Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

«Я реально чувствую, что моя игра на подъеме»

Российский теннисист Карен Хачанов — о ценности серебра Олимпиады в Токио и вакцинации перед Australian Open
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В Париже 1 ноября стартовал последний в этом сезоне теннисный турнир серии «Мастерс» — второй по значимости категории соревнований после «Большого шлема». Во вторник, 2 ноября, матч первого круга проведет россиянин Карен Хачанов, который сыграет с 97-й ракеткой мира шведом Микаэлем Имером.

В 2018 году Хачанов уже выигрывал это соревнование, сделав это сразу после триумфа на Кубке Кремля. Тогда он поднялся на 11-е место в мировом рейтинге Ассоциации теннисистов-профессионалов (ATP). С тех пор у него не было таких побед, и среди российских теннисистов Карен оказался в тени Даниила Медведева и Андрея Рублева. Во второй половине 2021 года Хачанов вновь громко заявил о себе. Летом 25-летний спортсмен дошел до четвертьфинала Уимблдона, а затем выиграл серебро Олимпийских игр в Токио.

В минувшие две недели Карен Хачанов играл в России — сначала дошел до полуфинала Кубка Кремля в Москве, а затем во втором круге St.Petersburg Open уступил будущему победителю турнира хорвату Марину Чиличу. Незадолго до этой игры Карен дал интервью «Известиям», в котором оценил свое выступление в последние несколько сезонов, рассказал об адаптации в России после перелета с октябрьского «Мастерса» в американском Индиан-Уэллсе и прокомментировал вероятную необходимость вакцинации, чтобы сыграть на январском Открытом чемпионате Австралии.

— Как себя чувствовали после прилета из США?

— Прилетел из-за океана после такого большого турнира, как «Мастерс». И было непросто играть в Москве. Но, в принципе, все участники Кубка Кремля оказались в одинаковых условиях. Так что ничего страшного. Для меня турниры в России в большом приоритете — хотел на них выступить. В первый день было тяжело. С этой акклиматизацией и разницей во времени ты чувствуешь себя немножко уставшим. Но потом уже вошел в турнир и потихоньку набрал форму. В Питере уже чувствовал себя хорошо физически. И вся энергия также на месте. Надеюсь, в таком состоянии подойду и к «Мастерсу» в Париже.

— С адаптацией после перелета из-за океана связано поражение от Аслана Карацева (6:7) в полуфинале Кубка Кремля?

— Я бы так не сказал. Аслан был в таких же условиях. Он даже на несколько дней позже меня прилетел, поскольку в Индиан-Уэллсе вместе с Андреем Рублевым дошел до финала в парном разряде. Поэтому нет, вообще никак не сказался перелет. Может быть, только во втором сете я чуть-чуть сбавил в плане энергии. И был такой маленький… Не то чтобы упадок сил, просто проблемы были связаны с психологической стороной, поскольку в первом сете имел возможность выиграть. Я был впереди, мог сыграть лучше, но в итоге проиграл на тай-брейке, хотя имел тройной сетбол. И первые геймы во второй партии были очень важны, чтобы продолжить борьбу. А получилось так, что я их проиграл. У Аслана появилось большое преимущество, он стал еще лучше действовать. А я, наоборот, сбавил. Это всё взаимосвязано.

— Спустя почти три месяца после Олимпиады в Токио как воспринимаете свое серебро там?

— Конечно, аппетит приходит во время еды. И всегда хочется большего. Но ты отдаешь себе отчет, что провел хороший турнир, были победные матчи. Да, хотелось выиграть Олимпиаду, но если бы до нее мне кто-то сказал, что завоюю медаль в Токио, то 100% согласился бы на это. Тут всегда такой момент, что есть маленькая досада, когда по итогам финала берешь не первое место, а второе. Но на Олимпиаде любая медаль больше ощущается как приз, чем финал в других турнирах.

— Как вам атмосфера на трибунах в Москве и Питере? Привыкли уже к ограниченной посещаемости турниров?

— Да, мы в какой-то степени уже привыкли. Но ждем не дождемся, когда будут полные трибуны. Они уже были на некоторых турнирах, но хотелось бы видеть это в той же России, где в Москве и Питере пока разрешили всего лишь 30%. И при этом только вакцинированным можно было посещать матчи, поэтому мы в прошедших двух турнирах увидели не так много болельщиков. Но всё равно спасибо всем, кто приходит поддержать, посмотреть теннис. Это в любом случае лучше, чем пустые трибуны. Надеюсь, скоро ограничения будут более регулируемыми и их станет чуть меньше.

— Сейчас много разговоров о том, что организаторы Australian Open на январский турнир введут жесткие требования по вакцинации. Те, кто откажется привиться, либо не получат допуск в Мельбурн, либо будут вынуждены отсидеть двухнедельный карантин. Вы как относитесь к этой проблеме?

— Этот вопрос будет решаться в ближайшее время. Знаю, вроде объявили, что из топ-100 мирового рейтинга только 70% вакцинировались. Но это всё равно большой процент. Я пока не вакцинировался. И в ближайшее время буду решать, что делать. В Австралии уже увидим, кто сидит на карантине, а кто реально вакцинирован. Но пока не буду комментировать, что собираюсь делать.

— Вы за полтора года пандемии успели переболеть ковидом?

— Да, я в прошлом году переболел перед началом подготовки к сезону. Это случилось в Дубае. Заразился вместе с семьей — я, жена и сын. Мы втроем болели две недели, отсидели карантин. Поэтому начал подготовку к сезону чуть позже. Это было в декабре.

— Это сказалось на вашей готовности к нынешнем сезону? Или переболеть в декабре — самое удачное время для теннисиста из топ-100?

— У меня было больше времени на восстановление, поскольку сроки проведения Australian Open всё равно двигали. Получилось так, что всё успел. Изначально думал, что будет мало времени потренироваться. Тем более, мы все по-разному переносим болезни, и я не знал, успею ли восстановиться и набрать форму. Но когда Открытый чемпионат Австралии перенесли, понял, что действительно лучше было переболеть в декабре, чем на самом турнире «Большого шлема». Я переболел и успел потренироваться. Было достаточно времени для этого — шесть недель. После этого полетел в Австралию.

— В октябре 2018 года вы выиграли Кубок Кремля и «Мастерс» в Париже. Турниры такого ранга на тот момент не покорялись даже Даниилу Медведеву, поэтому вы считались главным российским теннисистом. Почему с тех пор не удавалось выступать так же стабильно, как Даниилу, и лишь в этом году были новые успехи в виде четвертьфинала Уимблдона и серебра Олимпиады?

— Ну в 2018 году я был даже впереди Дани. Тот сезон закончил в рейтинге ATP выше, чем он. И в 2019-м первую часть сезона, вплоть до американской серии, стоял выше него. Но в тот момент он реально очень сильно прибавил и поднялся еще выше.

Тут важно, с чем вы сравниваете мои результаты. Если с лучшими выступлениями, то да, был маленький спад. Если же вспоминать, что ты три года был в топ-15, но затем на рейтинг влияют блокировки на некоторых турнирах, где был полный бардак, то всё не так плохо. Бывают разные нюансы, которые влияют на результат. Например, весной этого года такое случалось, когда я выступал на грунте. И у меня действительно был спад — и физический, и в общем. А вот во второй части сезона, начиная с Уимблдона, я реально чувствую, что моя игра на подъеме. Чувствую себя уверенно и знаю, что делаю, как тренируюсь, какая команда у меня, в каком направлении мы движемся. Результаты и прогресс у меня лучше, чем было до этого. Сейчас стоит цель всё это продолжить, чтобы в ближайшее время улучшить результаты на крупных турнирах и подняться в рейтинге.

Читайте также
Прямой эфир