Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Нефтяные компании по всему миру начали публиковать отчетность за 2020 год. Среди российских нефтяников первой опубликовала свой отчет «Роснефть». Практически по всем ключевым показателям она оказалась либо в числе лидеров, либо продемонстрировала лучший результат в мировой нефтяной отрасли.

Будет недопустимым преуменьшением сказать, что прошлый год для нефтяной отрасли выдался тяжелым. Крупнейшее в истории падение спроса на углеводородное сырье, колоссальное сокращение добычи, многочисленные разорения небольших и средних нефтяных компаний преимущественно в США, отрицательные цены на черное золото — 2020 год был излишне богат на события. Если в 2019 году наиболее массовая марка российской нефти Urals, по данным Минэкономразвития, в среднем стоила $63,59 за баррель, то в 2020-м этот показатель составил $41,73 за баррель (в декабре — $49,54 за баррель). Подобная динамика цен была характерна для любого сорта нефти в мире.

Учитывая крайне сложные условия прошлого года, нужно с пониманием отнестись к финансовым результатам отчитавшихся на данный момент компаний. Убыток ConocoPhillips составил $2,7 млрд, Chevron и Equinor — по $5,5 млрд, ВР — $20,3 млрд, Royal Dutch Shell — $21,7 млрд, ExxonMobil — $22,4 млрд. Ситуацию несколько скрашивает четвертый квартал, когда нефть наконец перешагнула отметку $50 за баррель. Но и здесь в большинстве случаев можно говорить лишь о сокращении убытков, хотя ExxonMobil в этот период и вовсе потеряла $20,1 млрд. Из основных западных игроков только BP и Total продемонстрировали чистую прибыль ($1,4 млрд и $891 млн соответственно).

На данный момент единственной в мире крупной нефтяной компанией, которая принесла чистую прибыль по итогам 2020 года, оказалась «Роснефть» ($2,2 млрд, или 147 млрд рублей). А квартальная прибыль компании за октябрь—декабрь прошлого года и вовсе оказалась самой большой в ее истории — 324 млрд рублей.

Как следует из данных компании, она весьма умеренно (на 8,1%) сократила капитальные затраты — до 785 млрд рублей ($10,8 млрд). Для сравнения, большинство вышеперечисленных мировых гигантов сократили этот показатель на 20–30%. Частично этому способствовали обязательства по сокращению добычи, которые взяла на себя «Роснефть» в рамках принятого Россией соглашения ОПЕК+. Стоит заметить, что в четвертом квартале производство жидких углеводородов выросло по сравнению с третьим кварталом примерно на 1,9% — до 3,98 млн баррелей в сутки (суммарное производство жидких углеводородов в 2020 году составило 4,14 млн баррелей в сутки, или 204,5 млн т). Рост связан с плановым увеличением квот в рамках сделки ОПЕК+. В связи с этим фактором можно ожидать роста добычи и в первом квартале текущего года.

Объем переработки черного золота на нефтеперерабатывающих заводах «Роснефти» по итогам прошлого года составил 104 млн т, из них 93 млн т — в России. В четвертом квартале этот показатель также увеличился по сравнению с третьим кварталом — на 1,3% (до 25,8 млн т). Но в данном случае рост преимущественно происходил по мере увеличения спроса на нефтепродукты, особенно внутри страны.

На счету «Роснефти» три крупнейших мировых открытия в нефтегазовом секторе за 2020 год c совокупным потенциалом более 4 млрд баррелей нефтяного эквивалента. Речь о расположенных в Карском море месторождениях им. Жукова и им. Рокоссовского, а также о Западно-Иркинском месторождении (полуостров Таймыр). Примечательно, что после вынужденного ухода ExxonMobil в 2014 году из совместного с проекта по разведке в Карском море «Роснефти» пророчили провал работ в этом регионе из-за «отсутствия технологий». Пророки закономерно ошиблись.

А открытие Западно-Иркинского месторождения невольно оказалось частью главной интриги прошлого года, связанной с «Роснефтью». Интрига заключалась в судьбе глобального проекта «Восток Ойл» (север Красноярского края).

Это один из крупнейших проектов в мире: ресурсная база превышает 6 млрд т жидких углеводородов. Но его значение не только в огромных запасах, но и в том, что для их освоения нужно с нуля создать всю инфраструктуру огромного региона (добычные мощности, жилье, дороги, электростанции и пр.). Очевидно, что «Восток Ойл» — проект весьма капиталоемкий. Начинать его реализацию в 2020 году? Многие эксперты предполагали, что проект перенесут на более отдаленный срок. На это указывал и опыт мировых компаний, из-за осторожности которых в 2020-м мировая отрасль недосчиталась сотен миллиардов долларов инвестиций. Но деньги, не вложенные сегодня, — это возможный дефицит завтра.

«Восток Ойл» — новая нефтегазовая провинция, которая будет необходима российскому нефтегазу уже через несколько лет. Кроме того, это часть крупного процесса освоения российского Севера, включающего в себя постепенный рост грузопоставок по Северному морскому пути, то есть это проект государственного значения. Поэтому в 2020 году «Роснефть» приступила к его практической реализации. К 2030 году здесь будет добываться до 100 млн т нефти (около 18% от докризисного уровня добычи черного золота в России). Кстати, решение о начале реализации «Восток Ойл» оказалось благоприятным фактором с точки зрения капитализации компании, а также привлекло иностранных инвесторов.

Интересно, что этот проект изначально планируется с учетом требований о снижении углеродного следа, которые компания постепенно внедряет на своих ключевых активах. Так, производимый в рамках «Восток Ойл» попутный нефтяной газ будет использоваться для производства электроэнергии. Также для электроснабжения планируется применять ветроэлектростанцию. Подобные связки традиционной и возобновляемой генерации ранее уже испытывались и показали достаточно высокую эффективность. Планируется за счет подобных мероприятий достичь 12 кг выбросов СО2 на баррель добычи (в четыре раза меньше принятой сейчас нормы), что в свою очередь дает добытой здесь нефти конкурентное преимущество на европейском рынке после введения углеродного налога.

А местоположение «Восток Ойл» таково, что добытое здесь сырье сможет одинаково успешно поставляться как в Европу, так и в Азию. Уже в 2024 году «Роснефть» планирует поставлять по Северному морскому пути до 30 млн т черного золота.

Автор — заместитель генерального директора Института национальной энергетики

Позиция редакции может не совпадать с мнением автора

Прямой эфир