Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Вторая мировая, а вместе с ней и Великая Отечественная война закончились в далеком 1945 году. Однако битва трактовок и интерпретаций событий 75-летней давности, борьба за наследие Победы не только не утихает, но и становится с годами всё более ожесточенной. При этом со временем противоречия между победителями самой масштабной войны в истории человечества становятся почти антагонистическими. Попробуем максимально беспристрастно (насколько это вообще возможно) разобраться в том, кому же на самом деле «принадлежит» Победа. И на каком основании.

В наши дни стало непросто оперировать даже самыми, казалось бы, общеизвестными цифрами и фактами. За прошедшее после войны время очевидные для свидетелей драматических событий 1940-х годов обстоятельства войны обросли целыми пластами политически мотивированных интерпретаций и во многом перестали объективно восприниматься нынешними поколениями. Особенно на Западе. Именно поэтому будет не лишним напомнить хотя бы о базовых параметрах Второй мировой, которые не в силах опровергнуть даже самый ушлый исказитель истории. Протяженность фронта между Советской Россией и нацистской Германией составляла от 3 тыс. до 6,2 тыс. км, Западного — около 800 км, Североафриканского и Итальянского — 300–350 км. Именно СССР выбил из нацистского строя более 70% личного состава, 75% авиации, 74% артиллерии и 75% танков и штурмовых орудий.

С объективной картиной войны совпадают многие публичные оценки ситуации со стороны американских политических и особенно армейских руководителей того времени. Принимавший в 1945 году капитуляцию Японии генерал Дуглас Макартур оценивал успехи Красной армии на фронтах борьбы с нацизмом как «величайшее военное достижение в истории человечества». Генерал армии, будущий госсекретарь и лауреат Нобелевской премии мира Джордж Маршалл от лица американских военных выражал свое восхищение «храбростью и решительным боевым духом русских солдат». Министр военно-морских сил США Франклин Нокс говорил о «вечном долге благодарности армиям и народу Советского Союза».

Что ж, по всей видимости, у Соединенных Штатов не только особая система мер и весов, но и какие-то свои, альтернативные представления о времени. Потому что срок американского «вечного долга благодарности» в адрес России давно истек. 25 апреля 2020 года президенты РФ и США говорили в совместном заявлении о «духе Эльбы» — «примере того, как наши страны могут отложить в сторону противоречия, выстроить доверие и сотрудничать во имя общей цели». А уже 8 мая в официальном Twitter-аккаунте Белого дома появилась скандальная запись: «8 мая 1945 года Америка и Великобритания одержали победу над нацистами!»

Одновременно с этим Дональд Трамп в своем праздничном послании упомянул «бывший Советский Союз» исключительно в контексте памяти о жертвах среди мирного населения (наряду с Польшей), но вовсе не как победителя во Второй мировой войне. С помощью такого откровенного надругательства над историей США не только пытаются записать все заслуги Антигитлеровской коалиции на счет Запада, но и исподволь продвигают опасную для мира идею о своей национально-государственной исключительности.

Сложно не заметить, как в своей явной непоследовательности и метаниях от почти дружественных до враждебных выпадов в адрес России нынешние обитатели Белого дома очевидным образом наследуют противоречивость его прежних хозяев.

Да, как уже отмечалось выше, американские военные периода Второй мировой войны в целом вполне трезво оценивали вклад СССР в победу над нацизмом и действительно вели себя как союзники, помогавшие нам разгромить общего врага.

Да, Франклина Делано Рузвельта вполне можно считать другом Советской России, который, по собственному признанию, «отлично поладил с маршалом Сталиным». Единственный в американской истории президент, четырежды избиравшийся на высший пост в стране безусловно признавал за СССР решающую роль в совместном разгроме нацистской Германии. Так, приветствуя в апреле 1942 года «сокрушительное контрнаступление великой русской армии» тогдашний глава Белого дома совершенно справедливо отмечал, что «русские войска уничтожили — и продолжают уничтожать — больше живой силы, самолетов, танков и пушек нашего общего неприятеля, чем все остальные Объединенные Нации вместе взятые».

Одновременно с этим в американском политическом руководстве и в военные, и тем более в послевоенные годы присутствовала и со временем взяла верх принципиально иная позиция. Ее уже через несколько дней после нападения гитлеровской Германии на Советский Союз откровенно выразил сенатор от штата Миссури, будущий президент США Гарри Трумэн: «Если выигрывает Германия, то нам следует помогать России, если выигрывать будет Россия, то нам следует помогать Германии, и, таким образом, пусть они убивают как можно больше». И это были не просто слова. Американские флагманские корпорации General Motors, Ford и Standard Oil с ведома и даже одобрения правительства США многие годы активно вели взаимовыгодный бизнес с Третьим рейхом, внеся существенный вклад в его технологическое становление.

Можно, конечно, до бесконечности углубляться в дебри событий давно минувших дней и, возможно, впервые в истории выставить нашим союзникам по Антигитлеровской коалиции полный исторический счет. За сепаратные переговоры с нацистским руководством. За планы по совместному с немецко-фашистскими дивизиями предательскому удару по Красной армии (операция «Немыслимое»). За назначение в апреле 1961 года председателем военного комитета НАТО в Вашингтоне бывшего начальника оперативного отдела генштаба сухопутных сил Третьего рейха Адольфа Хойзингера и кооптирование множества других нацистских функционеров в военные и политические структуры Запада.

Однако нет необходимости приводить все эти бесчисленные исторические примеры, когда США даже в наши дни на глазах у всего мира последовательно подтверждают свое истинное отношение к идеологии расово-национальной исключительности, равно как и ее современным адвокатам и последователям. Только американская и украинская делегация из года в год голосуют в ООН против вносимой Россией резолюции о недопустимости реабилитации и героизации нацизма.

Разве не по этой «красной линии» проходит идеологический водораздел между самоотверженно боровшимися с человеконенавистнической системой Третьего рейха странами и народами и теми, кто цинично отстаивал свои узконациональные или корпоративные интересы на крови и костях его жертв?

И разве не добросовестное отношение к памяти и правде о Второй мировой войне только и может определить, кто подлинный наследник нашей общей Победы, а кто всего лишь временно оказался на правильной стороне истории?

Автор — руководитель аналитического центра «СтратегПРО»

Позиция редакции может не совпадать с мнением автора

Прямой эфир