Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Евгению Миронову — 55. Вспоминаю, каким забавным было наше знакомство. Я готовился к съемкам фильма «Змеиный источник» и решил пригласить Евгения Миронова на одну из главных ролей — фотографа Андрея. Он назначил мне встречу в Центральном выставочном зале «Манеж». Там Женя играл спектакль «Последняя ночь последнего царя». Его партнерами были Ульянов, Купченко, Збруев. Евгений Витальевич буквально вылетал на сцену на трапеции. Дело в том, что по задумке режиссера в Манеже был выстроен манеж цирковой.

После спектакля я пошел за кулисы, чтобы договориться о том, когда начинаем работу. А артист мне вдруг сообщает: «Ты знаешь, я уже такое играл. Не буду сниматься». Как же так? Я жутко расстроился. Ехал в метро и страдал, а приехав, тут же набрал домашний телефон Миронова: «Женя, вы знаете, после вашего отказа у меня даже температура поднялась!» А он: «Коля, не температурь». И пообещал перечитать еще раз сценарий. Я подумал, что делает это из вежливости, но нет. Прочел и выбрал себе роль. Маленькую. Его привлекла отрицательная роль Андрона — школьного секретаря, оказавшегося маньяком. Таких он еще не играл.

Миронов никогда не идет проторенной тропой, не использует наработанное. Ему интересно что-то новое. Вот и в роли Андрона он нашел новые обертона, характер. Он искал человеческое в этом бесчеловечном персонаже. Меня тогда поразило, что Женя решил уменьшить и без того крошечную роль. Сократил несколько монологов, объемных монологов, сыграв сцены практически без слов. Зато как! Каждое появление его героя в кадре он продумал и расписал до мелочей. Вот он платком протирает лоб, а в другом эпизоде галстук поправляет. В итоге роль превратилась в одну из центральных.

На съемках мы подружились, и когда я предложил ему переозвучить одного из персонажей в своей картине «Волкодав из рода Серых Псов», Женя тут же согласился. Потом был сериал «Апостол». Режиссер Геннадий Сидоров неожиданно ушел с картины, и Женя, который играл сразу две главные роли и вложил в фильм уже очень много сил, обратился ко мне за помощью: мол, выручи, досними!

Попал на этот проект я не в самый лучший для себя период. После окончания работы над «Волкодавом» наступило опустошение. Я даже думать не мог о съемочной площадке. И буквально вытолкал себя на «Апостола». Оказалось, прекрасная группа, отличный актерский состав. Работа меня затянула и даже излечила. Мы снимали в Москве, под Вологдой, в Тунисе. Позже к съемкам подключился и режиссер Юрий Мороз, мы доснимали фильм параллельно — какие-то сцены Юра, какие-то я. Но центром проекта на тот момент уже был Миронов. Если бы не он, может, картина бы не получилась. Он собирал вокруг себя людей.

В наших отношениях бывали разные времена, случилось и такое, что перестали общаться. «Добрые люди» постарались, столкнули нас лбами, а мы не поняли. Потом, по счастью, Женя проявил большую мудрость и нашел возможность встретиться и поговорить. Это очень мужской поступок.

Меня восхищают и другие качества моего друга. Как-то мы пересеклись с ним в Санкт-Петербурге. Я там снимал очередной свой фильм, а он играл князя Мышкина в «Идиоте» у режиссера Владимира Бортко. И в один из дней ему надо было поехать в Москву. В МХТ имени Чехова его ждал спектакль «№ 13». По возвращении в Питер Женя признался, что не может войти в прежнюю колею. Потому что «№ 13» — это бурлеск, праздник, а Достоевский требовал совершенно иного. Тогда он решил отказаться от всех параллельных проектов и сконцентрироваться только на «Идиоте». К этой работе он специально сильно похудел. Я пришел к нему домой и обнаружил, что, кроме сухариков, у него из еды ничего не было. Женя весил 56 кг. Одни огромные глаза остались. Он как по наждаку ходил ради этой роли. Люди обычно не понимают такого погружения в материал. Им кажется, что всё просто — вышел и сыграл. А артист отдает кусок жизни своей профессии. На самом-то деле Женя отдает ей всю жизнь. Профессии и семье. Я знаю не так много коллег, которые так существуют: Владимир Машков, Данила Козловский и, конечно, Евгений Миронов.

«Нюрнберг» — пятая наша совместная работа. Был у нас еще и продюсерский проект «Фонограмма страсти». Так вот, когда я позвонил ему с предложением новой роли в «Нюрнберге», Женя тут же сказал: «Давай». Это не только профессиональное, но и человеческое доверие. И это притом что предложенный материал сопротивлялся ему. Миронову было сложно войти в роль. Но я опять увидел того же Женю, которого знаю уже много лет. Он снова задавал бесчисленные вопросы, предлагал варианты. С ним интересно работать, потому что он проникает в суть истории, в самые глубины подсознания персонажа. Он очень точен. За что бы ни брался, у него всё получается.

На моих глазах он делал Театр наций. Когда он туда пришел, здание было практически разрушено. Вместо сцены и зрительного зала — яма. В театре шел затянувшийся ремонт. Женя всё поднял, сделал один из лучших театров в Москве. Это колоссальные нагрузки. И он их вытягивает. Вообще не знаю, когда он отдыхает. Я его все время ругаю за это, говорю: «Надо отдыхать». И однажды я пошел с ним на сделку. Я согласился доснимать «Апостола», а он должен был после съемок поехать в отпуск. И Женя сдержал его — скрепя сердце, заметим. Ибо для него даже мысль о том, что нужно без дела провести неделю или две, не говоря уже о месяце, совершенно невыносима. Однако в конце концов ему даже понравилось. Надо хоть иногда заряжать батарейки. Но и в отпуске он не мог сидеть без дела — мы всё время обсуждали новые проекты.

За три месяца, что мы снимали «Нюрнберг», у Жени Миронова был один выходной: он все время занят в театре, на съемках, на совещаниях. Он живет репетициями, съемками, гастролями, фестивалями. Если кто-то называет его трудоголиком, я уточню, Миронов — трудяга. Потому что ему важно качество того, над чем он собирается работать. Важна цель. А трудоголик — это, строго говоря, бессмысленная история, человек крутится-вертится, лишь бы что-то делать, не задумываясь о результате. Миронов не разменивается и ради денег. Ведь Женя служит искусству, а не «золотому тельцу». Это его кредо. Он погружен в профессию. И без нее он не мыслит жизни. Мы много лет встречали Новый год семьями, на празднике были его папа, мама, сестра. Он и тут был неутомим. Придумывал конкурсы, концерт. У Евгения Миронова не бывает периодов затишья, он всегда бурлит.

Люди искусства всегда зависят от вдохновения. Или, что тяжелее, от его отсутствия. Нам всегда хочется его поймать. У меня бывало: приходишь на площадку, настраиваешься на работу, однако ничего не получается, но появляется Женя и моментально заряжает всех своей энергией. Рядом с Мироновым я чувствую себя гением. У меня вырастают крылья, открываются неизвестные ресурсы. И так происходит каждый раз. Это очень редкое качество. А всё потому, что Женя Миронов добрый, открытый и щедрый человек. И, конечно, бесконечно талантливый!

Он не любит праздновать свои дни рождения. И в свой юбилей будет работать. Женя выпускает спектакль «Мастер и Маргарита» в Театре наций, который ставит Робер Лепаж. Премьера для Миронова будет лучшим подарком.

Автор — режиссер, лауреат Государственных премий РФ

Позиция редакции может не совпадать с мнением автора

Читайте также
Прямой эфир