Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Онкологов научат предотвращать суициды неизлечимых пациентов

В центре психиатрии имени Сербского разработали программу для врачей, работающих с больными раком
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Сотрудники Федерального центра психиатрии и наркологии имени Сербского разработали учебную программу для врачей онкологических больниц. Специалисты по психиатрии будут рассказывать коллегам-онкологам, как сообщать человеку о его перспективах, как общаться с родственниками, а главное — как распознать состояние пациента, в котором он может совершить суицид. К этому шагу психиатров подтолкнули резонансные самоубийства онкологических больных.

«Известия» подробно писали о проблеме, когда пациенты, страдающие раком и находящиеся в тяжелом психологическом состоянии, сталкивались еще и с нехваткой обезболивающих препаратов. Наиболее нашумевшей была история контр-адмирала ВМФ Вячеслава Апанасенко. Офицер, испытывавший когда-то крупнейшие в мире атомные субмарины, покончил жизнь самоубийством в феврале 2014 года. Он оставил предсмертную записку, в которой рассчитывал привлечь внимание к страданиям неизлечимо больных, и ему это удалось. Ситуация с обезболиванием сдвинулась с мертвой точки. Правила хранения наркотических препаратов упростили, а выписывать их разрешили не только онкологам. Одновременно занялись проблемой психологического состояния пациентов.

— Мы подготовили программу повышения квалификации по психоонкологии, — сообщил «Известиям» профессор центра Сербского Борис Положий. —  Есть варианты этой программы для врачей, для пациентов и для родственников больных. Для пациентов и родственников предназначены общие рекомендации: как и на что реагировать, как поступать и т.д. А для онкологов создан полноценный врачебный курс, где им рассказывают об особенностях психического состояния онкобольных, какие у них бывают нарушения психики и как с этим справляться. Главный акцент сделан на распознавании признаков депрессии и суицидального риска. 

Обучение уже было проведено в НИИ онкологии имени Герцена. Специалисты центра Сербского готовы работать и в выездных условиях в других городах. Часть лекций курса Борис Положий прочитал сам.

— Я обнаружил, что уровень знаний онкологов в этом отношении близок к нулю, — признался эксперт. — Поэтому им приходится всё начинать с азов. Это понятно — люди работают в совершенно другой сфере, а в учебных программах медвузов у нас очень мало времени уделяется психиатрии, а психологии — тем более. Конечно, в программу подготовки врачей-онкологов надо обязательно включать психолого-психиатрические вопросы. Они работают с очень тяжелым контингентом и должны кое-что знать в этой области.

Член-корреспондент РАН, президент противоракового общества России Давид Заридзе считает, что онкологам курс знаний по психиатрии необходим. Тем более что в мире это давно не новость, в клиниках США есть специалисты по психологии, которые работают с онкологическими больными.

— У нас врачей не учат общаться с онкологическими больными, — сказал он «Известиям». — За рубежом врачам дают строгие рекомендации — все лечебные мероприятия детально обсуждать с больным, объяснять, почему делается обследование или операция, какие осложнения возможны.

По мнению Давида Заридзе, основная проблема врачей первичного звена — районных онкологов — их чрезмерная занятость, они часто даже нормально поговорить с пациентами не могут.

— А некоторым больным приходится сообщать о том, что им осталось жить недолго, — обратил внимание Давид Заридзе. — Такое бывает редко, но это ведь тоже надо рассказать соответствующим образом. Нормальный врач, конечно, может и без специальных знаний по психологии правильно поговорить с пациентом, рассказать о его болезни. Но врачу требуется время и специальные знания. И еще, конечно, нужно быть человеком.

Эксперт отметил, что у российских онкологов даже нет каких-то сложившихся правил — как именно сообщать пациенту о его диагнозе. Есть врачи, которые сделают это аккуратно, но существуют и те, кого не волнует, как воспримет его слова больной. Хотя некоторые изменения произошли: при советской власти врачам нельзя было сообщать больному о его диагнозе. Об этом говорили только родственникам. Сейчас считается, что человек сам должен принимать решение о методах лечения и о своем будущем.

 

 

Читайте также
Прямой эфир