Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Организация стран — экспортеров нефти и ее партнеры на очередном заседании приняли решение снизить добычу на 100 тыс. баррелей в день — впервые после пандемии. Для перемены настроения ОПЕК+ оказалось достаточным снижение котировок нефти ниже $100 за баррель. Государства, участвующие в соглашении, назвали причинами угрозы мировому экономическому росту и, соответственно, спросу на нефть. Однако, несмотря на значительное замедление спроса и перспективу глобальной рецессии, со стороны предложения тоже не всё гладко — одна только угроза установить потолок цен на российскую нефть чего стоит. Что всё это значит для цен на жидкие углеводороды, разбирались «Известия».

Почему ОПЕК+ снизила квоты нефтедобычи

С начала года ОПЕК+ равномерно повышала квоту нефтедобычи примерно на 400 тыс. баррелей в сутки каждый месяц. Благоприятная обстановка на мировом энергетическом рынке позволяла свободно увеличивать добычу, не опасаясь нового обвального падения цен. Это движение затормозилось к сентябрю, когда картель и его партнеры решили ограничиться ростом только на 100 тыс. баррелей. А на новом заседании на этой неделе и вовсе было решено уменьшить добычу, вернув ее тем самым к августовским уровням.

Решение было принято на фоне падения цен на нефть на 20% по сравнению с показателями начала июня. 5 сентября, в день совещания, марка Brent приблизилась к отметке в $90 за баррель, а 7 сентября — опустилась ниже $88, что произошло вообще в первый раз с начала февраля. В этой ситуации снижение квоты выглядело логичным шагом. Никакой решительной оппозиции сокращению добычи внутри ОПЕК+ не возникло, хотя на прошлой неделе в СМИ проходили сообщения о том, что Россия возражает против урезания квот.

опек+
Фото: Global Look Press/Liu Xinyu

Во многом нынешнее снижение является символическим и по своей сути мало отличается от решения увеличить добычу в сентябре на минимальные 100 тыс. баррелей в день. Дело тут не только в самой цифре, но и в том, что участники сделки ОПЕК+ по-прежнему добывают значительно меньше заявленных объемов. В среднем за последние месяцы это отставание составило около миллиона бочек в день, август и начало сентября исключением не стали.

«Виновата» оказалась не только Россия, которая, кстати, почти восстановила летом свои показатели добычи (10,56 млн баррелей в сутки с учетом конденсата в августе), но и многие другие страны, никак не могущие справиться с техническими проблемами. Например, Ирак, Нигерия и Ангола. Таким образом, на реальные показатели добычи, устанавливаемые сейчас, квоты влияют очень мало. В теории компенсировать разницу могли бы нефтяные «мажоры» в лице Саудовской Аравии, но у нее тоже не всё так безоблачно со свободными мощностями. А недавно кронпринц Мухаммед бин Салман вообще признался в крайне низком теоретическом потолке добычи нефти в стране, чем неприятно удивил инвесторов.

Почему цены на нефть продолжают падать

Как бы то ни было, несмотря на недопроизводство, страх перед дефицитом и хроническое недоинвестирование, цены всё равно продолжают падать — в общей сложности уже на $30 от июньских $120.

Сразу целый набор фундаментальных факторов вызвал это падение. Главным из них выглядит общее беспокойство инвесторов по поводу коллапса спроса. Постоянные локдауны и тяжелая ситуация на рынке недвижимости в Китае, главном моторе мирового экономического роста, выглядят особенно тревожно. По итогам августа импорт в КНР вырос всего на 0,3% по сравнению с тем же месяцем предыдущего года. Это один из сигналов, свидетельствующий о слабости внутреннего спроса в Китае, то есть заместить за его счет замедляющийся экспорт будет сложно. Параллельно все виды неурядиц обрушиваются на стоящую буквально на грани рецессии Европу (к примеру, в Германии новые заказы товаров длительного пользования сокращаются уже на протяжении пяти месяцев подряд). Из-за разогнавшейся инфляции ЕЦБ, видимо, будет вынужден резко поднять ставку на ближайшем заседании, а это дополнительно ударит по экономической активности в странах еврозоны.

биржа нефть
Фото: Global Look Press/Wang Ying

Со стороны предложения давление на цены тоже довольно сильное. Во-первых, Ливия смогла наконец решить проблемы поставок и в августе разом увеличила добычу нефти на 380 тыс. баррелей в день, почти всё отправилось на экспорт. В США добыча также продолжала расти: показатели достигли 11,8 млн баррелей в сутки, во многом за счет рекордного производства на сланцевом месторождении Пермиан. Отметим, что показанный всеми США результат является максимальным с апреля 2020 года, то есть можно констатировать, что американская нефтянка оправилась от последствий пандемии и курса, взятого новой администрацией. Закончились ремонтные работы в Казахстане, Канаде и Северном море.

Наконец, ряд государств во главе с США продолжили интервенции из своих стратегических запасов: к примеру, в середине августа американская администрация разом продала около 8 млн баррелей нефти — максимум с апреля. В итоге уже в июле глобальная добыча превысила 100 млн баррелей в день, что несколько превосходит прогнозный показатель спроса в среднем по году (99,7 млн баррелей). Нефти на рынке сейчас больше, чем нужно, хотя небольшая разница идет в восполнение запасов, по-прежнему находящихся ниже среднего за последние пять лет уровня.

Всё это не означает, впрочем, что цены на нефть могут упасть к показателям 2021 года или даже ниже. В значительной степени рынок уже отыграл влияние перечисленных факторов. Будущее же заставляет усомниться в долгосрочном снижении цен.

К примеру, в последние несколько месяцев одной из центральных тем на рынке стало обсуждение иранской ядерной сделки. В случае успешного завершения переговоров Иран сможет в кратчайшие сроки добавить к мировому экспорту 200–300 тыс. баррелей в сутки, а чуть позже увеличить эти объемы до миллиона. Но, судя по всему, переговоры зашли в тупик, несмотря на недавние заверения сторон о том, что осталось решить второстепенные вопросы.

нефть трубы
Фото: TASS/IMAGO/Panama Pictures

Во-вторых, в этом году уже почти полностью израсходована такая опция, как государственные интервенции. В США стратегический нефтяной резерв упал до минимума с 1985 года, оказавшись на отметке в 453 млн баррелей. В нынешней непростой геополитической обстановке продолжать продажу просто опасно. С другой стороны, уже в следующем году может встать вопрос о восполнении хотя бы части потерь. Администрация США предлагает покупать нефть по фиксированным ценам на год-два вперед, но если американскому бюджету от этого станет лучше, то потребителям на рынке вряд ли.

Как повлияет на нефтяные цены эмбарго ЕС

Слоном в комнате является нефтяное эмбарго ЕС в отношении России, которое начнет действовать в декабре. С учетом всех скидок и переориентации поставок оно может снять с рынка дополнительные миллион баррелей в сутки. Эта цифра может вырасти дополнительно в случае введения потолка цен на нефть из России, который неизбежно приведет к прекращению экспорта во многие страны, а также к новым логистическим неурядицам.

ОПЕК+ сейчас демонстрирует, что не собирается увеличивать добычу даже при нынешних, довольно высоких ценах. Саудовская Аравия и другие ключевые участники сделки уже привыкли жить в условиях, когда цена на нефть равна или превышает уровень, необходимый для формирования сбалансированного бюджета соответствующей страны. Компенсировать эту недостачу негде: даже в сланцевой индустрии США, по-прежнему воюющей с правительством и ESG-ориентированными инвесторами, возможен только медленный и плавный рост (да и низкой базы, как в 2014-м, тоже уже нет).

Реальную угрозу для нефтяников представляет только по-настоящему глубокая глобальная рецессия, но пока прогноз большинства аналитиков на конец года и начало следующего всё же не настолько мрачный. А значит, вероятность увидеть нефть по $100 или даже $120 за бочку куда больше, чем по $50.

Читайте также
Реклама