Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Представители отечественной так называемой либеральной несистемной оппозиции очень часто свои проблемы в российском правовом поле списывают на козни властей, которые их боятся. Однако если рассмотреть вопрос политической зрелости и морально-этической чистоплотности оппозиции комплексно, то тут обнаруживаются большие проблемы. Стоит проанализировать высказывания ключевых медийных фронтменов ФБК, признанного в России НКО-иноагентом.

Для начала взглянем на высказывания и призывы Навального и Ко сквозь призму их соответствия правовым нормам, описывающим такую серьезную угрозу конституционному строю России, как экстремизм. Хотелось бы отметить определенную долю лицемерия и ханжества этих людей, когда они возмущаются антиэкстремистским законодательством и в целом ставят его под сомнение. Достаточно вспомнить, как либералы рукоплескали правоохранительным органам, когда те в начале нулевых активно работали, например, по националистам в рамках санкций 282-й статьи УК РФ. Тогда Навальный писал заявление в полицию на Максима Марцинкевича, требуя привлечь его к ответственности за экстремизм. А теперь вся эта компания стонет по поводу того, что по отношению к ним это также применяется.

А самой, пожалуй, резонансной стала история с оскорблением Навальным, по сути, всех участников Великой Отечественной, когда он назвал снявшегося в ролике в поддержку поправок к Конституции РФ ветерана войны Игната Артеменко предателем. Что это, если не открытая насмешка над нашей исторической памятью и фактическая завуалированная героизация нацизма?

Есть, впрочем, в арсенале несистемной оппозиции и куда более конкретные экстремистские посылы. Взять хотя бы неоднократные призывы самого Навального, его подручных в лице Леонида Волкова, Ивана Жданова, Любови Соболь и других выходить на незаконные и несанкционированные уличные акции. Все эти акции ими организовывались, чего никто не отрицает. В результате в центре Москвы оказывались перекрыты транспортные магистрали, сторонники оппозиции вступали в стычки с сотрудниками правоохранительных органов, посягали на безопасность и здоровье граждан. Достаточно вспомнить хотя бы нападение на автомобиль с правительственными номерами, когда водителю выбили глаз. Все это является признаком действий сложившейся деструктивной экстремистской организации.

Нельзя забывать и о прозвучавшем в 2020 году во время эфира на «Эхе Москвы» призыве Навального свергать конституционную власть в стране с помощью насилия. Тогда он говорил буквально следующее: «Такую власть нужно точно свергать прямо сейчас, вполне вероятно, даже насильственный образом».

В любом западном государстве после такого рода высказываний гражданин пошел бы по этапу. Достаточно вспомнить участников митинга возле американского Капитолия 6 января, против которых заведены десятки, если не сотни уголовных дел — и только лишь за то, что люди просто вышли на законный митинг. Навальный же достаточно долгое время занимался насаждением в среде своих сторонников экстремистских настроений и при этом оставался на свободе.

Мало того, он и члены его ближнего круга неоднократно высказывались в пользу проведения так называемых люстраций, то есть бессудного поражения в правах представителей судейского сообщества, правоохранительных органов и госслужащих. Причем признаком «люстрации», по их мнению, является простое несогласие с выносимыми ими решениями. И опять они оставались на свободе после этих экстремистских высказываний. Россия в этом смысле и вправду уникально открытая и чересчур демократическая страна.

Однако есть в истории с деградацией оппозиции и другой немаловажный аспект. Речь идет о появившейся недавно в социальных сетях и Telegram-каналах возможной переписке оппозиционного московского муниципального депутата Ильи Яшина, которая, судя по всему, утекла в Сеть через хакерский взлом. Во-первых, что бросается в глаза, многие оппозиционные деятели в отношении своих соратников не соблюдают элементарных правил приличия, допускают матерные и уничижительные высказывания. Так, в частности, Илья Яшин в переписке с Владимиром Миловым называет своего, казалось бы, единомышленника по оппозиционному лагерю Михаила Светова нацистом, а в одном из высказываний — ветерана либерального движения Леонида Гозмана гнилым мужиком, которого «не жалко».

Максима Каца же как только не обзывают в переписке. Причина на самом деле проста, и про нее писали даже некоторые оппозиционные СМИ — якобы начштаба Навального Леонид Волков воспылал чувствами к одной из сотрудниц, девушке Каца. Вследствие чего последний превратился чуть ли не в главного врага ФБК и всей компании. Сама Екатерина Патюлина говорила про токсичную атмосферу штабов Навального и фактический харассмент со стороны Волкова.

Но, пожалуй, самой интересной находкой в переписке Яшина стала ссылка на папку на «Яндекс.Диске» (уже удаленную), в которой лежали интимные видеозаписи Любови Соболь и, предположительно, оператора YouТube-канала «Навальный. Live» Акима Керимова. Соболь, находящаяся в официальном браке, никак эту информацию не прокомментировала.

И такого в переписке можно найти много. Странно, что эти люди пытаются что-то рассказывать окружающим про моральность или аморальность.

Отдельного внимания заслуживают блоки про обналичивание денег, получаемых от спонсоров, а также обсуждения финансовых махинаций по выводу средств. Фигурируют такие фамилии, как Кох и Чичваркин. В принципе, это и так было секретом Полишинеля, но теперь в переписке вскрывается активно и недвусмысленно.

Подводя итог, можно сказать, что российская псевдолиберальная оппозиция прошла полный цикл деградации, превратила оппозиционную риторику в средство для зарабатывания денег, обмана сторонников, запугивания активистов и превращения их в послушные орудия для реализации своих экстремистских замыслов.

Автор — политолог, журналист

Позиция редакции может не совпадать с мнением автора

Читайте также
Прямой эфир