Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир
Мир
В Германии заявили о нехватке танков для защиты страны
Армия
Расчет «Гиацинта-Б» группировки войск «Днепр» уничтожил гаубицу М777 ВСУ
Общество
Поисково-спасательные работы на месте обрушения подъезда в Шебекино завершились
Мир
Глава МИД Венесуэлы назвал руководство G7 как никогда убогим
Общество
Депутат Госдумы Первышов рассказал о потенциале программы «Время героев»
Общество
Двое пострадавших в ДТП в Благовещенске скончались в больнице
Общество
Посол Антонов заявил об унизительных обысках у россиян в США спецслужбами
Мир
Сунак попытался объяснить вежливостью странное поведение Байдена на саммите G7
Мир
NYT нашла в соглашении Украины и США о безопасности «лазейку для Трампа»
Общество
Синоптики пообещали москвичам кратковременный дождь и до +27 градусов 15 июня
Мир
Зампостпред КНР при ООН назвал недопустимыми обвинения со стороны США
Общество
Жога указал на важность основополагающих тезисов программы «Время героев»
Мир
Румыния отказалась выдавать визы российской делегации на ПА ОБСЕ
Происшествия
При обстреле ВСУ Алешек Херсонской области пострадала женщина
Мир
СМИ сообщили о повергшем в шок гостей на саммите G7 состоянии Байдена
Общество
Тело четвертого погибшего нашли на месте обрушения подъезда жилого дома в Шебекино
Мир
Reuters узнало об отказе ФРГ согласовывать 14-й пакет санкций ЕС против России
Главный слайд
Начало статьи
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Республика Сербская (РС, энтитет Боснии и Герцеговины) заинтересована в использовании на своей территории российской платежной системы «Мир», заявил «Известиям» президент автономии Милорад Додик на ПМЭФ. Республика хочет ускорить строительство дополнительного газопровода из Сербии, чтобы закупать больше российского газа без учета позиции Сараево. Также РС планирует модернизировать свою железнодорожную инфраструктуру за счет сотрудничества с российской стороной. При этом расширение кооперации с Москвой происходит на фоне планов энтитета мирного выхода из состава Боснии и Герцеговины. Додик отметил, что Баня-Лука рассчитывает на поддержку России в этом вопросе. Об интересах бизнеса из РФ в Республике Сербской и российских активах на территории энтитета — в эксклюзивном интервью Милорада Додика «Известиям».

«Мы не преследуем никакой другой цели, кроме мирного отделения»

— В конце мая вы сообщили, что Республика Сербская подготовит до 30 июня проект соглашения о мирном разделении Боснии и Герцеговины. Это заявление последовало за одобрением Генассамблеей ООН резолюции о признании событий в Сребренице в 1995 году геноцидом боснийских мусульман. Идет ли речь о реальном выходе Республики Сербской из состава Боснии и Герцеговины?

— Да, речь идет об абсолютно реальном ответе, он вызван теми обстоятельствами, которые складываются сейчас. Они абсолютно не соответствуют ни закону, ни конституции, ни Дейтонскому мирному соглашению (было подписано в 1995 году, оно положило конец гражданской войне в стране, длившейся около трех лет. — «Известия»), и поэтому реальное действие, о котором мы говорим, — это ответ на все угрозы и существующие вызовы. Он создаст абсолютно новые условия существования и новую реальность. Так что если вы спрашиваете, реальный ли это выход — да, абсолютно. Но посмотрим, согласится ли другая сторона. Вероятно, они скажут нет, но в любом случае развитие ситуации будет явно в пользу этой инициативы, мы подготовим ее и заключим в виде документа, который будет положен на стол.

босния и герцеговина
Фото: РИА Новости/Алексей Витвицкий

— Уверены ли вы, что это будет именно мирное разделение? Не станет ли развиваться ситуация по военному сценарию?

Мы не придерживаемся никаких других вариантов, кроме мирного. Мы не преследуем никакой другой цели, кроме мирного отделения. Главное, чего мы хотим избежать при любом развитии событий, — страдания людей. Ни один человек не должен пострадать, поэтому мы придерживаемся абсолютно законных и легитимных действий. Наша задача — просто остановить эскалацию всего того, что сейчас происходит. И поэтому, да, конечно, мы планируем именно мирный выход.

Справка «Известий»

Босния и Герцеговина — сложное государственное образование, которое состоит из двух основных частей (энтитетов) — из хорвато-мусульманской Федерации Боснии и Герцеговины и Республики Сербской. Кроме того, между ними расположен округ Брчко, который находится под международным управлением. Внутриполитическая ситуация осложнена разделением страны по этническому и религиозному принципам. Население государства состоит преимущественно из бошняков (50,1%), сербов (30,8%) и хорватов (15,4%). Бошняки исповедуют ислам, сербы — православие, а хорваты — католицизм. Кроме того, сербы используют в письме кириллицу, в то время как хорваты и бошняки — латиницу. У каждого энтитета есть собственные конституция, органы законодательной, исполнительной и судебной власти.

— 6 июня на ПМЭФ вы встречались с президентом России Владимиром Путиным. Обсуждали ли вы этот вопрос с ним и ждет ли Баня-Лука поддержки РФ в этом вопросе?

— Да, несомненно. Мы поддерживаем друг друга. Очевидно, что наши народы и государства имеют абсолютно одинаковое понимание всего происходящего. Мы видим империалистические замашки извне, и мы видим, как подвергается угрозе идентичность русского и сербского народов. И наше взаимопонимание создает основу для взаимной поддержки.

Президент РФ Владимир Путин и президент Республики Сербской Милорад Додик во время встречи, 6 июня 2024 года

Президент РФ Владимир Путин и президент Республики Сербской Милорад Додик во время встречи, 6 июня 2024 года

Фото: РИА Новости/Алексей Даничев

На мой взгляд Республика Сербская и Россия в настоящий момент вообще очень интенсивно взаимодействуют. Мы поддерживаем друг друга на уровне экономики, инвестиций, а также на духовном уровне. Так что, да, мы вместе идем в одном направлении.

«Мы бы хотели модернизировать железные дороги»

— Повлияет ли движение в сторону независимости на скорость реализации проекта прокладки магистрального газопровода из Сербии, предназначенного для увеличения импорта газа из России?

— Боснийская сторона уже 15 лет наносит большой вред Республике Сербской и препятствует ее развитию. Сегодня мы просто видим, что если бы нам удалось осуществить этот проект ранее, сохранить цену на газ, то мы бы были одним из самых перспективных регионов в плане инвестиций. В этом смысле Сараево действительно уничтожило эту перспективу и нанесло нам огромный материальный вред, и это одна из причин, почему происходит то, о чем я говорил, отвечая на предыдущие вопросы.

— То есть реализация проекта по строительству газопровода ускорится и Республика Сербская больше не будет обращать внимание на запрет Сараево?

— Да, именно. Наша инициатива, собственно, направлена в том числе на способность принимать стратегически важные для нас решения без учета мнения Сараево, которое наносит нашим планам очевидный вред.

строительство газопровода
Фото: РИА Новости/Илья Питалев

— Заинтересована ли Республика Сербская в усилении сотрудничества с Россией в ядерной сфере и готова ли Республика Сербская, например, построить на своей территории АЭС в сотрудничестве с «Росатомом»?

Наше общество выступает определенно против использования ядерной энергии. Еще в период существования Югославии была построена АЭС на территории Словении (АЭС Кршко. — «Известия»), и она создала опасности постоянного риска. Поэтому, думаю, что нет. У людей всё же сложилось мнение против строительства подобных объектов.

— Были ли у вас встречи с представителями российского бизнеса на ПМЭФ? И если да, заинтересован ли бизнес из Боснии и Герцеговины в налаживании более тесных торговых отношений с Россией?

— Безусловно, все, в том числе Республика Сербская, имеют шанс [на ПМЭФ] не только присутствовать, но и представить себя большому числу компаний и партнеров. Нас радует, что каждый год у нас есть возможность встретиться с новыми компаниями. Например, в этом году у нас был масштабный диалог с «Российскими железными дорогами». Мы обсудили новые проекты и перспективы сотрудничества. Кроме того, мы продолжили обсуждать вопросы нефтяной индустрии и строительства электростанций — солнечных, ветряных и так далее.

— Правильно ли я понимаю, что Республика Сербская заинтересована, в частности, в развитии ветроэнергетики?

— Да, именно. У нас хороший потенциал, поэтому мы очень заинтересованы в инвестициях, которые могли бы помочь обеспечить развитие этого направления.

ветроэнергетика
Фото: TASS/dpa/Patrick Pleul

— А что именно обсуждалось с РЖД? Республика Сербская хочет построить новую железную дорогу?

— В первую очередь мы бы хотели модернизировать существующие железные дороги. Но да, мы бы также хотели построить новые железные дороги, однако такой масштабный вопрос требует определенных исследований.

— Намерена ли Баня-Лука развивать экономическое сотрудничество с отдельными российскими регионами?

— Да, конечно. Мы весьма открыты для новых возможностей и с интересом смотрим в этом направлении. Мы знаем, что многие российские компании на сегодня достигли действительно высоких показателей. И здесь я говорю о железных дорогах, защите природы, гидроэлектростанциях и многом другом. У нас сохраняется сотрудничество, и мы бы хотели его продолжить.

«На территории Республики Сербской находится почти 90% всех активов»

— Сейчас в Боснии и Герцеговине не работают карты «Мир». Может ли Республика Сербская разрешить использование российских карт на своей территории?

— Сейчас тяжелые обстоятельства, но, конечно, мы бы хотели найти возможность обойти все существующие ограничения. Безусловно, нам очень важно иметь возможность напрямую осуществлять платежи без недоброжелательной руки, желающей воспрепятствовать этому процессу. Я имею в виду все зарубежные [платежные] системы.

мир
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Эдуард Корниенко

— Правильно ли я понимаю, что переговоры об этом сейчас ведутся?

— Нет, еще нет. Мы говорим о существующих препятствиях.

— Но есть ли хотя бы заинтересованность в использовании российской платежной системы «Мир»?

— Да, конечно. Республика Сербская заинтересована в том, чтобы иметь беспрепятственные отношения со всеми партнерами, а Российская Федерация — один из ключевых партнеров.

— Сейчас на Западе активно обсуждается тема конфискации российских замороженных активов, причем как частных, так и суверенных. Есть ли в Боснии и Герцеговине российские активы? И если да, какова их судьба?

— Я могу ответить не за всю Боснию и Герцеговину, а только за Республику Сербскую. Да, существуют активы российских компаний, которые участвовали в приватизации очень честным и правильным способом. На территории Республики Сербской находится почти 90% всех [российских] активов, и только небольшая часть — в остальной федерации. Что касается вашего вопроса, Республика Сербская точно не планирует замораживать российские активы и такую инициативу никогда не поддержит. Это совершенно не соответствует тому, как мы видим развитие наших отношений с РФ.

Прямой эфир