Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В период пандемии и экономического кризиса конкуренция ключевых игроков мировой политики идет не только в сфере военного или технологического потенциала, но и в рамках идеологической повестки, которую ведущие державы могут сформулировать и продвигать. Президент России Владимир Путин последовательно добивается усиления роли РФ именно в рамках этой «конкуренции ценностей». Недаром и тема года для Международного дискуссионного клуба «Валдай» была сформулирована как «Глобальная встряска — XXI: человек, ценности, государство».

Президент не первый раз апеллирует к ценностям «разумного консерватизма» — как он снова отметил, «пока врачебный принцип «не навреди» представляется наиболее рациональным». Именно в 2020–2021 годах в ряде западных государств произошло усиление позиций леволиберальных сил — показателен приход к власти в США демократической администрации Джозефа Байдена и вероятное формирование так называемой «светофорной коалиции» (с участием СДПГ, «зеленых» и свободных демократов) в ФРГ. Со временем это может усилить запрос на консервативную повестку — как в странах Запада, так и среди наиболее влиятельных игроков из других регионов мира.

Владимир Путин во время выступления на пленарной сессии клуба «Валдай» закрепляет роль России как одного из мировых центров рационального консерватизма, что может сыграть значительную роль в диалоге с теми политиками (в том числе в США и странах ЕС), позиции которых могут укрепиться уже в ходе избирательных кампаний 2023–2024 годов, а также в чуть более отдаленной перспективе.

При этом президент предлагает как российским гражданам, так и международной аудитории взвешенную консервативную концепцию, позволяющую избежать крайностей и сочетающую апелляцию к традиционным ценностям («цена непродуманного социального естествоиспытательства... оставляет за собой нравственные руины, на месте которых долго невозможно вообще ничего построить») с особым вниманием к социальной проблематике — отсюда и резонансное заявление главы государства о том, что «существующая модель капитализма…. исчерпала себя; дикий капитализм тоже не работает»).

Проблемы, вызванные пандемией, в мировом масштабе усилили общественный запрос на эффективную работу с социальной повесткой и усиление патерналистской роли государства. Это соответствует как внутрироссийской политической практике (именно таков идеологический каркас, например, изменений в Конституцию, принятых в 2020 году), так и ценностям европейских консервативных партий 1950–1970-х годов.

Фактически, позиционируя Россию в качестве точки опоры — или даже «ковчега» — для подобных ценностей (недаром президент процитировал Николая Бердяева: «консерватизм — это не то, что мешает идти вверх и вперед, а то, что мешает вниз и назад, к хаосу»), Владимир Путин обращается к политикам нового поколения, которые будут приходить на смену действующим лидерам западных консервативных партий уже в перспективе ближайших лет. Вспомним еще раз президентские выборы 2020 года в США и парламентскую кампанию-2021 в Германии: это еще один показатель кризиса, с которым сталкиваются эти страны. И в то же время — признак их грядущей трансформации в ближайшем будущем. Российский президент уже сегодня формирует основу для активизации диалога с политическими элитами, которые будут определять курс своих стран во второй половине 2020-х годов.

При этом поступательная работа по поиску идеологических союзников, которую проводит Владимир Путин, предполагает не популистский, а максимально осторожный и ответственный подход и к решению задач, определяющих взаимодействие мировых и наиболее амбициозных региональных держав, в том числе по вопросу реформирования ООН. Заочная полемика с президентом Турции Реджепом Тайипом Эрдоганом, ранее выступившим с резкой критикой существующей архитектуры глобальной безопасности (в его логике судьба человечества не должна быть «оставлена на милость горстке» стран-победителей во Второй мировой войне), еще раз подтверждает взвешенный подход российского лидера. Владимир Путин прекрасно видит риски нарастания международной напряженности на фоне пандемии и потому настаивает на сохранении эффективных механизмов для согласования позиции мировых игроков в рамках Организации Объединенных Наций — в качестве работающего института, а не просто «площадки для дискуссий». Недаром президент подчеркнул, что «если мы разрушим право вето постоянных членов, то ООН умрет в этот же день».

Ситуация в мире в 2020–2021 годах еще раз подтвердила результативность ключевых подходов, на которые Владимир Путин сделал ставку в выстраивании внешнеполитической стратегии России в предыдущие годы. Последовательное отстаивание суверенитета, усиление роли государства в экономике, опора на ценности рационального консерватизма, за что Кремль часто подвергался критике со стороны как внешне-, так и внутриполитических оппонентов — становятся преимуществами нашей страны. Как отметил президент во время заседания клуба «Валдай», «эпоха перемен началась давно», и именно реагирование на подобные вызовы еще на ранних стадиях позволило России мягче, чем многим другим странам, пройти через нынешний кризис и заложить основы для укрепления собственных внешнеполитических позиций в течение ближайшего десятилетия.

Автор — генеральный директор Агентства политических и экономических коммуникаций

Позиция редакции может не совпадать с мнением автора

Читайте также
Прямой эфир