Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Утром вывод, вечером съезд: талибы не готовы к конференции в Стамбуле

Движение требует ухода из Афганистана американских военных, а Москва — четкого плана повестки встречи
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Конференция по Афганистану в Стамбуле начнется 24 апреля вместо анонсировавшейся ранее даты 16 апреля. Но приедут ли на нее представители движения «Талибан» (запрещено в РФ), по-прежнему неизвестно: МИД Турции объявил, что они будут, тогда как сами талибы вновь дали понять, что не примут участия ни в каких переговорах, пока в Афганистане находится хоть один американский солдат. На этом проблемы не заканчиваются — в Стамбуле от афганского правительства ждут единую программу примирения, но пока она больше похожа на разрозненный набор благих пожеланий, нежели на реальную дорожную карту по урегулированию. В четкий план и конкретную повестку будет упираться и согласие Москвы на участие в этом мероприятии, признал в беседе с «Известиями» спецпредставитель президента РФ по Афганистану Замир Кабулов.

Просили не ждать

Конференция под эгидой ООН в Стамбуле по урегулированию ситуации в Афганистане с участием как внутриафганских сил, так и ряда внешних игроков должна была начаться 16 апреля. Но за считаные дни до этого представитель талибов Мохаммад Наим заявил, что движение к ней «не готово», поскольку не завершило внутренних консультаций по ряду деталей. Впрочем, это стало своего рода лукавством, поскольку тот же Наим и ряд других членов движения следом дали понять, что конференция в Стамбуле с их участием не состоится, пока не будет прояснен вопрос о выводе из Афганистана войск США.

В феврале прошлого года на переговорах в Дохе Вашингтон договорился с талибами, что выведет свой 2,5-тысячный контингент к 1 мая. Однако с приближением дедлайна из США стали всё чаще звучать заявления, что уложиться в срок не получится. Тем не менее 13 апреля Вашингтон сообщил, что вывод начнется 1 мая и будет полностью завершен к 11 сентября — 20-й годовщине терактов в Нью-Йорке, ставших отправной точкой самой длительной американской военной операции за рубежом. 14 апреля Джо Байден подтвердил эти сроки.

В тот же день МИД Турции объявил о новой дате конференции — она пройдет с 24 апреля по 4 мая — и о том, что свое участие в ней подтвердили и представители движения «Талибан», и члены афганского правительства. Хотя несколько часов спустя представитель «Талибана» вновь дал понять, что рассчитывать на его участие не стоит, пока на афганской земле остаются американские солдаты.

В ближайшие дни приглашение на конференцию ожидают и в Москве, сказал «Известиям» спецпредставитель президента России по Афганистану Замир Кабулов.

Но нас волнует не приглашение — оно придет неизбежно. Нас интересуют установочные документы, повестка дня, концепция, а с этим как раз проблемы. Вот когда мы это всё получим, тогда руководство МИДа и примет решение [об участии], — сказал дипломат. — Участвовать в мероприятии без четкой повестки будет несерьезно. Но пока остается время досогласовать с главными афганскими участниками с обеих сторон материалы. Тогда и будет понятно, зачем это мероприятие проводится, какие цели и задачи, кроме общеизвестных, будет решать.

В товарищах согласья нет

В отличие от житейской мудрости, что главное — не победа, а участие, в случае с межафганским примирением всё обстоит ровно наоборот. В Турции от афганского правительства ждут не просто участия, а единую программу примирения, однако процесс ее подготовки пока выявил больше разногласий, нежели точек соприкосновения.

В начале апреля Высший совет по национальному примирению собрал свыше 25 проектов мирного соглашения, представленных разными политическими силами внутри страны, и создал специальный комитет для сведения к единому знаменателю всех инициатив. На днях после пяти заседаний комитет сообщил о едином плане примирения.

Только ленивый не подал в последние дни свой план афганского урегулирования, их сочинение стало своего рода народной афганской забавой. Но каждый пишет план под себя — например, глава Высшего совета по национальному примирению Абдулла Абдулла вписал пункт об учреждении поста премьера, которым он сам давно хотел стать (должности премьера в Афганистане нет с 2014 года. — «Известия»). И примерно по такому принципу построены все предложения внутриафганских политических игроков. Неудивительно, что внутри так называемого единого плана есть еще куча подпланов и всякого рода планов А и Б, — заметил «Известиям» эксперт по Афганистану, директор аналитического центра Российского общества политологов Андрей Серенко.

По мнению эксперта, самый близкий к реальности и наиболее адекватный план выдвинул президент Ашраф Гани. Он предусматривает полное прекращение огня, последующую договоренность с талибами и утверждение этого соглашения Лойя Джиргой (всеафганским советом старейшин), а затем проведение досрочных выборов и формирование «правительства мира». Впрочем, в продвигаемую сейчас единую программу проведение досрочных выборов было включено лишь в качестве одной из альтернатив на пару с идеей формирования временного правительства без всяких выборов, если талибы на них не согласятся.

Хуже есть куда

Шансы на то, что «Талибан» когда-либо согласится на проведение выборов, практически равны нулю. С точки зрения движения, любые демократические процедуры противоречат постулатам ислама. И в прошлом «участие» талибов в этой процедуре сводилось исключительно к подрывам избирательных участков или отрезанию пальцев тем, кто ходил на выборы. Кроме того, в «Талибане» прекрасно понимают, что в относительно свободной обстановке их электоральная поддержка будет ничтожной.

Они ждут, когда из страны уйдут все иностранные войска (семитысячный контингент НАТО, как ожидается, будет покидать страну одновременно с американцами), чтобы тут же возобновить бои и вынудить президента Гани оставить свой пост. Талибы хотят разрушить правительство, как моджахеды смели правительство Доктора Наджиба (речь идет о Мохаммаде Наджибулле, свергнутом в 1992 году), — сказал «Известиям» представитель офиса афганского президента Гани, пожелавший остаться анонимным.

С этим мрачным выводом согласился и Андрей Серенко.

План «Талибана» — захват власти в Афганистане и максимальный контроль над страной, и этот план пишется не чернилами в кабинетах, а кровью на поле боя, — отметил эксперт. — Никогда талибы не согласятся на коалиционное правительство в Афганистане, в котором они будут не главной силой, и на такую реформу, которая будет предполагать конкурентные выборы.

По мнению обоих собеседников «Известий», впереди Афганистан ждут эскалация вооруженного насилия и ужесточение конкуренции между талибами и правительственными войсками на поле боя. Хотя, по сути, насилие в Афганистане особо и не прекращалось. Как сказал на этой неделе глава управления национальной безопасности страны Зия Сарадж, с марта прошлого года на территории республики произошло более 20 тыс. атак со стороны талибов. И на фоне подготовки международной конференции по урегулированию ситуации главы афганских силовых ведомств стали всё чаще выражать обеспокоенность усилением боевой активности талибов.

Читайте также
Прямой эфир