Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Конкуренцию растят: почему передача лесов собственникам может оказаться эффективной
2020-07-20 18:09:41">
2020-07-20 18:09:41
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Площадь лесов в Тверской области в этом году увеличится на 12,6 тыс. га за счет территорий, которые до этого числились землями сельскохозяйственного назначения. Это почти вдвое больше, чем в прошлом году, когда в области «переквалифицировали» 4,8 тыс. га таких земель. Экологи подчеркивают, что площадь таких неучтенных лесов составляет десятки миллионов гектаров — из-за пробелов в законодательстве они остаются не защищены, в том числе в случае пожаров. Заниматься на них лесоводством также невозможно. Однако, по мнению экспертов, перевод участков в лесной фонд не позволит решить системную проблему. Подробнее — в материале «Известий».

Неучтенные леса

Пополнить лесной фонд Тверской области на 12,6 тыс. га решили на заседании областного правительства в конце прошлой недели. Ранее эти земли относились к землям сельскохозяйственного назначения и землям запаса. Всего в этом году лесной фонд планируется пополнить на 65,9 тыс. га (в прошлом году этот показатель составил 4,8 тыс. га).

При этом общая площадь земель лесного фонда, по официальным данным, в регионе составляет 4,8 млн га — это максимальный показатель среди регионов Центрального федерального округа и один из самых высоких по стране.

Высадка молодых деревьев в лесу
Фото: ТАСС/Владимир Смирнов

Судьба земель, о которых идет речь, — уже не приспособленных для ведения сельского хозяйства, однако официально не предназначенных для лесоводства — обсуждается последние несколько лет. По подсчетам экологов, их общая площадь может составлять десятки миллионов гектаров по всей стране. При этом леса, растущие на таких участках, лишаются защиты, в том числе и от пожаров, а собственники земли попадают в правовую ловушку из-за невозможности эффективно использовать участок из-за отсутствия соответствующих правовых механизмов.

В конце 2018 года Лесной кодекс пополнился статьей 123, согласно которой на землях сельхозназначения могут располагаться подлежащие освоению леса. Порядок их использования, защиты и воспроизводства должно было определить правительство — однако подзаконный акт, который позволил бы механизму заработать, до сих пор не принят.

В начале года о проблемах с учетом леса в России предупредила и Счетная палата. По итогам проведенного специалистами ведомства аудита выяснилось, что в стране отсутствует единая система учета заготовки и оборота лесоматериалов, а актуальные данные о реальных объемах лесного фонда в принципе отсутствуют.

Молодой лес
Фото: РИА Новости/В. Давыдов

— Эффективному планированию использования лесов мешает отсутствие актуальной информации о лесных ресурсах, — подчеркивается в документе.

В частности, по мнению аудиторов, устаревшими являются около 85% имеющихся данных о лесах. В том числе и тех, которые выросли на заброшенных полях. Более чем о половине лесов (58%) информация не обновлялась больше 20 лет.

Ни растить, ни вырубить

Общая площадь заброшенных угодий сегодня достигает примерно 76 млн га, из которых в ближайшее время в сельскохозяйственную деятельность может быть вовлечено лишь около 10 млн га, полагают в «Гринпис», основываясь на данных спутниковых снимков. В том числе среди них около 40 млн га так называемых колхозных лесов. В этом случае речь идет не о поросших деревьями полях, а о лесных участках, когда-то предоставленных в пользование колхозам и совхозам.

В той же Тверской области, по подсчетам организации, неиспользуемые земли сельхозназначения могут занимать около 1,8 млн га. В случае активного выращивания лесов на этих территориях объемы лесозаготовок могут увеличиться почти вдвое, следует из приведенных данных.

Актуальных данных о неиспользуемых землях сельхозназначения «нет и быть не может», отмечает директор Центра агропродовольственной политики Института прикладных экономических исследований (ИПЭИ) РАНХиГС Наталья Шагайда.

— Можно попытаться рассчитать площадь неиспользуемых сельхозугодий арифметически. Всего в РФ около 222 млн га сельхозугодий. Из них предоставлено сельхозпроизводителям по формам Росреестра около 193 млн га. В ходе Всероссийской переписи 2016 года были найдены собственники сельхозугодий общей площадью 143 млн га, из этой площади использовалось 125 млн га. То есть 97 млн га можно отнести к неиспользуемым. При этом непредоставленные сельхозугодия — 29 млн га — находятся в государственной собственности. Очевидно, что их нельзя вернуть в оборот: если это не пастбища, то давно лес, — полагает эксперт.

Посадка саженцев
Фото: РИА Новости/Михаил Воскресенский

Проблема с такими землями заключается не только в том, что растущий на них лес не учитывается и не подлежит защите, что провоцирует возникновение «серых» рубок и повышает риск пожаров. Собственники земли также оказываются лишены возможности использовать участок: оставить лес они не могут (за нецелевое использование земли сельхозназначения им может грозить изъятие участка или штраф в размере от 20 тыс. до 700 тыс. рублей), а расчистка и освоение земли оказывается трудозатратным делом, требующим большого количества согласований.

— На сегодня механизм выглядит так: сотрудники Россельхознадзора должны следить за всеми землями сельхозназначения, выявлять неиспользуемые сельхозугодия, штрафовать, а в случае отказа собственника от вовлечения данных земель в сельскохозяйственную деятельность — изымать через суд и продавать на торгах. Если желающих нет, то участки обязан будет купить субъект РФ. Иными словами, государство взяло на себя заведомо невыполнимую задачу контролировать более 190 млн га сельхозугодий, — объясняет Наталья Шагайда.

Если же собственники пытаются выполнить требования закона самостоятельно, то нередко они вынуждены обращаться к поджогам, для того чтобы очистить территорию — это опять же может приводить к лесным пожарам.

Есть и другие примеры, когда существующая правовая коллизия оборачивается проблемами для тех, в чьем ведении земля находится.

Так, на днях стало известно, что прокуратура Рязанской области обвинила главу одного из сельских поселений Шиловского района в превышении должностных полномочий, после того как он заключил договор со сторонней фирмой на вырубку деревьев на заброшенных землях сельхозназначения. По данным прокуратуры, речь шла о «расчистке и разработке заросшего лесного массива (колхозного сада)».

Молодые саженцы
Фото: TASS/Zuma

— Согласно положений указанного договора подряда, выполненная работа подлежала оплате путем перехода права собственности вырубленной древесины индивидуальному предпринимателю в полном объеме в период проведения работ, — отмечается в сообщении ведомства.

Своими действиями, полагают там, чиновник нарушил интересы общества и государства в сфере распоряжения муниципальным имуществом и подорвал авторитет администрации муниципального образования. Обвинительное заключение было вынесено 15 июля, сейчас дело направлено на рассмотрение в суд. Наказание по вменяемой обвиняемому ч. 1 ст. 286 («Превышение должностных полномочий») может составлять от штрафа в размере 80 тыс. рублей до лишения свободы на срок до четырех лет.

Леса без правил

Поскольку в Рязанской области речь идет об обвинении в превышении полномочий, а не в нецелевом использовании земли или незаконной рубке, эта ситуация не совсем типична, однако по стране ежегодно регистрируется несколько тысяч дел, связанных с попытками использования или, напротив, неиспользования лесов на землях сельхозназначения, рассказал «Известиям» директор лесной программы Гринписа Алексей Ярошенко.

Из-за неопределенности их статуса, по его словам, ситуации бывают разными. Иногда безнаказанными могут оставаться масштабные рубки, а иногда вопросы у правоохранительных органов возникают и просто к попыткам рационально распорядиться имеющимися ресурсами.

В 2019 году Минприроды предлагало два варианта документа, уточняющего механизм, предусмотренный ст. 123 Лесного кодекса. Однако в обоих случаях речь шла об изъятии земли у собственников, и в конце концов эти варианты отклонялись. Против выступило в том числе Минэкономразвития.

Перевод земель в состав Лесного фонда неэффективен, во-первых, потому, что предполагает изъятие земли у собственников (по закону землями Лесного фонда не могут владеть частники), а во-вторых, из-за того что такая процедура, по его подсчетам, займет около 500 лет, считает Алексей Ярошенко.

Лес, поле
Фото: РИА Новости/Юрий Кавер

Более эффективным способом решения проблемы, отмечает он, является изменение законодательства таким образом, чтобы дать возможность собственникам земли легально заниматься на ней лесоводством.

— Правильнее оставлять земли у тех собственников, которые есть сейчас, — а они много где есть. И дать им возможность легально этот лес выращивать. Не штрафовать за наличие леса, а определить четкие правила, по которым они должны работать, — отмечает он.

В результате может появиться конкурентная среда, в которой существует как государственное лесоводство на землях лесного фонда, так и частное, на бывших землях сельхозназначения. Аналогичные механизмы уже действуют в том числе в странах Евросоюза, где частное лесоводство получает дополнительные дотации, и в Китае.

Разработать механизм, позволяющий сохранить леса на территории сельхозземель без изменения их статуса, Владимир Путин поручил еще в январе 2020-го. Правительству предлагалось «принять меры, направленные на установление особенностей использования, охраны, защиты и воспроизводства лесов, расположенных на землях сельскохозяйственного назначения, предусмотрев возможность осуществления на землях такой категории всех видов использования лесов без необходимости изменения формы собственности на земельные участки и изменения категории земель». Доклад по этой теме должен был быть представлен еще в конце апреля, однако пока публично новый механизм представлен так и не был.