Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В ситуации крайне неравномерной — в зависимости от страны — динамики борьбы с глобальной пандемией коронавируса вновь активизировались попытки целого ряда западных стран провести привычную им «медийную рокировку» и в ходе нее сместить внимание с собственных провалов и неэффективного функционирования систем здравоохранения на мифические «нарушения прав человека» в третьих странах. Это излюбленная тактика стран Запада, создавших в силу ряда технологических, инфраструктурных и финансовых преимуществ мировую систему пропаганды, нацеленную на ретуширование и максимальное замазывание собственных провалов и конструирование нарратива постоянных «нарушений» в странах, являющихся геополитическими соперниками Запада (и Соединенных Штатов в первую очередь). Все объективные данные, включая и подсчеты ВОЗ, однозначно говорят о том, что Россия (а ранее и Китай, которому в силу размеров пришлось даже труднее) проходит все этапы борьбы с коронавирусом с одними из наименее возможно низких издержек для системы общественного здравоохранения. Напротив, в странах Запада мы наблюдали и наблюдаем буквально какой-то медицинский паралич — на примерах Италии, Испании и США, где заболели миллионы, а умерли сотни тысяч человек, хорошо виден гигантский провал западной модели здравоохранения.

На этом фоне, согласитесь, совершенно по-иному воспринимаются все меры, принятые российскими властями для сдерживания инфекции. Для того чтобы показать, насколько всё это было реально нужно и обоснованно, достаточно посмотреть на ту же Швецию. Швеция вообще значительной частью нашей доморощенной псевдолиберальной медиатусовкой воспринимается как какой-то волшебный Валинор, и при упоминании Швеции (или какой-либо другой скандинавской страны) либеральные очи закатываются к небу и как мантра произносится что-то в духе «да там шампунем дороги моют» и «да там все счастливы и богаты, да за просто так, сидишь и поплевываешь, а вэлфер-то и капает, не то что в кровавой Рашке». Швеция не вводила строгих мер по самоизоляции, в итоге количество смертей в 10-миллионной Швеции превысило число летальных исходов в 1,2-миллиардном Китае.

Собственно говоря, отсюда и проистекают все эти истерические вопли западных массмедиа про какие-то «нарушения прав человека» в России в ходе мероприятий по сдерживанию вируса. Знаете, основным правом любого человека является право на жизнь. И государство в России прежде всего боролось за исполнение этого права. Так как без жизни все остальные права, включая и право на передвижение, суть фикция.

В России, и в Москве как самом пострадавшем от коронавируса регионе в частности, была проделана огромная работа и по созданию новых инфекционных центров, оперативному развертыванию профильного коечного фонда. Быстро решались вопросы с закупками необходимого оборудования и прежде всего ИВЛ для нужд коронавирусных стационаров. В стране был сформирован задел из более чем 40 тыс. аппаратов ИВЛ — притом что число пациентов, находящихся на искусственной вентиляции, по данным Минздрава, колеблется в коридоре 1–1,4 тыс. человек. Запас прочности у системы, как видим, огромный, в десятки раз. Россия при этом является одной из немногих стран, где, во-первых, есть собственное производство аппаратов ИВЛ, во-вторых, запущены в клиническую практику лекарства от коронавируса («Фавипиравир», «Левилимаб»), а в-третьих, активнейшим образом идут испытания вакцины против вируса. Причем в России разрабатываются порядка восьми вариантов вакцин.

Всё это было бы невозможным без четкой и эффективной политической воли и твердого руководства со стороны президента и профильных ведомств, а также региональных властей. Те, кто считает, что подобного масштаба мероприятия по борьбе с коронавирусом происходят сами по себе, без постоянного внимания и корректировки со стороны высшего руководства страны, либо наивные простофили, не понимающие, как протекают процессы в таком сложном общественном и государственном организме, как Россия, либо политически ангажированные активисты, отрабатывающие чужую повестку и деструктивные тезисы.

Говоря о скоординированном ответе на вызов пандемии, нельзя обойти вниманием и экономические меры государства. Мы существуем не в вакууме, экономика должна работать, миллионы людей должны работать и получать зарплату — и именно по экономике многих стран мира коронавирус нанес сильный удар. Россия не стала исключением, у нас объективно по итогам года снизится ВВП, сократится занятость. Однако если сравнивать с другими странами и последствиями сокращения экономической активности в них — Россия проходит эти испытания достойно. Взять ту же безработицу, по данным МОТ, в США она, к примеру, уже достигла порядка 15% трудоспособного населения и превысила 42 млн человек. В России при этом по инициативе президента Владимира Путина принимаются беспрецедентные меры по поддержке граждан и бизнеса. Тут и выплата всем семьям с детьми от 3 до 16 лет единовременной помощи в размере 10 тыс. рублей, и увеличение в два раза пособия по уходу за новорожденным, и выплаты семьям, имеющим право на материнский капитал. Суммарно государство поддерживает таким образом до 27 млн человек.

Что касается бизнеса, то для пострадавших отраслей вводятся налоговые каникулы и отсрочки, инициированы сверхльготные кредитные программы (под 2% годовых) с госгарантиями 85% объема кредита и полным списанием и самой суммы, и процентов по нему, если компания сохранит 90% персонала по сравнению с докризисным уровнем. Также можно упомянуть и списание налоговых платежей и страховых взносов за II квартал для ИП и малого и среднего бизнеса, а также НКО из пострадавших отраслей. Самозанятым так и вовсе вернут налог на доходы за весь 2019 год.

При этом важно помнить, что коронавирус наложился также и на кризис на наших традиционных экспортных рынках и развал сделки ОПЕК+. И несмотря на такие трудности, первоначальное непонимание степени опасности многими странами и провалы в системах здравоохранения Запада, Россия смогла достойно купировать последствия инфекционной пандемии и сопутствующих ей экономических проблем. Ключевым фактором нашего успеха на этом направлении стали согласованные, четкие и эффективные действия политического руководства страны и лично президента. Можно прогнозировать, что самый сложный этап уже пройден и страна постепенно (и выверенно) возвращается к нормальной жизни.

Автор — политолог

Позиция редакции может не совпадать с мнением автора

Прямой эфир