Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Общество
Вся актуальная информация по коронавирусу ежедневно обновляется на сайтах https://стопкоронавирус.рф и доступвсем.рф
Культура
Британская почта начала продажу марок в честь 60-летия Rolling Stones
Мир
Верховный суд США отказал Трампу в сокрытии данных о штурме Капитолия
Мир
Байден пригрозил России остановкой операций с долларом из-за Украины
Мир
На Украине заподозрили Путина и Байдена в тайной договоренности по СП-2
Общество
Вильфанд предупредил ряд регионов России о сильных осадках
Общество
Восемь ж/д станций отремонтируют и реконструируют в Подмосковье в 2022 году
Мир
США сочтут «вторжением» любое передвижение войск РФ через украинскую границу
Армия
Шойгу доложат о выполнении госзаказов в области ОПК и строительства
Общество
Терапевт дала советы по полезному закаливанию
Общество
Врач рассказал о мерах после контакта с зараженным коронавирусом
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Мы познакомились на «Кинотавре» в 1995 году, я представлял там свой первый художественный фильм «Мания Жизели». Марк Григорьевич сразу же меня подкупил своей прямотой, открытостью, непосредственностью, хотя, возможно, многим эти его качества казались излишними.

Для нашего кино Рудинштейн сделал гигантское дело — он создал «Кинотавр», который тогда и до сих пор был и остается лучшим кинофестивалем в России. Именно этот смотр отрывает новые имена и поддерживает уже зарекомендовавших себя режиссеров. И новые, и прежние — все чувствуют себя комфортно.

Для наших кинематографистов Марк Григорьевич был талисманом — умел «зарядить», вселить надежду. Помню случай, когда уже в 2000-м привез на «Кинотавр» свою вторую художественную ленту «Дневник его жены». Пока шел показ, мы с автором сценария Дуней Смирновой дико волновались и даже вышли из зала. По каким-то своим делам выскочил и Рудинштейн. Увидел нас, предложил хлопнуть по сто грамм коньяка, и нам сразу стало легче.

Мы тогда и не помышляли о больших наградах. Мы даже не были к ним готовы, но когда вернулись в зал, нас встретили довольно шумные овации.

С тех пор моя жизнь плотно связана с этим фестивалем, я много раз был его участником и председателем жюри, работаю с ним и сейчас.

Что в прошлом, что теперь «Кинотавр» — детище Марка Григорьевича, никуда от этого не уйти и никто, я думаю, не станет это отрицать. О его вкладе можно судить по программам и по людям, у него всегда в хорошем смысле был нюх на талантливое, неординарное, яркое, эмоциональное кино — потому что таким человеком был и сам Рудинштейн. Он был очень общительным, с ним было легко познакомиться. Конечно, сложнее было подружиться, но очень комфортно общаться. И хотя он умел быть и резким, мог произнести крепкое словцо, никто не чувствовал себя рядом с ним обиженным или ущемленным.

Он был очень разносторонним человеком. Снимался в кино, был продюсером множества талантливых фильмов, а еще Рудинштейн был отличный теннисист — это тоже наша общая тема, мы даже встречались на «Кубке Кремля». Что совсем из другой области интересов.

Марк Григорьевич был удивительно азартным человеком. Это, думаю, и стало залогом успешности его и его детища. Человек другого темперамента просто не мог бы провернуть такую грандиозную работу — создать крупнейший отечественный смотр с нуля. Тем более, в те годы, когда у нас даже проката толком не было.

Его дело живет, он заложил фундамент, развил и сделал фестиваль. Печально, когда такие люди уходят.

Автор — режиссер, продюсер, сценарист, художественный руководитель киностудии «Рок», народный артист Российской Федерации.

Позиция редакции может не совпадать с мнением автора

Читайте также
Прямой эфир