Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
«В Эрмитаже можно будет увидеть мои картины пеплом»
2020-06-29 13:47:32">
2020-06-29 13:47:32
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Всемирно известный китайский художник Чжан Хуань готов подарить Эрмитажу свою работу. Он создал серию картин о пандемии под влиянием Ильи Репина и был впечатлен экспозицией России на Венецианской биеннале. Об этом живописец рассказал «Известиям» в период подготовки своей персональной выставки «В пепле истории» в Эрмитаже, которая откроется после возобновления работы музея.

— На выставке Эрмитажа будет представлено около 30 ваших работ. Сколько из них было создано непосредственно для этого музея?

— 26 произведений, отдельного упоминания среди которых заслуживают «Мой Эрмитаж», «Революция перерождения», «Будда Эрмитажа», «Дворец 10 000 душ».

— Если представители Эрмитажа обратятся к вам с предложением подарить какую-либо из них, вы согласитесь?

— Да. Эрмитаж может выбрать одну из них и сделать ее частью своей коллекции.

— Наряду с другими работами в Санкт-Петербурге будет экспонироваться ваша новая серия «Любовь», посвященная пандемии. Почему такое название у этих очень напряженных, кричащих картин? И сколько их всего?

В настоящий момент серия «Любовь» объединяет 12 законченных произведений. Многие, увидев эти работы, спрашивают, изображают они любовный акт или же орган человеческого тела. На самом деле на них изображена черепная коробка, расколотая молотом. Красный — мой основной цвет. Создавая эту серию, я хотел сказать, что мы обязаны проявлять больше любви к будущему миру и людям будущего.

Художник Чжан Хуань

Художник Чжан Хуань

Фото: Courtesy of Pearl Lam Galleries (с) Zhang Huan Studio

— Китай пережил эпидемию коронавируса раньше Европы и России. Какое влияние эти события оказали на искусство в вашей стране и на вас лично?

Пока еще ни одна страна мира не преодолела эпидемию в полном смысле этого слова. Можно лишь утверждать, что Китай раньше, чем Европа и Россия, взял эпидемию под контроль. Эпидемия, конечно, оказала огромное влияние на все отрасли и виды деятельности, не исключая сферу искусства. Пришлось сдвинуть даты многих выставок и сроки реализации многих проектов или же совсем отказаться от них.

Столкнувшись с этой трагедией, мы ощущали бессилие и собственную ничтожность. Поэтому я переоценил, переосмыслил свое отношение к человечеству и к себе самому. То же самое произошло с моим отношением к собственному творчеству. В связи с этим в ближайшие два месяца я собираюсь отправиться в Тибет и освоить абсолютно новый творческий метод, о котором пока не могу говорить.

— К вопросу о технике. Вы работаете с разными материалами, в том числе весьма нестандартными. Что для вас значит техническая сторона? Насколько она важна при рождении замысла?

— Мое творчество начинается с возникновения концепции. Когда у меня появляется хорошая идея, приходится приложить много сил, чтобы решить сопутствующие технические сложности. Даже сейчас я постоянно обновляю и улучшаю свои технические методы. Например, в Эрмитаже можно будет увидеть мои картины пеплом. Но прежде чем их создать, я потратил несколько лет на поиски техники и способов ее усовершенствовать.

— Сейчас многие художники в своем творчестве затрагивают тему пандемии. Вы не исключение. Не кажется ли вам, что многое из создаваемого окажется в итоге слишком сиюминутным?

— Каждый может по-своему понимать и трактовать искусство. Задача художника — в высказывании. Если ему нечего сказать, это значит, что у него нет чувств, ощущений. Когда он получает много впечатлений из внешнего мира, ему необходимо их озвучить, выразить, дать им вновь выйти наружу. Это основное состояние художника. Способов выражения существует очень много. Можно дать выход тому, что таится в глубине твоей души и о чем ты в обычное время не смеешь говорить словами, стыдишься. Или же можно извлечь из своего внутреннего мира душу. В своем творчестве я всегда уделял внимание проблемам жизни и смерти.

Китайский художник Чжан Хуань

Китайский художник Чжан Хуань

Фото: Getty Images/Ryan Pyle/Corbis

— Разные страны по-разному поддерживают своих граждан и деятелей искусства во время пандемии и сопутствующего ей кризиса. Как ведет себя в этой ситуации Китай? Получали ли вы лично какую-то поддержку от государства в этом году?

— Правительство Китая в настоящее время сконцентрировано на обеспечении безопасности человеческих жизней, это важнейший приоритет, основа для поддержания стабильности в обществе. Недавно в Пекине произошла новая вспышка эпидемии, это очередное испытание для Китая и всего мира. Однако я глубоко убежден, что руководство страны в силах сдержать вирус. Что касается поддержки, в настоящее время мы активно ходатайствуем перед правительством о финансировании и содействии в организации нашей выставки в Эрмитаже.

— Когда вы впервые побывали в Эрмитаже? Можете вспомнить свои впечатления?

— Эрмитаж — один из четырех величайших музеев мира. Но, несмотря на его известность, впервые я побывал в нем только в мае прошлого года, в связи с проектом моей выставки. Помню, в свой первый день в Санкт-Петербурге я из-за смены часовых поясов проснулся очень рано, вышел из гостиницы и сразу отправился искать дорогу в Эрмитаж. Дошел до Невы, застал восход солнца с моста через реку и смотрел, как постепенно перед моими глазами появляется Зимний дворец, какой у него внушительный вид.

Хотя мои ожидания были велики, я все равно был потрясен. Во-первых, не думал, что эрмитажная коллекция столь велика и всеохватна, и во-вторых, не знал, как много в Эрмитаже классических произведений прославленных европейских мастеров. Сначала я испытал трепет и восторг в зале Древнего Египта среди гробниц, вторым открытием было знакомство с коллекцией буддийских статуй и искусства Востока. Третий раз я ощутил волнение при виде работ великих художников, которыми восхищался во времена моей юности. Прежде всего это Рембрандт.

— Что вы думаете о русских художниках? Повлиял ли на вас кто-нибудь из них?

— Русское искусство XIX века, а также русская школа в целом оказали на меня огромное влияние, когда я учился в университете. Вдохновляясь Репиным и прежде всего самой яркой его картиной «Иван Грозный и сын его Иван 16 ноября 1581 года», я и создал свою эрмитажную серию.

Мне нравятся и современные российские художники, особенно Илья Кабаков. Кроме того, я был впечатлен произведениями, представленными в прошлом году на Венецианской биеннале в русском павильоне (инсталляции Александра Сокурова и Александра Шишкина-Хокусая. — «Известия»). Современное искусство России и Китая объединяют критический взгляд на социальную тематику и реалистический подход.

Справка «Известий»

Чжан Хуань — один из крупнейших современных художников Китая. Жил и работал в США, впоследствии вернулся на родину. В 1990-е занимался перформансами, затем сконцентрировался на живописи. Всемирную известность завоевал картинами и скульптурами, изготовленными из пепла от сжигания благовоний в буддийских храмах. Персональные выставки Чжана Хуаня проходили в Нью-Йорке, Шанхае, Париже, Лос-Анджелесе, Флоренции, Лондоне и других арт-столицах мира. Награжден орденом Почетного легиона.