей?

— Понятно, что между собой мы общались. Но каждый из нас выбирал свой путь развития. И видение футбола отличается. Но всё равно что-то нас объединяет — склад характера, стремление чего-то добиться в своей работе. Белорусы — трудоголики, стремящиеся к успеху. Видимо, это национальная черта. Приятно, когда много земляков работают в сильном чемпионате и поддерживают реноме нашей школы.

— Вы несколько раз приезжали на стажировку в ЦСКА к Леониду Слуцкому. Когда познакомились?

— Давно. Еще в середине 2000-х годов, когда он работал в ФК «Москва», и нас познакомил Юра Жевнов (во второй половине 2000-х вратарь «Москвы» и сборной Белоруссии. — Ред.). Он познакомил со Слуцким меня и Витю Гончаренко. Я тогда был главным тренером БАТЭ, а Виктор — моим помощником. Мы вместе с командой летали на сбор в ОАЭ.

— С того момента Слуцкий и Гончаренко стали друзьями?

— Мне сложно говорить, но знакомство состоялось именно тогда, в 2006 году. Уже тогда мы много и подробно разговаривали на профессиональные темы. Наше общение продолжается до сих пор.

— Постажироваться у Слуцкого в «Халле» не собираетесь?

— Посмотрим. (Смеется.) Дай Бог ему закрепиться в Англии и добиться хорошего результата. Мы со Слуцким в последний раз общались зимой. Он уже тогда открыто говорил мне о своих планах поработать в Великобритании. От всей души желаю ему успехов в любимом деле.

— Сенсационный выход «Сибири» из первого дивизиона в РФПЛ в 2009 году был во многом основан на блестящей игре в воротах Сергея Чепчугова. Разочарованы, что он согласился на роль вечного запасного в ЦСКА при Игоре Акинфееве?

— Мне жаль, что человек, обладавший серьезным потенциалом, не до конца его раскрыл. Другой вопрос, насколько его устраивала роль второго в ЦСКА. Жаль, поскольку Сергей — вратарь действительно хорошего уровня. Но это жизнь, каждый делает свой выбор. Но Чепчугов точно не был «однодневкой» и обладал достаточным мастерством, чтобы развить успех 2009 года. Жаль, что так мало игр сыграл на высоком уровне.

— Останься он в «Сибири», каковы были бы шансы удержаться в РФПЛ по итогам 2010 года?

— Рассуждать в сослагательном наклонении тяжело. Но было важно, что последний рубеж закрывает человек, которого мы знаем и которому доверяем. Вратарь — это полкоманды. Было немаловажно, как вольются его сменщики. Поэтому не исключено, что с Чепчуговым было бы радостней для нас в Премьер-лиге.

— Нашли для себя объяснение, почему не удался сезон в воротах у Войцеха Ковалевски?

— Не люблю обсуждать и осуждать футболистов. Естественно, когда вратарь раз-другой-третий ошибается, психологически сложно удержать его в эмоциональном равновесии. Возможно, у Войцеха произошел внутренний надлом. Мы с ним разговаривали, пытались успокоить… Позиция вратаря на поле очень специфическая, и, возможно, наша вина в том, что не смогли поддержать его в должном состоянии.

— За шесть лет после отъезда из Новосибирска бывали там?

— Не был. Хотя там остались друзья, причем не только футбольные, которые приглашают к себе. Не знаю, получится ли выбраться, но очень хочу. Со Стрелковым часто созваниваюсь. Может быть, как-нибудь приеду.

— Победа в первом матче раунда плей-офф Лиги Европы над голландским ПСВ (1:0) — пик вашей карьеры в России?

— Возможно. Но всё равно нельзя забыть ноябрь 2009 года и выход в РФПЛ. Это было событие для Новосибирска! Игра в еврокубках — это немного другой уровень. Защищаешь престиж клуба, города и страны. Не скоро еще приедет в Новосибирск команда такого калибра, и я рад, что для нас так всё сложилось. Ажиотаж в городе был сумасшедший. Он еще в первом дивизионе нарастал и достиг пика, когда мы вышли. А в РФПЛ весь сезон стадион заполнялся до отказа, и болельщики ходили не только на соперников посмотреть, но и нас поддержать. К сожалению, не до конца оправдали их ожидания, вылетев из Премьер-лиги.

— В ответном матче в Эйндховене (0:5) было реально удержать преимущество?

— Мы пытались. Но достаточно быстро пропустили и рассыпались. При этом фактически играли без нападающих: Алексея Медведева выкупил «Рубин», Игорь Шевченко был дисквалифицирован. Оставался только Саша Дегтярёв. Было тяжело. Нужно было поставить ПСВ в положение, когда им пришлось бы атаковать и раскрываться. А мы быстро пропустили, упростив сопернику задачу.

— Кто наибольшее впечатление произвел из того ПСВ?

— Два шведа из группы атаки — Берг и Тойвонен. Они и сейчас в своей сборной лидеры, мы как раз недавно с Белоруссией против них играли. Балаш Джуджак играл крайнего полузащитника, отдавал хорошие разрезающие передачи. Высокорослый нападающий Данни Куверманс, а также Джермейн Ленс произвели хорошее впечатление. Команда без слабых мест. Сложно ей было противостоять.

— За победу над ПСВ команда заработала самые крупные премиальные при вас?

— Вряд ли. За отдельную победу у нас не было премиальных. Они предусматривались только за проход в следующий раунд. Поэтому мы заработали только за проход кипрского «Аполлона» в первом раунде. Но жаловаться не приходилось. У нас вообще в то время мало кто обращал внимание на финансовую составляющую. Была настолько отличная атмосфера в коллективе, что все думали только о том, как добиться результата на поле.

Подписывайтесь на наш канал «Известия СПОРТ» в Twitter и Instagram

Прямой эфир