Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Очень много лет ведется оживленная дискуссия среди участников рынка о том, что же важнее — личное эмоциональное состояние, поскольку все игроки знают, что чувство печали, грусти, злости или азарта сильно осложняет торговлю и, как правило, приводит к крайне неутешительным результатам, или же так называемое «настроение рынка». Да и что же это такое — настроение рынка?

По большому счету, это некое среднее эмоциональное состояние всех его отдельных участников, хотя к этому понятию можно подобрать и массу других определений. Однако чаще всего трейдеры и инвесторы подразумевают под настроением рынка фактически аппетит к рискам. То есть ситуацию, когда охотнее покупают активы с высокой потенциальной прибылью, даже несмотря на относительно более высокие риски.

Как правило, аппетит к риску падает перед ключевыми и поворотными событиями, такими как выборы президента США, важные заседания мировых регуляторов, и начинает расти после появления уверенности в стабильности системы. Однако в 2020 году ситуация вышла за рамки привычного.

В начале марта все финансовые рынки получили, прямо сказать, ударную дозу негатива и пессимизма, все макроэкономические показатели мира обновили исторические минимумы. Что говорить, если ВВП США упал сильнее, чем во времена Великой депрессии. И это не могло не сказаться на инвесторах и их эмоциональном настрое.

Игроки довольно резко и отчетливо категоризировались на два фактически противоположных типа — оптимистов и пессимистов, тогда как раньше сообщество представляло собой в целом массу участников с различными градациями аппетитов к риску.

Первые максимально ушли в защитные активы, в то время как вторые с кличем «хуже уже не будет» ринулись скупать всё подряд. И вот тут началось самое интересное.

Для поддержания деловой активности все регуляторы мира и правительства различных стран начали заливать экономики деньгами, особенно бодро за это взялись, как всегда, в США.

В таких условиях работа с кэшем стала максимально невыгодна. Процентные ставки нулевые, доходности по вкладам не сильно отличаются от нуля, а меры государственной поддержки для поддержания рентабельности бизнеса выглядят довольно слабыми. В таких условиях акции начали покупать не только профессиональные инвесторы, но и огромное количество частных лиц.

Именно эти новички, которые не имеют обширного опыта игры на фондовых рынках и в целом еще не набили шишек на биржевых активах, стали главными инициаторами Risk ON, то есть спустили с цепи аппетит к риску.

Только в сравнительно консервативной в финансовом плане России за 2020 год на биржу пришло более 4 млн человек, это почти половина от общего числа инвесторов с момента образования фондового рынка в стране. Сейчас число частных инвесторов уже более 8 млн. И это не только наша статистика. Схожая динамика отмечается по всему миру, это стадное чувство захватило всю планету.

Приток новичков создал и другой интересный феномен — своего рода притупление финансовой эмпатии. Люди идут на биржу не только за деньгами, но и за эмоциями. И здесь в отличие от повседневной жизни они могут выбирать, на каких новостях сосредоточиться. На хороших или на плохих. Пока рынок отражает редкостное единодушие в этом вопросе, и большая часть негативных новостей действительно игнорируется. Из-за чего складывается ощущение наличия позитива. Хотя это не до конца истинно.

Инвесторы понимают, что падения ниже, чем было в марте, уже точно не будет. То есть технически это возможно, но сложно в такое поверить. А вот рост ограничен лишь объемом ликвидности, которой сейчас на рынке невероятно много. Отсюда и непрекращающиеся покупки.

Можно ли сказать, что это новый зарождающийся тренд? Скорее нет, чем да. В конечном счете всё с высокой долей вероятности сведется к череде разорений. Как говорил британский экономист Джон Мейнард Кейнс, «рынок может оставаться иррациональным дольше, чем вы сможете оставаться платежеспособным». Не зря эта фраза считается самой точной характеристикой биржевой торговли.

Есть у него и другая цитата: «часто самому прозорливому фондовому брокеру выгоднее не предугадывать реальный ход событий, а понимать психологию толпы — и поступать наперекор общему безумию. Такой игрок, как бы высоко себя не ставил, на деле понимает немногим больше, чем толпа». Иными словами, феномен стадного чувства, столь ярко проявивший себя в этом году, на рынке был, есть и будет.

Автор — основатель закрытого инвестиционного клуба Frendex

Позиция редакции может не совпадать с мнением автора

Прямой эфир