Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир

Как некрасиво: 20% предприятий бьюти-индустрии могут закрыться

Из-за санкций производители и поставщики косметической продукции повышают цены
0
Фото: ТАСС/Геодакян Артем
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Свыше 20% косметических салонов могут в ближайшее закрыться, считают эксперты рынка. Из-за пандемии коронавируса отрасль уже лишилась трети салонов. В ближайшее время она может потерять почти столько же — сложнее всего будет выстоять малым предприятиям. Кроме того, цены на расходные материалы могут вырасти на 30%, есть опасность оттока и клиентов, и работников бьюти-индустрии. Кто сможет удержаться и какими способами, разбирались «Известия».

Красота из за границы

Высока вероятность, что из России могут уйти компании, поставляющие высокотехнологичное оборудование салонам красоты, например, лазеры для косметологии, заявила «Известиям» аналитик индустрии красоты Елена Москвичева.

— Есть информация, что в Санкт-Петербурге разорваны отношения с дистрибьюторами из Словении, поставляющими лазер Fotona (один из мировых лидеров рынка. — «Известия»). Вчера прошла тревожная информация о том, что Южная Корея разорвала отношения с нашим Центробанком. Южная Корея за последнее время заняла серьезную долю рынка инъекционных и аппаратных изделий. Если информация подтвердится, встанет вопрос о том, как вести расчеты с этой страной, — рассказала Елена Москвичева.

Эксперты считают, что рост цен на косметологическую технику, инструменты и препараты неизбежен. Цены на ряд аппаратов уже поднялись на 25% и больше. Кроме того, немало оборудования зависло на границе. То, что попало на наш рынок, стремительно распродается, утверждает амбассадор Ассоциации предпринимателей индустрии красоты Зоя Панина. Амбассадор АПИК по Санкт-Петербургу Ляля Садыкова спрогнозировала повышение цен на 30% «абсолютно на все продукты вне зависимости от страны-производителя».

Часть производителей объявили о новых ценах на следующие партии товара. Например, немецкая Wella с 15 марта повышает стоимость своей продукции на 20%, французский производитель L’Oréal — на 10%, итальянская Farmafita — на 15–20%, рассказала «Известиям» Зоя Панина.

Отечественные поставщики тоже не отстают.

— Российский производитель Estel с 1 марта поднял цены на свою продукцию на 50%. «Чистовье» также может поднять цены из-за удорожания сырья. EMI и Tigi из Великобритании цены пока не повышают. Паниковать не стоит в любом случае, мы советуем всем владельцам салонов красоты проверять запасы продукции и делать заказы с расчетом на два-три месяца. И главное, несмотря на повышение цен, целесообразно иметь дело с крупными поставщиками, — сказала Зоя Панина.

При этом потенциально российские производители могут заменить недоступный импорт.

— Я вижу неплохие филеры российского производства, несколько компаний делают лазеры на базе конверсии, — сказала Елена Москвичева. — В Санкт-Петербурге есть несколько компаний, которые уже давно выпускают оборудование физиотерапевтического толка. С этой продукцией работать можно, она качественная. Вера в то, что заграничное всегда лучше, нашим производителям мешала.

Продукция отечественных компаний интересна салонам из-за ее доступности, сказал «Известиям» мастер по работе с волосами Дмитрий Абрамович, но эта тенденция работает только в невысоком ценовом сегменте.

— Салоны и парикмахерские класса выше среднего больше смотрят на европейский рынок как в материалах, так и в сервисе, поэтому, если будут перебои поставок, то у них могут возникнуть проблемы, — сказал он.

На грани закрытия

По словам Зои Паниной, у салонов красоты невысокая рентабельность, и если поставщики материалов поднимут цены более, чем на 30%, бизнес станет невыгодным. Индустрия еще не успела оправиться от пандемийных ограничений — до санкций рентабельность уже упала до 5–10%. В частности, в Санкт-Петербурге около 20% салонов готовятся к закрытию, сказала эксперт. Есть случаи, когда заведения прекращают работу, не выплатив зарплату сотрудникам, сообщила «Известиям» Ляля Садыкова. В столице последствия от санкций пока не столь заметны, утверждает Дмитрий Абрамович.

— Салоны цены пока не пересматривали, так как падение спроса мы фиксируем еще с первых чисел марта, а в Международный женский день ажиотажа не случилось. Люди выжидают и тратят деньги на продукты первой необходимости, — сказал Ляля Садыкова.

Елена Москвичева, напротив, не видит особых отличий от прошлого года.

— Перед 8 Марта был традиционный всплеск, — утверждает она. — Компании-дистрибьюторы активно продают продукцию клиникам и салонам, потому что их владельцы стремятся перевести деньги в товар, понимая, что он всё равно будет востребован. Есть опасение, что люди начнут экономить на бьюти-услугах, но есть и надежда, что привычка следить за собой, особенно распространенная среди российских женщин, все-таки будет держать на плаву отрасль.

При этом эксперт не отрицает, что многие салоны могут закрыться в ближайшее время. За два года пандемии с рынка ушла треть салонов красоты и косметических кабинетов. Сейчас отток может усилиться, потому что, по словам Елена Москвичевой, люди начинают экономить, и домашний парикмахер оказывается удобнее и дешевле, чем визит в салон.

Владельцев клиник беспокоит, что клиенты уйдут к подпольным косметологам.

— Нелегалов очень много, эффективного законодательства, позволяющего с ними бороться, нет. Росздравнадзор имеет право проверять только лицензированные клиники, а девочку, которая подпольно что-то колет, может проверять только налоговая. Но для налоговой инспекции такие девочки слишком незначительные объекты, чтобы за ними охотиться, — отметила Елена Москвичева.

Ляля Садыкова считает, что в индустрии красоты могут возникнуть сложности и с кадрами. Например, в Москве подавляющее большинство мастеров маникюра — мигранты. Если экономическая ситуация будет ухудшаться, они могут покинуть страну. С другой стороны, в условиях экономического спада высвобождается много рабочих рук, и эти люди смогут попробовать себя в индустрии красоты.

Читайте также
Реклама
Прямой эфир