Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Ястребиная песня: почему КНР не сможет нормализовать отношения с США

И какую позицию в словесном сражении Пекина и Вашингтона займет Европа
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

На этой неделе впервые с начала президентства Джо Байдена самый высокопоставленный дипломат КНР Ян Цзечи изложил видение Пекина на развитие китайско-американских отношений. Основным посылом стал призыв к США отбросить враждебность и возобновить сотрудничество — это слово прозвучало в речи товарища Яна 24 раза. Но Китай четко обозначил и «красные линии» — невмешательство США в ситуацию в Гонконге, Тибете, на Тайване и в другие внутренние дела страны. Между тем первые шаги и заявления новой американской администрации свидетельствуют о том, что призыв Китая вряд ли останется услышанным и воплощенным в реальность.

Трубка мира и красные линии

Если члены новой администрации США неустанно упоминали КНР еще до официального вступления в должность, то высокопоставленные китайские политики ни разу открыто не касались двусторонних отношений со дня инаугурации Джо Байдена. 2 февраля молчание в верхах наконец было прервано.

«Мы в Китае надеемся, что США поднимутся над устаревшим менталитетом соперничества крупных держав с нулевой суммой и будут работать с Китаем, чтобы сохранить отношения на правильном пути», — сказал член Политбюро ЦК Компартии Китая, курирующий иностранные дела, Ян Цзечи в ходе онлайн-мероприятия с представителями Национального комитета американо-китайских отношений.

Но, разумеется, оливковая ветвь была протянута американцам не без предусловий. Как отметил товарищ Ян, Пекин никогда не вмешивался во внутренние дела Штатов и ждет от Вашингтона того же — отказа от вмешательства в Гонконг, Тибет, Синьцзян и в «другие вопросы, касающиеся территориальной целостности и суверенитета КНР».

Впрочем, пока надежд на то, что «ангелы добра в китайско-американских отношениях смогут одержать победу над силами зла», как поэтично выразилась недавно официальный представитель МИД КНР Хуа Чуньин, мало.

Кадры решают всё

Во многом о том, как будут складываться отношения США с Китаем, можно судить по людям, которым выпала задача формировать повестку и задавать тон в двусторонних связях в ближайшие четыре года. А в их числе оказалось немало тех, кого в США принято называть ястребами.

К примеру, координатором Госдепа на азиатском направлении стал Курт Кэмпбелл, известный своей близостью к японским политическим кругам и возглавлявший знаменитый «поворот» в Азию Барака Обамы, нацеленный на противодействие Китаю в регионе. А топовым чиновником по КНР в Пентагоне была назначена Эли Ратнер, также известная своим критическим подходом к Пекину. Не особо деликатны в отношении него и более высокопоставленные члены новой администрации. Так, советник Байдена по вопросам нацбезопасности Джейк Салливан уже заявил, что президент «готов заставить Китай платить за то, что он делает в Синьцзяне и в Гонконге, и за воинственность и угрозы, которые он проецирует на Тайвань». А госсекретарь Энтони Блинкен еще на своем утверждении в конгрессе без обиняков признал, что считает действия Китая в Синьцзяне «геноцидом».

«Ястребов» прибыло в полку даже на уровне среднего звена. Как сообщило на днях издание Politico, Совет национальной безопасности США заметно расширил численность специалистов по Азии в целом и по Китаю в частности, гарантировав тем самым повышенное и придирчиво-строгое внимание к главному сопернику Штатов.

— Байден хочет иметь хорошие отношения с Китаем, но не такие, в которых США обводят вокруг пальца. Он не хочет показаться «мягким», хоть и не будет пытаться спровоцировать КНР или начать борьбу, если в этом нет необходимости, — сказал «Известиям» профессор истории и международных отношений Университета Северной Каролины в Чапел-Хилле Клаус Ларрес.

При этом эксперт подчеркнул, что новому президенту уже приходится брать во внимание общий критический консенсус в отношении Китая, который сложился как в его администрации, так и в конгрессе — и среди демократов, и среди республиканцев.

Знаком того, что команде Байдена не позволят ни малейшего послабления на китайском направлении, стала история с утверждением на должность министра торговли Джины Раймондо. Назвав действия Китая в торговле антиконкурентными, вредными для американских рабочих и бизнеса, она всё же отказалась подтвердить обязательство оставить ряд компаний из КНР, вроде Huawei, в черном списке. Это тут же привело к угрозам особо оголтелых антикитайских республиканцев заблокировать ее номинацию на должность.

Шире круг

Мало позитивного Китаю сулит и намерение новой администрации США вовлекать к отношения с Пекином союзников, причем уже не силой принуждения, как действовал Дональд Трамп, а убеждениями.

Джо Байден и его подчиненные сделали несколько реверансов странам Азии, имеющим свои претензии к КНР. Японцам было дано обещание укрепить двусторонний союз для противостояния растущей китайской военной активности в Азиатско-Тихоокеанском регионе, включая обязательство защищать острова Сенкаку, принадлежность которых у Токио оспаривает Пекин. Филиппины, а заодно и другие страны ЮВА заверили в том, что США отвергают морские претензии Китая в Южно-Китайском море и готовы противостоять его экспансии.

На прошлой неделе в британской прессе появились сообщения, что США хотят расширить нынешний неформальный альянс QUAD в составе самих Штатов, Австралии, Индии и Японии, подключив в него Соединенное Королевство. И якобы британский премьер Борис Джонсон уже заинтересовался этой идеей.

МИД Великобритании не ответил на соответствующий запрос «Известий», а британский эксперт по Китаю из Баллиол-колледжа при Оксфордском университете Эйк Фрейманн выразил сомнения, что Лондон захочет вступать в этот неформальный союз.

Великобритания может присоединиться к одному из совместных маневров, но ее участие в QUAD будет в значительной степени символическим. Если страна хочет оставаться актуальной в Азии (и защищать свои интересы там) после Brexit, ей необходимо будет самостоятельно укреплять свои отношения со всеми четырьмя странами, особенно с Японией и Индией. И она не заинтересована в том, чтобы ввязываться в конфликт с Китаем из-за Тайваня или Южно-Китайского моря, — пояснил синолог «Известиям».

Это не значит, однако, что при Байдене Вашингтон не будет стараться вовлечь в свою орбиту на китайском направлении как можно большее число европейских стран.

— Байден — приверженец многосторонних отношений и верит в сотрудничество и союзы. Но всегда ли европейцы и другие готовы к этому — вопрос открытый. Некоторое сотрудничество в отношении Китая будет иметь место, намного больше, чем при Трампе, но США и ЕС не всегда станут согласовывать все ее аспекты, в частности, в области торговли, — сказал Клаус Ларрес.

Во многом нежеланию Европы всегда петь в унисон с США будет способствовать противодействие их слишком тесному сотрудничеству со стороны КНР за счет «точечных ударов» выгодными предложениями по таким странам, как Венгрия, Польша или Италия. А отчасти — стремление самой Европы сохранить независимость от США на китайском направлении. Как показал недавний опрос Европейского совета по международным отношениям, 60% респондентов из 11 европейских государств хотят, чтобы их страна оставалась нейтральной в американо-китайском конфликте, а 32% считают, что после избрания Трампа американцам больше не стоит доверять.

Прямой эфир