Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир
Мир
Кадыров ответил папе римскому на заявления о жестокости чеченцев
Общество
Россиянки оценили траты на ребенка до трех лет в 1,37 млн рублей
Экономика
Центробанк не намерен выкупать заблокированные на Западе активы
Спорт
Сборная США победила команду Ирана и вышла в плей-офф ЧМ-2022
Общество
Свиной грипп выявлен в 55 регионах России
Спорт
Сборная Сенегала вышла в плей-офф чемпионата мира во второй раз в истории
Мир
Пентагон признал совершенствование ВПК посредством конфликта на Украине
Мир
Стало известно о взрывах в украинском Никополе
Экономика
В Минфине предложили установить минимальную розничную цену на весь алкоголь
Общество
Новый терминал аэропорта Сочи откроют к 2026 году
Мир
Столтенберг назвал поставку оружия Киеву единственным путем к миру
Общество
Власти Крыма назвали чушью угрозы Украины о выдворении россиян с полуострова

Долг не красен: сложились условия для непродления моратория на банкротство

Антикризисная мера привела к злоупотреблениям
0
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Алексей Майшев
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

1 октября в России закончится мораторий на банкротство. В последние полгода кредиторы не могли обращаться в суд с заявлением о несостоятельности как граждан, так и компаний. Правительство приняло это решение как срочную меру защиты от западных санкций. Однако, по сути, она была скопирована с «ковидного» запрета на банкротство и не учитывала реальную ситуацию. Негативные последствия не заставили себя ждать, и очень скоро столь радикальный подход к защите физических и юридических лиц стал вызывать опасения. К счастью, российская экономика стабилизировалась, и сегодня правительство и эксперты едины во мнении, что сложились все условия для непродления моратория после 1 октября. Это стало основной темой круглого стола «Мораторий на банкротство. Продлевать нельзя отменять» в «РИА Новости». «Известия» собрали основные тезисы обсуждения.

Запрет на всё

Мораторий на банкротство физических и юридических лиц ввели 1 апреля. Он не только не дает кредиторам возможности обратиться в суд, но и приостанавливает исполнительные производства по имущественным взысканиям с должника, а также начисление пеней и штрафов.

Впервые такую меру ввели во время пандемии коронавируса, и она действовала дольше — с апреля 2020-го по январь 2021-го. Тогда нужно было срочно поддержать компании и граждан, которые потеряли либо весь доход, либо большую его часть. Но мораторий объявили адресно —только для тех отраслей, которые сильнее всего пострадали от коронакризиса.

Сейчас ситуация иная: решение распространяется на всех без исключения. Это и вызывает наибольшие трудности. Кроме того, разные ведомства трактуют меру по-своему: например, ФССП заявила, что исполнительное производство нужно останавливать только по заявлению должника, Минюст уверен, что к должникам в этом случае относятся только те, кого уже банкротят, а ФНС и Центробанк полагают, что под запрет попадают любые списания средств у неплательщиков.

В итоге, по мнению руководителя экспертного центра по уголовно-правовой политике и исполнению судебных актов «Деловой России» Екатерины Авдеевой, должникам стало гораздо проще, чем кредиторам, и немалая часть начала этим злоупотреблять.

— В тех условиях, в которых принималось постановление, полагаем, что это было необходимо. Но мы увидели, что должники оказались в более привилегированном положении, чем кредиторы, что не отвечает правовой справедливости. Стоит понимать, что сегодняшними мерами этим привилегированным правом, которое стало возможным благодаря мораторию, воспользовались в том числе и те, кто вполне мог осуществлять выплаты по своим обязательствам, — подчеркнула она на круглом столе.

К тому же российская экономика оказалась устойчивее, чем изначально опасались, отметил заместитель председателя комитета Госдумы по экономической политике Станислав Наумов. Многие антикризисные меры, введенные весной, уже перестали действовать, а сами представители деловых кругов заявляют, что все не так страшно.

— Вопрос — насколько оправданна в новой осознанной ситуации такая неадресная, неточечная и слишком ставящая всех в одинаково непростое положение мера, когда вроде нельзя, а вроде и можно. Оказывается, мы хотели защитить от банкротства одних, но не дали возможности финансово спокойно себя чувствовать другим.

С ним согласен председатель НП «Национальный совет финансового рынка» Андрей Емелин. По его словам, мораторий категорически нельзя было распространять на всех подряд, в том числе тех, кто даже не имел признаков банкротства. В итоге кредиторы оказались в полной зависимости от должников: либо они добросовестно платят по обязательствам, либо нет — и имеют право.

— Неужели мы не могли взвесить и хотя бы каким-то образом адресно локализовать эту меру? Мне кажется, могли. Я понимаю, момент был очень тяжелым, действительно, мы не знали, что произойдет на следующий день. Нам легко говорить, да, но кажется, что можно было сделать лучше.

Емелин добавил, что риски, которые могли возникнуть из-за санкций, нейтрализованы огромными усилиями правительства, ЦБ и профильных министерств. Антикризисные пакеты действительно спасли и отдельные отрасли, и целые сектора экономики.

— Я считаю, что существующий на сегодня инструментарий по защите прав наиболее уязвимой группы должников — населения — станет доступен везде и каждому при наличии соответствующих условий. Речь том числе об ипотечных каникулах. Мы видим, насколько эти механизмы эффективны, — подчеркнул он.

Антикризисных мер для граждан действительно немало: помимо кредитных каникул это запрет на списание с должников прожиточного минимума и социальных выплат.

Расплачивается ЖКХ

Участники круглого стола согласны: сфера ЖКХ пострадала от моратория сильнее всего. По словам исполнительного директора Российской ассоциации водоснабжения и водоотведения (РАВВ) Елены Довлатовой, когда в разгар пандемии населению разрешили не платить пени и штрафы за просрочку коммунальных платежей, «люди восприняли это как полную индульгенцию» и не платили вообще. С нынешним мораторием ситуация похожая, только речь преимущественно идет о юридических лицах. Хотя владельцы предприятий понимают, что им могут отключить коммунальные услуги за неуплату, некоторые все же злоупотребляет.

— Мне кажется, такой «аттракцион неслыханной щедрости» от правительства за счет предприятий обеспечения недопустим, — подчеркнула она.

Довлатова отметила, что действующий сейчас мораторий усугубил состояние отрасли. Дебиторская задолженность в сфере ЖКХ составляет примерно одну треть от общей выручки, и правительственная мера увеличила эту долю на 20%.

— Это для нас очень много, тем более в летний период, когда мы готовимся к отопительному сезону. В целом люди привыкли платить за услугу, которую они получают, тем более если она качественная. И я не понимаю, зачем мы формируем финансовую распущенность. Согласна, что возможна адресная помощь. Давайте помогать не всему белому свету, а тем, кто в этом нуждается. Обязательно надо поддерживать социально уязвимые слои населения, но не за счет предприятий, а за счет бюджета и налогов.

Исполнительный директор РАВВ пояснила, что «мы сегодня прокредитовали за счет предприятий ЖКХ неограниченный круг лиц, что не совсем правильно». Просто так списывать эти долги, по ее словам, категорически нельзя.

— А что делать тем, которые платили? Это вообще, мне кажется, какая-то безобразная мера, мы просто развращаем людей. Да, люди попадают в трудные ситуации, я это прекрасно понимаю, и мы с этим часто работаем. Они приходят и говорят: у меня сложная ситуация. И я не помню ни одного случая, чтобы мы не пошли навстречу.

Андрей Емелин обратил внимание, что мораторий распространяется и на те обязательства, которые возникли до его введения.

— На мой взгляд, это меняет конфигурацию происходящего. Я бы сначала поменял подход: если вследствие чрезвычайных обстоятельств, которые по закону являются единственным основанием для моратория, кто-то пострадал, то этому пострадавшему и нужно что-то предоставить в качестве поддержки, а не всем тем, кто до момента мораторий имел какие-то обязательства, потому что мы все их имели.

Адресная поддержка

Некоторые отрасли и организации все же просят продлить мораторий. Так, президент Ассоциации компаний, обслуживающих недвижимость (АКОН), считает необходимым оказать адресную государственную поддержку в виде сохранения моратория.

— Иначе система ТСЖ, малых и средних управляющих компаний начнет просто разваливаться, у них просто нет физической возможности обслуживать жилой фонд. Если мы хотим, чтобы товарищества остались как форма управления многоквартирными домами, надо очень серьезно задуматься, иначе мы потеряем этот сегмент в обозримом будущем. У граждан просто не будет права реализовать свое право управлении многоквартирными домами, создав такое некоммерческое объединение.

Как отметила генеральный директор Национального союза профессионалов антикризисного управления Анастасия Каверзина, пока точно не известно количество спасенных предприятий и граждан, поэтому нельзя однозначно утверждать, что мера никому не нужна. Другое дело, что при длительном использовании она может иметь обратный эффект.

— В итоге мы можем столкнуться с кризисом неплатежей. Поэтому я считаю, что это была вынужденная мера, ее тотальность была обусловлена беспрецедентным характером. Но сейчас продолжение моратория в том виде, в каком он есть, является нецелесообразным.

Участники круглого стола уверены: если и продлевать мораторий, то нужно очень точно определить круг лиц, которые в нем нуждаются. По словам заместителя председателя комитета Госдумы по финансовому рынку Аркадия Свистунова, подходы могут быть разными, но их как минимум несколько.

— Прежде всего надо исходить из видов деятельности должника, чем он занимается. Как вариант — некоммерческая организация. Действительно, модель бизнеса такова, что маневрировать тяжело. Второй критерий — минимальный порог, сумма долга, которая приводит к возбуждению дела о банкротстве. Сейчас порог достаточно низок и касается всех. Но субъекты же разные. Кроме того, соглашусь с тем, что мера должна носить не обязательный, а заявительный характер, то есть работать по заявлению должника. Такую возможность стоит обозначить в законе.

С ним соглашается Станислав Наумов. Он отметил, что сегодня нужно найти более тонкие инструменты защиты граждан и пострадавших отраслей бизнеса.

— Мораторий — избыточная мера для целого ряда ситуаций. Нельзя никоим образом случайно спровоцировать кризис неплатежей. Речь о балансе интересов не только кредиторов и должников, но и должников и недолжников. Если все останется как есть еще несколько месяцев, риски ухудшения финансового состояния возрастают.

В разговоре с «Известиями» после круглого стола Наумов высказал предположение, что мораторий, вероятно, не продлят. Как подчеркнул эксперт, в правительстве понимают, что необходимость в моратории отпала, по крайней мере в том виде, в котором он существует сейчас.

Об этом в начале сентября заявил министр экономического развития РФ Максим Решетников. «Позиция, которую мы обсуждали в правительстве, — не продлевать мораторий на банкротство, потому что в настоящий момент это создает гораздо больше вопросов. Это в том числе и запрос самого предпринимательского сообщества. В то же время мы готовы с рядом отраслевых ведомств какие-то исключения, нюансы обсуждать, но это должны быть какие-то исключительные случаи и обоснованные», — сказал глава МЭР на Восточном экономическом форуме.

Идея продлить меру не нашла поддержки и у Федеральной налоговой службы (ФНС). По данным ведомства, к 1 августа совокупная задолженность лиц с признаками банкротства выросла на 46,3% (до 142 млрд рублей по сравнению с 1 апреля), а их количество увеличилось с 20 тыс. до 30 тыс. Банк России выступил против моратория еще в конце июня. «Рыночная дисциплина должна возобладать», — подчеркивал первый зампред ЦБ РФ Владимир Чистюхин на Международном юридическом форуме в Санкт-Петербурге.

В целом участники круглого стола согласились, что мораторий был вынужденной мерой, которую после 1 октября продлевать нельзя. Сейчас нужна более точечная и более действенная поддержка граждан и бизнеса. Антикризисные пакеты помощи продолжают обсуждаться и вводиться, в ход идут десятки различных инструментов — льготные кредиты, субсидии, единовременные выплаты, налоговые послабления и прочее. Замораживание задолженности не спасает, а лишь откладывает выполнение финансовых обязательств, ставя под угрозу выплату долгов как таковую.

Читайте также
Реклама
Прямой эфир