Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В Казани на сюжет национальной легенды поставили первый татарский мюзикл, «Золотая маска» за лучший мюзикл прошлого сезона отправилась в Новосибирск, а в Перми собираются отметить 300-летие города мюзиклом про его покорение Москвой в XV веке. Еще недавно считалось, что жанр этот не имеет больших перспектив в нашей стране: после трагедии с «Норд-Остом» и провала «Чикаго» перенос бродвейских традиций на российскую почву был поставлен на паузу. Даже энтузиазм Михаила Швыдкого, создавшего Театр мюзикла, выглядел скорее частным случаем, возможным лишь в богатой перенаселенной столице. Но теперь за дело взялись коллективы из регионов.

Татарский академический театр оперы и балета позиционирует «Алтын Казан» как главную премьеру сезона. Билеты на все три дня апрельского блока раскуплены (при 70-процентном ограничении заполняемости зала), постановку снимает телевидение: планируется показ на одном из крупнейших западных кабельных каналов. Автор музыки — Эльмир Низамов, недавно получивший президентскую премию и в прямом эфире побеседовавший с Владимиром Путиным о господдержке композиторской деятельности. Еще в 2011 году Низамов, будучи студентом Казанской консерватории, представил оперу «Алтын Казан» в качестве дипломной работы. Годы спустя уже по заказу театра композитор переработал произведение в полноформатный мюзикл на два акта.

Самое интересное в этой партитуре — причудливое соединение совершенно разных традиций: бродвейские ритмы и мотивы расцвечиваются национальной татарской интонационностью, а классический оркестр театра (струнные смычковые плюс арфа) делит яму с джазовым коллективом Вадима Эйленкрига. Вокал преимущественно эстрадный, но с оперной основательностью и элементами народной мелизматики. Сценическое действие отражает эти «модуляции»: герои оказываются то в древнем лесу, где разворачивается сюжет о волшебном золотом казане, то на современной казанской набережной, меняют шкуры зверей и рубахи на кожаные куртки. Но дело тут не в режиссерском «осовременивании», а в связи времен.

Судя по успеху, в том числе кассовому, «Алтын Казан» точно попал в запрос аудитории. Жители региона, где всегда соединялось европейское и восточное, современное и традиционное, хотят видеть нечто подобное и на музыкальной сцене. И к тому же свое, родное, тесно связанное с «гением места» людям всегда интереснее — этот феномен хорошо известен, например, по музеям, где наибольшим спросом пользуются выставки национальных художников. Кроме того, момент выбран на удивление подходящий. В тревожные времена, когда проблем и без того много, зрители ждут от искусства заряда оптимизма. У традиционного оперного репертуара с этим проблемы. Иное дело — мюзикл с заведомым хеппи-эндом и максимально позитивным посылом.

Здесь можно вспомнить расцвет жанра в Америке периода великой депрессии, советские музыкальные комедии в разгар репрессий 1930-х. Насколько сопоставима нынешняя ситуация с трагическими событиями 90-летней давности — вопрос дискуссионный, но не заметить тенденцию нельзя. Другое дело, что мюзикл, особенно привозной, — недешевое удовольствие для театра. Тот же «Чикаго» стоил создателям огромных вложений, да и любые другие адаптации прогремевших на Западе постановок влетают в копеечку, которая не факт, что отобьется. Потому настоящих спектаклей-событий в этом жанре всегда немного что в нулевые, что сейчас.

Тут-то и получается, что региональные оригинальные постановки в более выигрышном положении. Во-первых, расходы за пределами Москвы все же меньше. Дешевле материалы, а главное — труд большой команды. Во-вторых, конкуренция и событийная насыщенность куда ниже, зрителя привлечь легче. И фактор «местного патриотизма» при этом отнюдь не последний.

Могут ли опыт Казани заимствовать другие регионы? Все-таки Татарстан — особая республика. Мало того, что небедная, но еще в ней сильны местные традиции (кстати, «Алтын Казан» идет по-татарски с переводом субтитрами) и есть своя мощная композиторская школа. В Перми, где в мюзикл собираются превратить роман Алексея Иванова «Сердце Пармы», все эти факторы тоже в наличии. Наверняка есть и другие области России, где слагаемых успеха достаточно. А уж что выстрелит и приживутся ли ростки национального мюзикла на нашей суровой почве, предугадать невозможно, но, поскольку конца сложным временам что у нас, что в мире не видно и веселые мелодии с оперной сцены снова в моде, шанс есть.

Автор — кандидат искусствоведения, член Союза композиторов России, обозреватель «Известий»

Позиция редакции может не совпадать с мнением автора

Читайте также
Прямой эфир