Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Владимир Борисович был... Я говорю «был», и сердце сразу же замирает, потому что мне очень тяжело представить себя без него. С первых же шагов моих в «Электротеатре» он был рядом. Может быть, первым человеком, с которым я там встретился, был Владимир Борисович. И мгновенно между нами возникла та самая таинственная и редчайшая связь двух сознаний, что сразу сказала мне: родится наш театр, и всё будет там происходить, как задумано на небесах.

Мы очень много говорили в начале, и я сразу же стал делать «Синюю птицу» спектакль, где он был занят вместе со своей замечательной супругой Алевтиной Константиновой, потрясающей актрисой. Они играли детей Тильтиля и Митиль, устремляющихся на поиски птицы счастья (и разве не этим путешествием была вся его жизнь?). Владимир Борисович и Алевтина Константиновна произносили текст Метерлинка и одновременно рассказывали о своем жизненном пути обнаженно, открыто, величественно и искренне. От невероятном пути, пройденном в театре и в советской стране.

Владимир Коренев был великим человеком и великим актером. Настоящим благородным защитником, как будто где-то на небесах на него возложили эту миссию. И он исполнял ее во всем блеске своего таланта поразительного, открытого всей стране. Он был светом, освещавшим «Электротеатр».

Еще в 1963 году, сыграв в «Человеке-амфибии», он пережил огромную славу, был знаменит, востребован. А к моменту прихода в «Электротеатр» за его плечами была большая жизнь большого артиста. И меня поразило, как он, человек совершенно иной закалки, принял новый театральный язык, И не просто принял, а погрузился в него с радостью и узнаванием.

Он играл во множестве наших спектаклей. В «Синей птице» три вечера подряд не сходил со сцены, наполняя ее монологами Метерлинка и нашей историей, совершал глубинное путешествие в Советский Союз, в ушедшую империю и делал это с иронией, мастерством и глубиной. Все эти семь лет он поддерживал театр как друг, отец, старший брат. Многие его ученики вошли в состав труппы, и по ним видно, каким он был потрясающим педагогом.

Последние свои роли он сыграл в спектакле «Пиноккио». И что это были за эпизоды! Шедевры, наполненные невероятным игровым блеском и проявлениями души. Буквально в июле я снимал фильм по этому спектаклю и был совершенно потрясен, как в разгар этой ковидной жути он был полон сил, радости. На репетициях и во время работы Коренев никогда не жаловался. В нем всегда светились невероятное благородство и корректность. Связь, конечно же, не прервется с его смертью. Мы любим Владимира Борисовича, мы скорбим всем театром.

Возможно, многие люди в нашей стране, которых в свое время увлек и поразил «Человек-амфибия», потом на протяжении всей жизни Коренева следили за ним. Однажды, в первые годы нашей работы и дружбы, я шел с ним по городу. Мы долго-долго гуляли, и меня поразило, что к нему подходило огромное количество людей, узнавали его он был красавец и в пожилом возрасте, обращались к нему, он всем отвечал. Я купался в этой атмосфере участия, которой была наполнена его жизнь, участия в судьбах Отечества нашего, в судьбах театра. Вечная ему память.

Автор — режиссер, художественный руководитель Электротеатра «Станиславский» Борис Юхананов

Позиция редакции может не совпадать с мнением автора

Прямой эфир