Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Итоги единого дня голосования – 2020 демонстрируют запрос на стабильность, а также говорят об эффективности кадровой политики президента при выборе губернаторов, укреплении общественной поддержки «Единой России» и усилении конкуренции среди оппозиционных партий.

Все губернаторские кампании этого года прошли в один тур (включая обычно оппозиционно настроенную Иркутскую область). Это еще раз продемонстрировало, что власть ведет более эффективную работу по расширению электоральной базы — в то время как оппозиционные кандидаты в губернаторы в лучшем случае лишь в весьма ограниченном масштабе смогли выйти за пределы электоральных ниш, традиционных для выдвинувших их партий. Эта тенденция может получить развитие в ходе парламентской кампании и стать конкурентным преимуществом «Единой России» — конечно, при условии продолжения активной работы партии большинства с социальной повесткой (на что указывает, например, продолжающееся обсуждение тезисов для «Народной программы», с которой она собирается идти на думские выборы).

Уверенное лидерство «Единой России» на выборах в законодательные собрания (включая группу протестных регионов — например, Республику Коми, Костромскую, Новосибирскую, Челябинскую области) — важный сигнал как для элит, так и для начинающих политиков. Этот сигнал может сработать на заметный рост интереса перспективных кандидатов к участию во внутрипартийных праймериз в 2021 году.

Своевременное и адекватное реагирование «Единой России» на вызовы пандемии весной 2020 года, а также плотная работа с социальной повесткой накануне и после общероссийского голосования по конституционным поправкам способствовали объединению вокруг нее значительной части патерналистски настроенных избирателей (часть из которых при иных обстоятельствах не исключала поддержки парламентской оппозиции). Напротив, представители старых оппозиционных сил зачастую не смогли дать четкого ответа на эти общественные запросы. Образ «партии реальных дел», плотно работающей с локальной проблематикой (при этом задействовав федеральные возможности), оказался более востребован избирателем в субъектах. Показательна и активность руководства «Единой России» с региональной повесткой: достаточно вспомнить серию предвыборных поездок секретаря генсовета Андрея Турчака или совещания председателя партии Дмитрия Медведева с участием губернаторов, возглавляющих региональные отделения.

Очевидно серьезное усиление конкуренции среди оппозиционных партий. Прежде всего напряженная борьба за протестный электорат велась между «старыми» парламентскими партиями. Так, в четырех из 11 регионов, где проходили выборы в законодательные собрания, разница в результатах КПРФ и ЛДПР составила, по предварительным данным, менее 3% голосов. При этом в зоне жесткой конкуренции этих партий остаются как северные территории (Магаданская область, Республика Коми), так и субъекты Федерации, окружающие Москву (как пример — Рязанская область).

Усилению конкуренции в оппозиционной среде способствует прохождение в региональные законодательные собрания трех недавно созданных партий («Новые люди», «За правду», «Зеленая альтернатива»). Эти силы проходят в парламенты как традиционно протестных регионов (Республика Коми, Новосибирская область), так и более политически устойчивых (например, в Калужской и Рязанской областях). На думских выборах 2021 года часть ресурсных кандидатов может предпочесть выдвижение от «новых» партий, а не от «старой» парламентской оппозиции — прежде всего по одномандатным округам.

Подтверждена легитимность новых механизмов и процедур, применяемых для проведения выборов (электронное дистанционное голосование, трехдневное голосование). Электронное голосование хорошо показало себя как в ходе довыборов в муниципальные органы власти в Москве (одном из пилотных регионов, где впервые использовалась эта практика), так и в рамках кампаний по довыборам в Госдуму по округам в Курской и Ярославской областях.

Вызовы, вставшие в 2020 году, сработали не на рост протестного голосования, а на укрепление и перезагрузку социальной базы власти. Запрос на изменения в партийной системе, очевидно, больше затронул протестный фланг — и может создать новые вызовы для «старой» парламентской оппозиции. А результаты «Единой России» позволяют ей стать платформой широкой общественной коалиции для консолидации электората Владимира Путина в ходе парламентской кампании. Механизмы этой консолидации — и процедура праймериз, и проекты кадрового обновления партии (например, «ПолитСтартап»), усиливающие ее конкурентные преимущества.

Автор — генеральный директор Агентства политических и экономических коммуникаций, кандидат исторических наук

Позиция редакции может не совпадать с мнением автора

Прямой эфир