Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Европу нужно спасать. Спасать от непредсказуемого и деструктивного президента США Дональда Трампа, который что ни день, то выступает с очередной инициативой, грозящей подорвать размеренную европейскую стабильность. Именно так рассуждают глобалистские элиты, в том числе и в Старом Свете. И, судя по всему, взять на себя эту почетную историческую миссию всерьез намерены Берлин и Париж.

Правда, до недавних пор роль «хранительницы прежней Европы» канцлер Германии Ангела Меркель примеряла на себя в одиночку. Однако после президентских выборов во Франции у нее появился союзник в этом вопросе — новый лидер Пятой республики Эммануэль Макрон. Кстати, и свой первый зарубежный визит он нанес в Берлин, где был очень тепло принят главой правительства ФРГ.

Пожалуй, такое франко-германское единодушие можно было наблюдать в середине 1970-х при канцлере Гельмуте Шмидте, который вел очень продуктивный диалог с президентом Франции Валери Жискар д‘Эстеном, а также в эпоху Гельмута Коля — как известно, у него были дружеские отношения с французским лидером Франсуа Миттераном. Похоже, что между Эммануэлем Макроном и Ангелой Меркель тоже появилась та самая «химия».

При этом сближение Франции и Германии в случае победы Эммануэля Макрона прогнозировалось многими политиками еще на старте французской президентской гонки. Можно вспомнить, например, ставшую крылатой фразу Марин Ле Пен, которая сказала, что «на французских выборах в любом случае победит женщина — или я, или госпожа Меркель».

При этом на встрече в немецкой столице Меркель и Макрон даже заявили о том, что грядет ни много ни мало «новое основание Европы», и договорились о создании некой «дорожной карты» реформирования ЕС. Уже в июле должно состояться специальное заседание двух правительств, посвященное определению контуров этих реформ. А еще Макрон загадочно добавил, что для него в вопросе трансформации Евросоюза «нет никаких табу».

Затем лидеры Германии и Франции обрушились с критикой на Дональда Трампа за его решение выйти из Парижского соглашения по климату. Так же консолидированно они выступают и против необходимости повысить взносы в НАТО до 2% от ВВП, чего настоятельно добивается Трамп.

И тут начинается самое интересное. Что же Ангела Меркель и Эммануэль Макрон смогут предложить для обновления Европы?

Если говорить о перспективах Парижского соглашения без Вашингтона, то, судя по всему, ЕС придется компенсировать из своих резервов ту сумму, которую перестанут вносить США, что не может не вызывать сопротивления европейских лидеров.

И раз уж мы размышляем о «новой Европе без Америки», то следующим шагом в русле этой логики должно быть создание альтернативы НАТО, где тон задавать будут уже не Соединенные Штаты, а страны-локомотивы Евросоюза.

Но насколько реальна идея общей европейской безопасности вне Североатлантического альянса, который, к слову, на днях пополнился новым 29-м членом — Черногорией?

Хорошо известно, чем оборачивались все попытки по созданию объединенных европейских вооруженных сил. Ничем. И грядущий выход из ЕС Великобритании, которая обладает одной из самых сильных армий в Европе, отнюдь не добавит динамики этому процессу.

Для создания «новой Европы» нужна, не считая колоссальных финансовых затрат, железная политическая воля. Насколько она у Евросоюза имеется, мы можем судить хотя бы по ситуации с беженцами — уже несколько лет ЕС так и не может прийти к общему видению миграционной политики.

Ни Берлин, ни Париж абсолютно не готовы всерьез идти по пути передела сложившегося миропорядка, несмотря на набирающую обороты риторику.

Ведь по меткому выражению, которое приписывают первому генсеку НАТО Гастингсу Лайонелу Исмею, «НАТО создано, чтобы держать русских в стороне, Америку — внутри, а Германию — внизу». Вся система послевоенной европейской и трансатлантической безопасности «заточена» под этот принцип. Пока нет намеков на то, что это будет меняться. И один из крупнейших зарубежных контингентов США на территории ФРГ — тому подтверждение. Это несколько десятков тысяч солдат, а некоторые военные эксперты называют цифру 50 тыс. Для сравнения: по официальным данным бундесвера за май 2017-го, численность немецкой пехоты составляет 60 245 военнослужащих (общая численность вооруженных сил — около 179 тыс).

И вся интрига сложившейся ситуации заключается не в том, что Трамп отказывается от трансатлантической солидарности и заставляет Европу «брать будущее в свои руки», подрывая тем самым основы всей системы международных отношений, как считают глобалисты по обе стороны Атлантики. Всё ровно наоборот. Он хочет заставить союзников США платить по счетам. Прекрасно понимая, что в качестве реальной альтернативы Европе противопоставить нечего.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

 

Прямой эфир

Загрузка...