Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир

Вот левый поворот

Политолог Александр Ведруссов — о значении победы прогрессивных сил Колумбии для суверенизации Западного полушария
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Последние десятилетия Колумбия прилежно исполняла роль форпоста Соединенных Штатов в Латинской Америке. Была для США чем-то вроде Украины «на максималках». Экономически Богота почти полностью контролировалась Вашингтоном через олигархические группировки. А политическая элита страны методично формировалась на «кастингах» в американском посольстве. В военном отношении Колумбия представляла собой сплошной плацдарм для ЦРУ и Пентагона, с которого США держали под прицелом страны Карибского бассейна. Только официально Богота согласилась на функционирование семи военных баз Соединенных Штатов на своей территории. Добавьте к этому целую тьму инструкторов, командированных Вашингтоном в вооруженные силы и парамилитарные формирования страны. CША окопались в Колумбии основательно. Словно на своем «заднем дворе».

Но в минувшее воскресенье — 19 июня — колумбийцы впервые в истории избрали главой государства прогрессивного левоцентриста Густаво Петро, который провозгласил переход к независимой многовекторной внешней политике. Чтобы лучше понять, что это означает для провашигтонской элиты страны, придется использовать гораздо более релевантный для постсоветского пространстве аналог. Представьте, что на Украине в один прекрасный день президентом становится человек, бросающий реальный вызов одновременно и Коломойскому, и Байдену. И местной, и транснациональной олигархии. Вот примерно такие «революционные» изменения, ко всеобщему удивлению, наметились 19 июня в Колумбии.

Разумеется, остановить спираль насилия в стране, в которой много лет практиковался государственно-парамилитарный террор, — задача сверхсложная. Далеко не факт, что новому президенту удастся оздоровить обстановку в Колумбии и установить в Боготе гуманный режим правления. Стоит напомнить, что только за несколько месяцев 2022 года в стране убито, по меньшей мере, 79 социальных лидеров и правозащитников. После подписания мирного соглашения правительства с повстанцами FARC в 2016-м, по самым скромным оценкам, от рук ультраправых погибло свыше тысячи бывших партизан и левых активистов. Большой вопрос, возможно ли в принципе обеспечить общественное примирение в таких жестких условиях.

Примечательно и то, что в XXI веке в ряде стран мира в основе социальной напряженности до сих пор лежит земельный вопрос. Современная Колумбия — государство латифундий. Свыше 50% земли принадлежит 1,5% населения. 0,1% богатейших латифундий владеют 60% земельных ресурсов страны. Обладая значительными возможностями для производства полезных сельскохозяйственных культур, Колумбия предпочитает выращивание листьев коки и живет на импортном продовольствии. Многомиллиардный нелегальный бизнес порождает соответствующую криминогенную среду и масштабирует насилие. Очевидно, что вылечить страну от многолетней наркозависимости будет непросто. Но попробовать стоит.

При внимательном рассмотрении, наблюдаемые в Колумбии изменения геополитического ландшафта вполне укладываются в общую логику новой антиколониальной волны, которая уже подхватила многие развивающиеся государства Азии, Африки и Латинской Америки. Шаг за шагом «динамичные, перспективные государства и регионы» отвоевывают место под солнцем у тех, кто считал себя безраздельным хозяином мира.

Ставку на национальный суверенитет в Карибском бассейне уже давно сделали Куба, Венесуэла и другие страны. Несмотря на то что строить независимое государство под боком США чрезвычайно сложно, а иногда и опасно. Противодействие Вашингтона неуклонно ослабевает, но всё еще ощутимо. А санкционное давление Соединенных Штатов может быть весьма болезненным. Именно поэтому неожиданная попытка суверенизации Колумбии — оплота США в Южной Америке — вполне может вызвать цепную реакцию в мире. Своеобразный праздник непослушания. В итоге в какой-то момент Вашингтон обнаружит, что больше не может подкрепить рассуждения о своей исключительности практическими шагами по удержанию сфер влияния не только в отдаленных регионах планеты. Но даже на своем собственном «заднем дворе».

Бразилия и Аргентина уже выстраивают особые отношения с Россией и, к явному неудовольствию США, «сепаратно» договариваются с Москвой то о вакцинах, то об удобрениях. Сандинисты Никарагуа открывают для российских вооруженных сил свои военные объекты. Лево-популистское правительство Мексики — ближайшего соседа и важнейшего торгового партнера США — проводит всё более самостоятельную внешнюю политику. В том числе в отношении России.

Разумеется, геополитические сдвиги в Латинской Америке могут оказаться цикличными. Одни и те же страны на протяжении многих десятилетий то сближаются с вашингтонским центром силы, то стремятся максимально отдалиться от него. Правда, на этот раз привычные нам маятниковые колебания латиноамериканских правительств влево-вправо уж слишком четко вписываются в контуры нарождающегося многополярного миропорядка, чтобы оказаться всего лишь сезонными изменениями. Больше похоже на региональные отзвуки «эпохи кардинальных перемен», о наступлении которой всё смелее говорят лидеры развивающихся стран…

Автор — руководитель аналитического центра «СтратегПРО»

Позиция редакции может не совпадать с мнением автора

Читайте также
Реклама
Прямой эфир