Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир
Политика
Путин совершит региональную поездку и проведет заседание набсовета АСИ
Политика
Лавров прибыл с двухдневным визитом в Ирак
Общество
Собянин сообщил о завершении реорганизации части бывшей промзоны Братцево
Мир
Христодулидис и Маврояннис вышли во второй тур выборов президента Кипра
Мир
В офисе Зеленского заявили о продолжении отставок украинских чиновников
Мир
Польша начнет строить электронный барьер на границе с Россией в марте
Мир
Россию обвинили в планах создания фабрики по производству иранских дронов
Мир
Главком ВСУ Залужный в США тайно сообщил о потере 257 тыс. человек
Общество
Собянин рассказал о планах по благоустройству парка «Яуза» в 2023 году
Мир
Лавров в Ираке обсудит сотрудничество в нефтегазовой сфере и торговлю
Мир
Белоруссия получит российские вертолеты Ми-35М
Мир
Зеленский ввел новые санкции против 200 компаний России
Главный слайд
Начало статьи
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

11 декабря исполнилось сто лет со дня рождения великого комментатора Николая Николаевича Озерова. «Известия» — о легенде советской спортивной журналистики.

Начало пути

Его отец, также Николай Николаевич Озеров, был известным оперным певцом и выступал на сцене Большого театра, а мама Надежда Ивановна училась на театральном факультете Государственного института кинематографии, но из-за рождения двух сыновей вынуждена была оставить учебу. У Николая был старший брат Юрий, который впоследствии стал известным кинорежиссером.

Первая летняя Спартакиада народов СССР. На корте — неоднократный чемпион СССР по теннису в одиночном и парном разрядах, заслуженный мастер спорта СССР Николай Озеров. 1956 год

Первая летняя Спартакиада народов СССР. На корте — неоднократный чемпион СССР по теннису в одиночном и парном разрядах, заслуженный мастер спорта СССР Николай Озеров. 1956 год

Фото: РИА Новости/Дмитрий Козлов

Николай Озеров:

«Первые впечатления детства: дом на Старой Басманной, отец — красивый, подтянутый, всегда чуточку торжественный, уезжает на спектакль в Большой театр. Возвращается радостный, возбужденный, с цветами. Мама, нежная и ласковая, с непременной сказкой перед сном бабушка. Отец был гостеприимным, в доме всегда много его друзей не только из Большого театра, но и из Художественного: писатели, художники, врачи, музыканты. Вечер. К родителям пришли в гости. Через полуоткрытую дверь видно, как отец водружает на стол старый дедовский самовар, пышноусый Новиков-Прибой шепчет что-то на ухо Неждановой. Рядом с мамой сидит дирижер Голованов. Поглаживает окладистую бороду молчаливый и суровый на вид Отто Юльевич Шмидт. Чай пьют степенно, с разговорами, не торопясь. Мы с братом Юрием с нетерпением ждем самого главного: начинается домашний концерт. Василий Иванович Качалов читает стихи, Иван Михайлович Москвин — смешные рассказы, отец с Неждановой под аккомпанемент Голованова поют различные дуэты. Пел и Леонид Витальевич Собинов...»

С девяти лет у Николая Озерова проявилась страсть к спорту. Он стал играть в теннис. Спарринг-партнером, как правило, был его брат Юрий, который подавал поначалу большие надежды. Вскоре тренер разрешил Озеровым, кроме основных занятий с ним, посещать главный спортивный центр Загорянки. К двенадцати годам Николай стал шестой ракеткой в детской команде и начал успешно выступать в матчах на первенство Москвы. В 1935 году двенадцатилетний Николай Озеров впервые стал чемпионом столицы по теннису среди мальчиков, защищая знамена спортивного общества «Локомотив».

Помощь фронту

В 1941 году Озеров поступил на актерский факультет ГИТИСа. Когда немцы подошли к столице, Николай, как и еще два теннисиста, оставшиеся во время войны в Москве, играли на стадионах друг с другом. Так спортсмены показывали, что столица готова выстоять в тяжелое для страны время. Встречи транслировались по радио на всю Москву, и за участие в этих матчах Озерову было присвоено звание мастера спорта.

Спортивный комментатор Николай Озеров у микрофона в радиостудии. 1963 год

Спортивный комментатор Николай Озеров у микрофона в радиостудии. 1963 год

Фото: ТАСС/Валентин Мастюков

Николай Озеров:

«Осенью 1941 года, когда мне не исполнилось и девятнадцати, я, как и все другие мальчишки, рвался на фронт. Но мне сказали: на фронте и без тебя обойдутся. Ты нужен здесь! Осталось нас тогда в Москве только трое теннисистов. И вот, чтобы враг видел, что советский народ не дрейфит, нас сажали на мотоцикл и перевозили с одного стадиона на другой, где мы проводили теннисные матчи... Матчи транслировались по радио на всю Москву. И, думаю, фашистские «стукачи», которые наверняка были в городе, докладывали фрицам, мол, что с этих сумасшедших возьмешь? Тут снаряды рвутся, а они знай себе в теннис играют... Они ж, фрицы, не знали, что в их рядах находится чемпион Берлина по теннису штандартенфюрер Макс Штирлиц, он же советский разведчик Максим Максимович Исаев...»

В 1944 году Озеров был уже заслуженным мастером спорта, а 1946 году Николай успешно закончил ГИТИС и получил направление во МХАТ, куда и был успешно зачислен после экзамена. В этом театре он прослужил впоследствии около 30 лет, сыграл более двадцати ролей, в том числе в спектаклях «Победители», «Офицеры флота», «Пиквикский клуб», «Синяя птица», «Школа злословия» и «Двенадцатая ночь». А кинодебютом Озерова стал фильм «Одиннадцать надежд», где комментатор снялся вместе с Анатолием Папановым.

Многогранный талант

В спорте одним теннисом успехи Николая Озерова не ограничивались. Параллельно он перепробовал лыжи и бокс, волейбол и легкую атлетику, ручной мяч и городки, баскетбол и коньки, научился плавать и кататься на велосипеде. Но, конечно, в теннисе достижения были намного значительнее. Николай попал в поле зрения известного французского специалиста, чемпиона мира Анри Коше — в Москве действовала его школа, в которой учились все известные впоследствии советские специалисты тенниса. Коше тогда сказал про Озерова: «Из этого толстяка выйдет толк». И не ошибся. Толк вышел — за теннисную карьеру Озеров собрал 170 чемпионских титулов, в том числе 45 — чемпиона СССР.

Спортивные комментаторы Николай Озеров и Константин Махарадзе во время матча СССР–Бельгия. 1982 год

Спортивные комментаторы Николай Озеров и Константин Махарадзе во время матча СССР–Бельгия. 1982 год

Фото: ТАСС/Игорь Уткин

Анна Дмитриева, сильнейшая теннисистка страны 70-х годов:

«Как человек талантливый, Николай Николаевич в теннисе умел многое предугадать. Это был его главный козырь. Николай Николаевич ведь всегда страдал от лишнего веса, так что бегать за чужими мячами у него попросту не было сил. Озеров играл в активный теннис. У него были хороша первая подача — пушка и такой же зверский удар справа. Он под него забегал и с любой точки — весьма современно по нынешним меркам — всё забивал. Это был человек, который создавал и разыгрывал разные творческие комбинации. Поэтому на теннисиста Озерова ходил зритель. Его игра была не мучительной работой, а творческим созиданием»

Еще у многократного чемпиона СССР по теннису была знаменитая тюбетейка, в которой Озеров обожал играть. Он внушал с ее помощью зрителям и сопернику, что, надев тюбетейку, берется за дело всерьез. Когда в августе 1953 года Озеров решил уйти из большого тенниса, руководство Комитета физкультуры не захотело отпускать перспективного спортсмена. Но Озерову позвонил отец, лежавший в больнице: «Хватит, славу ты уже познал, займись делом! МХАТ, радио, телевидение». Николай сделал так, как советовал ему отец.

Выход в эфир

Спортивным комментатором Озеров стал в 1950 году. Произошло это совершенно случайно. Второй в эфире по значимости после Синявского спортивный голос — заслуженный мастер спорта по футболу Виктор Дубинин — на сезон 1950 года был назначен старшим тренером московского «Динамо», и его должность комментатора была предложена Озерову. Прежде чем выйти в эфир, Николай попробовал во время футбольного матча тихо наговаривать комментарии. Но ничего не получалось, и ему помог сам Синявский: «Пойдем, Коля, наверх, в кабину, будем из тебя делать комментатора». 29 августа 1950 года Озеров впервые провел самостоятельный репортаж о первом тайме футбольного матча «Динамо» — ЦДКА. После чего его отстранили на две недели от эфира в ожидании откликов слушателей. За это время на радио пришло 40 писем, 37 из них содержали похвалу в адрес дебютанта, и Николай Озеров успешно начал карьеру комментатора.

Комментатор Всесоюзного радио и телевидения Николай Озеров берет интервью у старшего тренера олимпийской сборной СССР по футболу Эдуарда Малофеева. 1983 год

Комментатор Всесоюзного радио и телевидения Николай Озеров берет интервью у старшего тренера олимпийской сборной СССР по футболу Эдуарда Малофеева. 1983 год

Фото: ТАСС/Вячеслав Ун-Да-син, Игорь Уткин

Журналист и комментатор Владимир Писаревский:

«Легендой стала история, во время которой из уст Озерова в эфире прозвучала фраза «Такой хоккей нам не нужен!». Во время первого матча СССР и НХЛ в серии 1979 года была очень уж жесткая игра со стороны энхаэловцев: они били советских хоккеистов клюшками и зажимали у бортиков. После первого периода к Озерову подошел возмущенный председатель Спорткомитета СССР Сергей Павлов и сказал: «Что же это такое творится! Нам такой хоккей не нужен!» Озеров повторил эту фразу во втором и третьем периодах — и она стала знаменитой»

Как-то раз Николай Озеров в эфире посетовал на постоянно ломающиеся клюшки отечественного производства, а председатель Гостелерадио СССР Сергей Лапин не пропускал ни одного спортивного репортажа Озерова. После этого комментатору позвонили и запретили критиковать клюшки с формулировкой: «Не смейте сеять пораженческие настроения среди советских людей!»

Комментатор Николай Озеров во время первого удара в матче сборной эстрадно-футбольной команды против сборной петербургских театров. 1992 год

Комментатор Николай Озеров во время первого удара в матче сборной эстрадно-футбольной команды против сборной петербургских театров. 1992 год

Фото: ТАСС/Вячеслав Евдокимов

Озеров также очень любил комментировать хоккей, стоя у бортика. Он даже не задумывался о том, что можно получить серьезную травму. И когда он вел репортаж с матча ЦСКА — «Спартак» в полном зале, при сидевшем на трибуне Леониде Брежневе, во время стычки на льду армеец Сергей Капустин проехался клюшкой по макушке Озерова. Хлынула кровь, репортаж пришлось остановить. Бригада медиков перебинтовывала Озерова, а микрофон перехватил комментатор Евгений Майоров. Но после перерыва Озеров вернулся на рабочее место: «Мы продолжаем наш репортаж!»

Всеобщий друг

Первые выпуски программы «Футбольное обозрение», которые Николай Озеров вел вместе с Владимиром Перетуриным, создавались с множеством технических сложностей. Приходилось вести программу из разных студий.

Владимир Перетурин:

«Чтобы это не было заметно, наши начальники придумали купить двести футбольных мячей и разложить их сзади нас, как черепа на картине Верещагина. После каждой передачи дядя Коля с деловитым видом выхватывал из этой кучи два мяча и, словно извиняясь передо мной — «Вовочка, у меня дети!», — отправлялся домой»

Знаменитый комментатор любил доставлять радость даже малознакомым людям. Он мог помочь уборщице устроить детей в ясли, периферийным артистам пробивал места в театральных общежитиях. Сам факт того, что он помогает людям, доставлял Озерову огромную радость. Этому, конечно, способствовала его огромная популярность.

Анна Дмитриева:

«В свои маленькие блокнотики — те самые, в которых хранились подводки к репортажам и ценные мысли — Озеров записывал просьбы людей. Каждый день — новые. И тщательно их выполнял. С самого утра Николай Николаевич начинал звонить по разным инстанциям... Он создал компанию ОВВ, как сам называл, «Общество взаимного вспоможения». Николай Николаевич мне звонил и говорил: «Аня, вот есть такой тренер, он вырастил того-то и того-то. Не забудь, это ОВВ». Это у нас такой пароль был, который означал, что нужно кого-то поддержать. Помню, я отвела свой первый 20-минутный репортаж о бадминтоне, который Озеров со всем своим величием мог бы попросту и не заметить. Но он специально приехал в студию, вместе со мной смотрел репортаж в записи. Это было очень приятно. Озеров был человеком, который понимал, что жизнь создана из важных моментов, которые необходимо внести в память. Он вообще любил играть в жизнь»

Каждая секунда его времени была расписана, поэтому во МХАТ он иногда влетал буквально «на флажке». Переодевался в костюм и выходил к зрителям.

Спортивный комментатор Николай Озеров, ведущий репортаж с 49-го чемпионата мира по хоккею с шайбой на ледовом стадионе Олимпийского парка в Мюнхене. 1983 год

Спортивный комментатор Николай Озеров, ведущий репортаж с 49-го чемпионата мира по хоккею с шайбой на ледовом стадионе Олимпийского парка в Мюнхене. 1983 год

Фото: ТАСС/Владимир Мусаэльян

Озеров первым взял интервью у первой советской олимпийской чемпионки юной дискоболки Нины Пономаревой, для чего перемахнул несколько ограждений, повергнув в шок многих коллег и финских полицейских. И с необыкновенной теплотой и задушевностью он первым, чего ни до ни после не делал, рассказал про слезы советского министра спорта Николая Романова в момент установления Юрием Власовым в олимпийском Риме рекорда в тяжелой атлетике. Михаил Ульянов однажды сказал о Николае Озерове: «Как невозможно себе представить Великую Отечественную войну без голоса Левитана, так мы и не мыслим себе время 50–80-х годов без голоса Озерова, в котором звучали азарт, страсть, завораживающая любовь к спорту».

Озеров был неотъемлемой частью отечественного спорта, и обо всех самых громких победах люди узнавали, прежде всего, от него. За более чем тридцатилетнюю вахту у микрофона ему довелось вести репортажи со стадионов сорока девяти стран, с семи футбольных и двадцати пяти чемпионатов мира по хоккею, с четырнадцати летних и зимних Олимпийских игр, не считая бесчисленных внутренних соревнований. Тем не менее, решив прекратить работать комментатором, от торжественных проводов на пенсию Озеров отказался. Он просто собрал у себя дома друзей — Юрия Никулина, Рубена Симонова, Анатолия Папанова и Андрея Гончарова. Под дружескую беседу, шутки и анекдоты он отметил завершение своей карьеры. Сожалея, что не провел репортаж о финальном матче чемпионата мира по футболу с участием сборной СССР.

С 1991 года Озеров принял участие в возрождении расформированного «Спартака», и в 1992 году он сменил, несмотря на проблемы со здоровьем, на посту председателя общества «Спартак» олимпийского чемпиона Петра Болотникова. О личной жизни Николай Николаевич рассказывал неохотно. В конце 1960-х в его жизни появилась Маргарита, редактор одного из столичных издательств, и они поженились, а в 1970 году 47-летний Озеров стал отцом двойняшек Надежды и Николая.

Спортивный комментатор Николай Озеров во время награждения Олимпийским орденом. 1992 год

Спортивный комментатор Николай Озеров во время награждения олимпийским орденом. 1992 год

Фото: ТАСС/Олег Булдаков

Озеров приучал детей к спорту с детства: четырехлетними привел на теннисный корт. Правда, ни сын, ни дочь спортивной карьеры так и не сделали: Надя перенесла в детстве сложную операцию, а Коля, к двадцати годам став мастером спорта, думал больше не о карьере, а о том, как выходить больного диабетом отца.

Николай Озеров-младший рассказывал: «В начале 1990-х, когда отец был в Средней Азии, его ужалило в ногу какое-то насекомое. Рана долго не заживала... После одной из перевязок врач вынес приговор — ампутация, потому что начиналась гангрена». Ногу ампутировали по колено... Озеров больше не мог жить так, как привык, остался без работы и редко выходил из дома. Но на многие московские матчи, в том числе теннисные, всё-таки старался приезжать, увлеченно следил за игрой, сидя в инвалидной коляске, и ревностно слушал комментаторов.

Николай Николаевич Озеров умер 2 июня 1997 года. Похоронен на Введенском кладбище столицы.

Читайте также
Реклама