Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Решение американского регулятора в очередной раз сохранить ключевую ставку на уровне 0–0,25% вызывает противоречивые чувства. С одной стороны, никакого сюрприза для рынка в этом не было. С другой — генеральная линия ФРС всё больше расходится с политикой других стран и с наблюдаемой реальностью.

Главной интригой для инвесторов и наблюдателей было то, как Федрезерв будет обосновывать сохранение ультрамягкой политики в условиях, когда вакцинация идет полным ходом, рост ВВП на многолетних максимумах, а инфляция превышает докризисные показатели. Большинство индикаторов — в пользу роста ставки, однако на прежних заседаниях регулятор давал твердое обещание сохранять ее на текущем уровне как минимум до конца 2022 года.

Глава ФРС Джером Пауэлл заявил, что «еще не время» ужесточать денежно-кредитную политику, и привел несколько ключевых аргументов. Во-первых, кризис, вызванный пандемией, далек от завершения, несмотря на успехи вакцинации.

Во-вторых, всплеск инфляции в США вызван временными факторами, в том числе отложенным спросом на товары, и не факт, что цены будут расти теми же темпами на протяжении всего года по завершении пандемии. Условный таргет ФРС — «немногим выше 2%» (эта расплывчатая формулировка используется с конца предыдущего года), фактически он достигнут: в марте инфляция в США составила 2,6%, что последний раз случалось в уже далеком 2018 году, для американского рынка такой уровень является здоровой нормой.

Но тут есть нюанс. ФРС утверждает, что ни индекс потребительских цен, ни ожидаемая инфляция не считаются для него фундаментальными показателями. Американский регулятор за основу оценки инфляции берет более сложный для понимания индекс PCE (изменения цен текущих трат домохозяйств). Он считает не фиксированную корзину товаров и услуг, а расходы с поправкой на экономию, когда американцы из-за подорожания вообще перестают покупать какую-то подкатегорию. Такая инфляция ниже, чем у Бюро статистики, на целых 0,8%, и тогда получается, что ФРС права: если траты населения сократятся хоть в какой-то части корзины, то цены в смежных секторах пойдут вниз.

Но, пожалуй, самый сильный аргумент против роста ставки касается состояния американского рынка труда. Со слов Пауэлла, сворачивать мягкую политику можно будет не раньше, чем безработица вернется к докризисным значениям, а до этого момента «еще очень далеко». И с этим сложно не согласиться. Да, в феврале рынок ожил: число первичных заявок на пособие еженедельно обновляет минимумы и сейчас составляет менее 550 тыс. против 6,6 млн год назад и 800 тыс. минувшей зимой. Но динамика настолько слабая, что для выхода на уровни начала 2020 года потребуется еще до двух лет.

Сейчас безработица в США составляет около 6%. С осени, то есть за полгода, она снизилась всего на 1%. Норма для США в обычные годы — это 3,5–4%, что весьма далеко от текущих значений. Даже 4,5%, которые отмечались в марте 2020 года, будут достигнуты при нынешних темпах не ранее чем через 1,5 года, то есть как раз к началу 2023-го. В этом свете стратегия ФРС выглядит вполне последовательной и логичной.

Тем не менее рынки отреагировали на решение регулятора с осторожным оптимизмом. Возможно, это связано с тем, что намерение удерживать ставку на текущем уровне строго в течение ближайших 1,5 лет не было проговорено явным образом, а инфляция и рынок труда еще могут преподнести сюрпризы. Например, инвестбанки уже прогнозируют рост цены на нефть до $80 за баррель, что будет сопровождаться удорожанием не только топлива, но и других базовых товаров. В какой-то момент инфляция может преодолеть психологический барьер в 3%, и ФРС будет вынуждена досрочно выйти из режима мягкой денежной политики.

В итоге реакция рынка на сохранение ставки и программы выкупа оказалась умеренно позитивной. Индекс доллара ослаб на сотые доли процента, однако заметно вперед выдвинулся евро: его курс против валюты США превысил 1,21, что является максимумом с конца февраля. Мировые фондовые площадки синхронно ушли в зеленую зону: Азия уже ночью была в плюсе до 1% по ключевым индексам, Европа утром открылась приростом около 0,5%, фьючерсы на динамику американских бумаг прибавили до 1%. Золото и другие драгметаллы тоже пошли в рост, набрав за сутки от 0,3 до 0,6%, нефть подскочила до $67,4 за баррель с $65–66, отмечавшихся еще совсем недавно.

Можно сказать, что мировая экономика и фондовые активы получили новый импульс к росту на ближайшие пару месяцев. Но при малейших признаках того, что пандемия из США окончательно ушла, возможна негативная реакция: инвесторы будут фиксировать прибыль, продавая всё, кроме наличного доллара и облигаций американского правительства.

Автор — финансовый аналитик

Позиция редакции может не совпадать с мнением автора

Читайте также
Прямой эфир