Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир

«Мы не должны входить в союз, который бомбил наш народ 30 лет назад‎»‎

Член президиума Боснии и Герцеговины Милорад Додик — о том, почему БиГ не будет вводить санкции против РФ и закрывать небо для ее самолетов
0
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Алексей Майшев
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Босния и Герцеговина не будет принимать санкции против Москвы и закрывать свое воздушное пространство для российских самолетов. Об этом в интервью «‎Известиям»‎ заявил сербский член президиума БиГ Милорад Додик. Он уточнил: без поддержки Республики Сербской (РС) президиум страны не вправе принимать решение по санкциям, хотя два других представителя правящего триумвирата выступают за меры против России. Политик подчеркнул: РС не поддержит вступление Боснии в НАТО, а нейтралитет БиГ особенно важен во время текущего кризиса на Украине.

«Без одобрения Республики Сербской решение Сараево не имеет веса‎»‎

— Босния и Герцеговина остается одной из немногих европейских стран, которая не ввела никаких санкций против России после начала кризиса на Украине в 2014 году. Два других члена триумвирата в президиуме БиГ выступали за то, чтобы Сараево присоединился к санкциям ЕС. Вы же — против. Изменилась ли ваша позиция сейчас, когда Россия начала ‎спецоперацию‎ на Украине?

— Босния не ввела санкции, для этого не существует соответствующего решения. Есть мусульмане, которые поддержали такое решение (речь идет о представителях мусульмано-хорватского энтитета Федерации Боснии и Герцеговины. — «‎Известия»‎). Они пытаются воспользоваться процедурным присутствием своих послов в ООН и ЕС и на этих площадках говорят о своих намерениях. Но такого решения — я имею в виду санкции против России — нет. Его нет ни в президиуме Боснии и Герцеговины, ни в парламенте, ни в каком-либо другом органе на уровне всей страны. Без одобрения со стороны Республики Сербской любое решение Сараево не имеет никакого веса. Одно ясно точно: БиГ не ввела и не будет вводить никаких ограничений против России.

— Но представители этого энтитета продолжат выступать за введение санкций…

— Да, нужно ожидать, что на всех международных площадках, где будут выступать представители мусульманского энтитета, они будут поддерживать санкционные действия против РФ, а мы, сербы, не будем. К примеру, наши люди присутствуют в системе авиационного контроля БиГ, поэтому мы не ввели запрет на пролет российских воздушных судов. Надо признать, что в стране есть серьезные разногласия, потому что БиГ сама по себе — разрозненная страна. Можно даже сказать, она провалилась как государство.

«Последствия этих бомбардировок не изжиты до сих пор‎»‎

— БиГ и Сербия — единственные государства на Балканах, не вступившие в НАТО. В 2020 году в альянс вступила Северная Македония, а в 2017-м к блоку присоединилась и Черногория. В 2010-м БиГ приняла План действий по членству в НАТО. А 4 марта нынешнего года генсек альянса Йенс Столтенберг заявил, что военная структура окажет дополнительную поддержку Грузии и БиГ «‎в контексте происходящего на Украине»‎. Ожидаете ли вы, что в ближайшее время Босния вступит в НАТО? Как это изменит архитектуру безопасности на Балканах?

— Могу вас заверить: Босния и Герцеговина не сможет вступить в НАТО без согласия со стороны Республики Сербской. Пока БиГ занимает нейтральную позицию, отказываясь от вступления в какие-либо военные блоки. Как мы считаем, мы не должны входить в союз, который бомбил наш народ 30 лет назад (Речь о бомбардировках НАТО позиций боснийских сербов в 1994–1995 году. Причиной вмешательства альянса на тот момент госсекретарь США Мадлен Олбрайт назвала убийство свыше 8 тыс. боснийских мусульман в Сребренице. В феврале 2007-го Международный суд ООН признал эти события геноцидом. Додик утверждает, что «‎никакого геноцида в Сребренице не было» и он «скорее готов сесть в тюрьму, чем признать обратное». — «‎Известия»).

— Почему?

— Потому что последствия этих бомбардировок не изжиты до сих пор и всё еще сказываются на здоровье наших граждан. И поэтому мы не должны забывать эти действия, мы не должны становиться частью этого военного альянса. Особенно в текущей ситуации, когда идет эскалация и столкновения на Украине — нельзя, чтобы нас кто-то использовал в своих интересах, злоупотребив нашей позицией.

— В декабре 2021 года вы были в Москве, встречались с президентом РФ Владимиром Путиным и главой «‎Газпрома» Алексеем Миллером‎. После этих переговоров стало известно, что Россия согласилась сохранить для Республики Сербской существующие цены на газ в размере $290 за 1 тыс. куб. м. Поменялось ли что-либо в газовом сотрудничестве с РФ на фоне последних событий? Изменилась ли цена топлива для РС?

— Мы получаем газ в относительно небольших количествах, если говорить о глобальных масштабах потребления. Мы благодарны президенту Путину, что он понял, как будет развиваться ситуация, еще с самого начала экономического кризиса и невероятного роста цен на газ. Мы хотим продолжать и дальше проекты с Россией, о которых мы ранее договорились.

Должен также сказать, что мы уважаем позицию Москвы, считаем, что она имеет право защищать свои национальные интересы. Именно это, защита своих интересов, и конфликт, который на протяжении многих лет ведется с США, и привели к текущей ситуации на Украине. То, что сейчас происходит на Украине, на мой взгляд — это побочный эффект от столкновения России и Запада.

Справка «Известий»

Согласно Дейтонским соглашениям 1995 года, БиГ состоит из двух энтитетов: мусульмано-хорватской Федерации Боснии и Герцеговины (51% территории) и Республики Сербской (49% территории), а также самостоятельного округа Брчко.

В президиум Боснии и Герцеговины входит по одному представителю от трех основных национальностей: бошняков (славян, принявших ислам), сербов (православных) и хорватов (католиков). Додик с 2010 по 2018 год был президентом Республики Сербской. С 2018 года представляет РС в президиуме Боснии и Герцеговины.

Вступление БиГ в НАТО невозможно без согласия всех энтитетов. Парламент РС еще в октябре 2017 года принял резолюцию о нейтралитете в отношении военных союзов. В 2019-м законодатели энтитета закрепили: решение о присоединении к каким-либо военным блокам может быть принято только по итогам референдума.

В подготовке материала участвовал Стеван Гайич

Читайте также
Реклама
Прямой эфир