Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Решение по ключевой ставке на этот раз, на мой взгляд, было крайне сложным и ответственным для регулятора. Очевидно, что повышение назрело: денежно-кредитные условия изменились на фоне падения цен на ОФЗ. А их динамика отражает инфляцию и инфляционные ожидания.

Рост цен на товары и услуги и стал главным доводом в пользу повышения ключевой. По состоянию на 18 октября (год к году), инфляция была 7,78%. В сентябре уровень подскочил до максимума с 2016 года — 7,4% годовых. Базовая инфляция (без сезонных товаров, таких как овощи и фрукты) за прошлый месяц превысила 7,6%, а продовольственная — 9,2%. И это не самое неприятное. Ряд инвестиционных банков прогнозирует, что пик роста цен еще не пройден (вопреки ранее данным оценкам). В связи с этим логичным представлялось повышение ключевой ставки сразу на 0,5 п.п., до 7,25% годовых.

Стоит отметить, что и денежно-кредитные условия на рынке сложились на фоне ожидания «агрессивного» сценария роста ключевой. Другими словами, даже если бы регулятор отложил увеличение этого показателя как минимум до следующего заседания, то кредиты для бизнеса и граждан не стали бы дешевле. Поэтому смысла не поднимать ставку совсем в нынешних условиях нет.

Однако неожиданно вмешалась очередная волна пандемии. Правительство вынуждено было принять строгие меры по борьбе с распространением инфекции, в том числе ввести нерабочую неделю и прекратить деятельность отдельных предприятий. Такого же разрушительного влияния на экономику, как локдаун, случившийся полтора года назад, это не окажет, но замедлит рост ВВП. Лучшим лекарством для него служит мягкая денежно-кредитная политика. Поэтому на столе у регулятора, на мой взгляд, был вариант «щадящего» повышения ключевой ставки — на 0,25 п.п.

Однако Банк России принял не только неожиданное, но и самое жесткое решение из возможных — повысил ставку сразу на 0,75 п.п. —– такого не случалось с 2014 года, когда экономика столкнулась с сильным шоком. О чем говорит это решение?

Во-первых, инфляционные риски укоренились. С ожиданиями скорого снижения темпов роста цен предлагается окончательно расстаться. В базовом сценарии ЦБ ожидает скачка инфляции почти до 8%. Если это так, то мы увидим еще одно повышение ставки в этом году. Первичная реакция рынка была оптимистичной. Пара USD/RUB впервые с июня прошлого года пробила вниз отметку 70. Фонды, ориентированные на Россию, за неделю до заседания привлекли $100 млн, и впервые — в облигации.

Однако вскоре оптимизм поубавился. Участники рынка, на мой взгляд, ошибочно приняли повышение ставки на 0,75 п.п. за сигнал завершения цикла ужесточения монетарной политики. В прогнозе основных макроэкономических показателей, несмотря на консервативные ожидания по ценам на нефть и экспорту, усредненная ключевая ставка обозначается на уровне 7,3–8,3%. А значит, вероятнее всего, регулятор начнет цикл смягчения не ранее первого полугодия 2022-го. И это будет происходить постепенно. Цены на облигации еще будут снижаться в этом году.

В связи с резким повышением ключевой ставки в ближайшее время можно ожидать увеличения процентов по кредитам для населения и бизнеса на 0,5–1 п.п. Банки будут закладывать негативные ожидания по инфляции и росту ставок. Инфляционный шок мешает укреплению рубля. Повышение на те же 0,5–1 п.п. ставок по рублевым депозитам не делает их сильно привлекательными. Наиболее консервативные инвесторы, на мой взгляд, предпочтут валютные инструменты, даже несмотря на то что с фундаментальной точки зрения рубль недооценен. Фактически потенциал укрепления нацвалюты съедается инфляцией. Пока она не снизится до 4–5% годовых, рубль не будет существенно дорожать к доллару при неизменной внешней конъюнктуре. До конца года курс USD/RUB в нашем базовом прогнозе будет в диапазоне 70–75.

Автор — начальник управления торговых операций на российском фондовом рынке «Фридом Финанс»

Позиция редакции может не совпадать с мнением автора

Читайте также
Прямой эфир