Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В американо-китайском противостоянии под занавес прошлой недели произошло примечательное событие, которое будет иметь последствия и для всей мировой политики. США, Великобритания и Австралия объявили о формировании расширенного трехстороннего партнерства в области безопасности (под названием AUKUS).

США сделали еще один шаг в формировании сети антикитайских союзов — на этот раз даже невзирая на сопутствующие крупные издержки для собственной репутации. Новое партнерство уже вызвало скандал и серьезные разногласия на Западе: Франция обиделась на США из-за сорванных контрактов на подлодки с Австралией и впервые в истории отозвала своих послов из Вашингтона и Канберры.

Создание AUKUS показывает, что в сдерживании КНР Вашингтон делает упор на военную составляющую. Это образование также затрагивает — пока косвенно — и Россию, поскольку в АТР появляется еще одно недружественное Москве государство, обладающее атомным подводным флотом (пусть пока и без ядерного оружия). Формирование AUKUS именно в таком формате определено сочетанием нескольких факторов.

Судя по всему, пространством потенциального военного противоборства между США и КНР становится Южно-Китайское море, по которому проходит главный торговый маршрут Китая. Вашингтон длительное время пытается поставить море под свой контроль под лозунгом «свободы судоходства» (кстати, под этим же лозунгом, США пробуют оспорить суверенитет России в акватории Северного морского пути).

Вторая точка напряженности складывается сейчас вокруг острова Тайвань. Интересы сдерживания Китая еще при Дональде Трампе потребовали от США возобновления активных военно-политических контактов с островной администрацией. Джо Байден продолжил эти контакты, демонстративно нарушая принцип «одного Китая», который американцы в свое время признали одним из главных условий нормализации американо-китайских отношений. Корабли ВМС США стали чаще нарушать территориальные воды Китая в тайваньском проливе.

Реагируя на эти провокации и угрозы своей безопасности, КНР усиливает и военно-морской флот в целом, и военное присутствие возле острова Тайвань, в частности. Что, конечно, раздражает Вашингтон.

Третий немаловажный фактор появления AUKUS — культурно-цивилизационное «родство» трех англо-саксонских союзников.

В итоге Австралия, относительно близко расположенная к Южно-Китайскому морю, стала незаменимым звеном для американских планов. Обладание атомными подводными лодками в перспективе позволит Австралии осуществлять длительное патрулирование в Индо-Тихоокеанском регионе. А из наиболее близких союзников США только Британия обладает технологиями строительства атомных подлодок, которые эти страны обязались построить для Австралии.

Трехстороннее партнерство создано в дополнение к уже имеющемуся четырехстороннему (Quad) США, Австралии, Японии и Индии, которое также было нацелено против Китая. Одно время считалось, что этот формат будет для США ядром, к которому позднее, возможно, присоединятся другие страны.

Однако Индия со своей политикой «стратегической автономии» очень осторожно участвовала в разного рода антикитайских акциях США. Среди китайских экспертов есть мнение, что «четверка» — механизм, специально разработанный американцами для Индии, чтобы закрепиться в этой стране и подтолкнуть ее к противостоянию с КНР. Еще одной проблемной страной в рамках усовершенствованной антикитайской стратегии Байдена оказалась и Япония, придерживающаяся неядерных принципов в обороне.

С созданием AUKUS все стало на свои места: Вашингтон и Лондон решили не рисковать, и новым ядром антикитайского союза в итоге стало сугубо англо-саксонское партнерство — без Индии и Японии. Как считают китайские эксперты, особое положение Австралии в «четверке» может повлиять на стратегический выбор Японии и особенно Индии, которая иллюзорно рассчитывала на помощь США в чувствительных военных технологиях. Но с созданием AUKUS «союз четырех» США распускать не собираются. На сайте Белого дома размещена информация о проведении 24 сентября в Вашингтоне первой очной встречи лидеров «четвёрки».

Официальная реакция КНР — сдержанно-осуждающая. Пекин призвал Канберру отказаться от мышления «холодной войны с нулевой суммой» и узких геополитических концепций, чтобы иметь возможность по-настоящему самостоятельно урегулировать отношения с Китаем.

Но экспертная реакция в Китае детализирует опасные последствия создания AUKUS в случае разных сценариев обострения в регионе. Вплоть до того, что Австралия может стать потенциальной мишенью для ядерного удара, например, со стороны Китая и России, поскольку австралийские атомные подлодки в случае военного конфликта будут обслуживать, конечно же, стратегические интересы США.

Более того, предоставление носителей оружия массового уничтожения, ядерных технологий и ядерных материалов Австралии — государству, не обладающему ядерным оружием, противоречит обязательствам Договора о нераспространении, что создает опасный прецедент для других стран.

В целом, новообразованное оборонное партнерство — рискованная попытка администрации Байдена восстановить американскую гегемонию в мире. AUKUS сдерживает Китай со стороны Тихого океана, а странные обстоятельства планового ухода США из Афганистана создали проблемы Китаю (а, заодно, и России) с запада — в Центральной Азии.

На этом фоне в КНР подчеркивают возрастающее стабилизирующее значение ШОС в мире и особую роль стратегического сотрудничества его ядра — России и Китая. 17 сентября лидеры ШОС имели возможность обсудить новую ситуацию в области безопасности на очередном 21 заседании участников на высшем уровне. Тогда же была запущена и процедура принятия в ШОС Ирана.

По итогам заседания отдельные китайские эксперты допускают, что влияние организации может даже выйти за пределы ее границ, например, путем стимулирования экономики Центральной и Юго-Восточной Азии посредством трехстороннего сотрудничества с АСЕАН и ЕАЭС.

Автор — эксперт межкультурного исследовательского центра Университета Хучжоу (Китай)

Позиция редакции может не совпадать с мнением автора

Читайте также
Прямой эфир