Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

75 лет назад завершилась Вторая мировая война. Точка в этой кровавой истории была поставлена молниеносным разгромом милитаристской Японии, решающую роль в котором сыграла Красная армия. СССР выполнил взятые на себя обязательства перед союзниками, обеспечив сокрушительную победу над общим врагом. Усилия советских солдат и офицеров, несколькими месяцами ранее разгромивших нацистскую Германию, позволили союзным армиям и флотам в кратчайшие сроки покончить с военной машиной японского милитаризма. 2 сентября 1945 года был подписан Акт о безоговорочной капитуляции Японии. В тот же день был опубликован указ президиума Верховного Совета СССР, провозглашавший день 3 сентября праздником Победы над Японией и нерабочим днем: в тот сентябрьский вечер московское небо раскрасил в триумфальные цвета салют победы, последний из салютов Второй мировой войны…

А еще через день в адрес верховного главнокомандующего ушла шифровка № 191053/Ш за подписями маршалов дальневосточной победы Александра Василевского, Родиона Малиновского, Кирилла Мерецкова: «От имени войск Дальнего Востока и Забайкалья просим учредить медаль «За победу над Японией».

Вскоре такая медаль появилась: в общей сложности ее удостоились более 1,8 млн солдат, матросов и офицеров, принимавших участие в боевых действиях на Дальнем Востоке.

Увы, 3 сентября оставалось красным днем календаря недолго. В 1947-м 9 мая перестал быть нерабочим днем, день победы над Японией также не вошел в список советских праздников. Историческую справедливость удалось восстановить только в этом году, и теперь 3 сентября — вновь День воинской славы России. Однако что мы — страна, для которой День Победы навсегда связан с майской капитуляцией нацистской Германии, — вспоминаем в этот сентябрьский день? В чем смысл этого праздника?

Мне представляется, речь должна идти о трех важных для нас обстоятельствах.

Во-первых, в этот день мы празднуем окончание самого страшного вооруженного конфликта в истории человечества. Он длился в Европе шесть тяжелых лет — с сентября 1939 года, если считать с начала нацистской оккупации Польши и не брать за точку отсчета Мюнхен 1938-го, когда в результате сговора с европейскими демократиями Гитлер получил карт-бланш на уничтожение Чехословакии. В Азии же война шла с сентября 1931-го, когда Япония начала оккупацию северо-востока Китая.

Во-вторых, для СССР разгром японского милитаризма в сентябре 1945-го ставил точку в долгой и весьма драматичной борьбе за позиции на Дальнем Востоке. Предыдущий этап этого противостояния завершился проигранной царской Россией войной с Японией, национальным унижением и потерей стратегически значимых территорий. Не случайно в обращении верховного главнокомандующего к народу, вышедшем в газетах 2 сентября 1945 года, прозвучали личные ноты: «Поражение русских войск в 1904 году в период Русско-японской войны оставило в сознании народа тяжелые воспоминания. Оно легло на нашу страну черным пятном. Наш народ верил и ждал, что наступит день, когда Япония будет разбита и пятно будет ликвидировано. Сорок лет ждали мы, люди старого поколения, этого дня. И вот этот день наступил».

Пожалуй, никогда Иосиф Сталин в официальных документах так откровенно не писал о своих рефлексиях, связанных с историей дореволюционной России. Но не забыл он и о геополитике. «Это означает, — отмечал далее верховный главнокомандующий, — что Южный Сахалин и Курильские острова отойдут к Советскому Союзу, и отныне они будут служить не средством отрыва Советского Союза от океана и базой японского нападения на наш Дальний Восток, а средством прямой связи Советского Союза с океаном и базой обороны нашей страны от японской агрессии».

И третье. Разгром Японии стал последней совместной операцией союзников, за четыре года до этого сплотившихся против своих общих врагов. Победным летом, а особенно осенью 1945-го, стылые ветры холодной войны уже вовсю задували по земному шару. Вчерашние братья по оружию активно готовились вступить в опасное соперничество за доминирование в послевоенном мире.

Первыми смертоносными шагами, осуществленными еще до завершения Второй мировой войны, стали атомные бомбардировки Хиросимы и Нагасаки, произведенные американцами в начале августа 1945-го. Это был не просто «последний аргумент» в долгой войне между США и Японией. Это был первый, самый весомый, как тогда казалось, козырь, брошенный в новой игре, которую начали Соединенные Штаты против серьезно укрепившего свои позиции и авторитет в мире Советского Союза. С этого момента обладание ядерным оружием, а также поддержание ядерного паритета стали неотъемлемыми элементами обеспечения нашего государственного суверенитета, без которых само существование нашей страны оказалось бы под большим вопросом.

Холодная война заняла почти всю вторую половину ХХ века и завершилась неожиданно для всех ее участников распадом СССР. Увы, Советский Союз не выдержал бремени этого противостояния, в конечном счете отказавшись от дальнейшей борьбы, мирно уступив своему «наиболее вероятному противнику» на одном из драматических поворотов мировой истории. Бескровное окончание почти полувекового противостояния дало повод Вашингтону считать Москву проигравшей стороной: уже в январе 1992 года Джордж Буш-старший заявил обеим палатам конгресса о том, что «милостью Божией Америка выиграла холодную войну».

Сегодня, через 75 лет после завершения Второй мировой, весь мир пожинает плоды этих скоропалительных и не вполне справедливых выводов о якобы одержанной американцами безоговорочной победе и якобы наступившем после этого «конце истории». Не в силу ли этих представлений наше сегодняшнее настоящее так смахивает на тревожное предвоенное прошлое? Так что эта дата — отнюдь не проходная в истории человечества, в том числе и в нашей истории. Это серьезный повод задуматься не только о прошлом, но и о настоящем.

Автор — главный редактор журнала «Историк»

Позиция редакции может не совпадать с мнением автора

Прямой эфир