Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

На днях в пушкинской усадьбе Захарово под Москвой прошел фестиваль «Традиция». Здесь юный Пушкин учился русскому языку и общению с природой. Здесь 200 с лишним лет назад Арина Родионовна погружала его в мир русских сказок и песен, в мир народной традиции. Теперь же здесь современные артисты и писатели, музыканты и поэты — Захар Прилепин, Юрий Розум, отец Артемий Владимиров, Нина Шацкая, Александр Ф. Скляр, ансамбль Дмитрия Покровского, группа «Калинов Мост» и многие другие — пытались войти в резонанс с вечными темами и вечными сюжетами. Возможно ли это? Возможно ли отношение к Традиции как к чему-то живому, связанному не исключительно с историческими, археологическими изысканиями или играми реконструкторов?

Вроде бы в сегодняшнем сумасшедшем мире мы даже за современностью не успеваем, какое уж прошлое, какая традиция... Отдельный фестиваль или, скажем, закрытый форум для продвинутых философов вряд ли может дать полный ответ на вопрос о смысле и ценности Традиции. Ответ надо искать всем вместе. Ведь это главный вопрос нашего времени — в чем суть силы, связывающей наше прошлое с нашим будущим? Каждый из нас должен начать разбираться, вспоминать, рефлексировать.

Поэтому начну с себя, попробую сложить пазлы-осколки, которые, будем надеяться на чудо, когда-нибудь соберутся в единый орнамент, в цельный гармоничный узор. Только эта цельность даст нам ощущение наполненности каждого дня, каждой минуты, независимо от того, чем мы занимаемся: танцуем или читаем, учим или учимся, растим хлеб или растим детей. Эта цельность, непрерывность — есть первое, по моему мнению, качество Традиции. Эта цельность заставляет нас действовать исходя не из сиюминутных эгоистических желаний, а из осознания того, что наше поколение — одно в ряду: были до, будут после…

Второе качество Традиции — наличие живого канона, незыблемого стержня, константы. Для русской — и, шире, российской — культуры это православие. Я сейчас говорю не о количестве воцерковленных, а о том, что мы, живущие в этой стране, в этом пространстве, в этом пейзаже, пропитаны духом христианской культуры, ее ценностями, ее языком, который формировался как язык перевода Библии. Православие — основа нашей цивилизации. Это факт. Хотя для многих либералов не радостный. Так для них и «традиция» — слово, лишенное позитивного смысла.

Третье качество Традиции — это постоянное творчество, постоянное созидание. Без новации, авангарда, без будущего Традиция беспомощна, как сундук с нафталином, вызывающий в лучшем случае ностальгию или жалость. Уверен, что именно так думали русские авангардисты сто лет назад, когда изучали русскую иконопись. Ведь они, Малевич, Гончарова и многие другие, фактически открыли заново икону, использовали ее невероятный эстетический потенциал. Для кого-то может показаться парадоксальным, но так думали и консерваторы — например, члены «Общества возрождения художественной Руси»: Васнецов, Нестеров, Рерих, Билибин.

Это сейчас они воспринимаются как традиционалисты. А на самом деле в знаменитом Русском Городке, который они строили для государя в Царском Селе, не было аутентики, там царил дух русской сказки, русского приключения, это был настоящий сундук с символическими смыслами. И император это понял — это были важные и родные смыслы. В расписанных Васнецовым и Нестеровым храмах народ поначалу остерегался молиться, с трудом привыкая к новым формам. Также с трудом народ привыкал позже к языку супрематистов и конструктивистов. Но привык, потому что говорили художники и народ об одном. Традиция не умерла даже в советское время, сохранив русский дух даже в космосе. Получается, что Традиция — это национальная и историческая форма духовной зрелости, способности творить. Незрел — значит, при всем таланте и оригинальности пошл и мелок.

Следующая грань нашей Традиции — это ценность многонационального государства, империи. Давайте не бояться этого слова, это не художественная метафора, а действующая структура. Потому что Россия не может существовать вне империи. Опыт Российской империи — уникален. Здесь были реализованы принципы сосуществования разных этносов, культур и групп. Надо дорожить этим опытом, хранить и развивать его. Конечно, история России — это не только история побед и достижений, это еще история революций и потрясений. Но это наши катаклизмы. Они требуют «проработки», изучения, самоанализа, покаяния, но не сдачи позиций, не бегства, не забвения. Мы станем только сильнее. Мы всегда умели жить вместе, всегда умели слушать друг друга, задолго до появления терминов «права человека» и «толерантность».

Конечно, эти четыре качества не дают полной картины российской Традиции. Это не законченная мозаика, но это важные грани и сюжеты. Можно относиться к ним как философским категориям, а можно — как к ежедневной, простой практике. Собственно, эти ценности для меня и являются традиционными, а значит, требующими служения. Если эти ценности будут пропитывать наши семьи, наши дела, наши помыслы, то можно не беспокоиться о будущем наших детей.

Вот почему важно беречь Традицию. Как, наверное, берег огонь пещерный человек. Как служили Традиции ранние христиане, хранившие апостольскую преемственность. Как служит Традиции художник, который думает не только о самовыражении, но и о том, что является частью чего-то большего, чем личная биография…

Автор — продюсер, театральный режиссер, создатель фестиваля «Золотая маска», художественный руководитель фестиваля «Традиция», председатель Русского художественного союза

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Прямой эфир

Загрузка...