Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Бывший председатель Центризбиркома Александр Вешняков, похоже, нарушил добровольный обет молчания. На днях одно интернет-издание разместило материал, в которых автобиографические эссе и фото прежних лет в тельняшке соседствуют с темами Шиеса, губернаторских выборов и предстоящего голосования по Конституции.

Что подвигло известного своей осмотрительностью чиновника выступить со столь резким заявлением, пока неясно. Возможно, бывший функционер просто решил выставить себя перед земляками в уважаемом свете, попутно припомнив давние обиды. Что ж, обида нередко застилает глаза. Бывает даже, что, накапливаясь, вызывает замутнение памяти. Так что забывается даже текст собственной диссертации по международным стандартам, где схожие голосования по идее должны быть описаны. Но на деле не все так банально.

Любящий блеснуть своим морским прошлым, Александр Альбертович, настоящую карьеру сделал, однако, на берегу: сначала комсомольским функционером, затем главой парткома Северного речного пароходства. С этой должности он был избран народным депутатом РФСФР. Роспуск парламента в 1993 году сбросил его с высоты Олимпа в мелкие чиновничьи кресла. Новый взлет пришелся на формирование нового ЦИКа в 1995 году, куда Вешняков прошел по квоте оппозиции и стал секретарем комиссии и ее «серым кардиналом». Кстати, в 1996 годах именно Александр Вешняков курировал подготовку документов по итогам президентских выборов.

Знающие люди подтверждают, что Вешнякову всегда было не чуждо мастерство политической интриги. В 1999 году, он, будучи секретарем ЦИК, сумел грамотно подсидеть своего тогдашнего патрона и тезку, председателя комиссии Александра Иванченко, чужими руками завалив в тогдашней оппозиционной Госдуме и губернаторском Совете Федерации его выдвиженцев в новый состав ЦИК, затем обставив дело так, что ослабевшей ельцинской администрации поневоле пришлось торговаться с «Альбертовичем», неожиданно нарастившим своих сторонников в комиссии.

Собственно, все последующие годы он выстраивал свои отношения с Кремлем и Думой с позиции игрока, в чем-то блефуя, в чем-то торгуясь, в чем-то идя на уступки. Так, потаенно лоббируя поправки той же КПРФ, Вешняков затем нехотя соглашался с кремлевской версией, выговаривая себе право выступить представителем по вносимому закону. Позиционирование на грани фронды не мешало благосклонно принимать награды и атрибуты власти, попутно создавая свои собственные. Отселившись из Администрации Президента в сопредельное здание, Вешняков первым делом учредил отдельную телефонную вертушку для избиркомов (т.н. «тройку»), затем ведомственный глянцевый журнал и внебюджетный фонд, пополнять который поставил бывшего генерала налоговой полиции. «Альбертович» установил на авто мигалку и энергично пробивал не положенную по должности охрану. Подчас слабость к телекамере подвигала его на высказывания непроверенные и несуразные. Так в 2007 году, выступая перед журналистами, он ухитрился перепутать дату будущих президентских выборов 2008 года. «Косяк» шефа, разлетевшийся в сотнях сообщений, поправили лишь на другой день.

Тему международного сотрудничества ЦИК Вешняков рассматривал как продолжение программы повышения собственной значимости. К иностранным же и международным инстанциям он, выпускник Дипломатической академии еще «козыревского» МИДа, всегда испытывал самое пиитетное, трепетное отношение. Те, в свою очередь, зазывали его к себе на различные электоральные форумы, заставляя аппарат ЦИК работать в режиме турагентства. По ходу визитов постепенно разрасталась, сплетаясь в тугой узел, паутина стандартов и требований, под которыми Россия вроде не подписывалась, но ведомство Вешнякова акцептовало. Правды ради, европейские стандарты и посконно-домотканная практика работы тогдашнего ЦИК частенько являли собой евклидовы параллели. Именно при Вешнякове расцвела целая индустрия снятия кандидатов по формальным основаниям. Неизбежные имиджевые потери глава ЦИК пытался решать публичным переводом стрелок на соседние площади, что раздражало.

В комплексе все эти факторы, умножаясь, и стали причиной его ухода с поста председателя ЦИК весной 2007 года. Тогда вопреки заверениям о желании поработать главой комиссии третий срок он был с почетом препровожден на дипломатическую работу послом в Латвию, в которой, впрочем, особо ничем себя не проявил. Знаток международных выборных стандартов восемь лет меланхолично наблюдал из окна посольства за шествиями местных националистов и легионеров Ваффен-СС, явно не горя желанием применять свои опыт и знания для защиты соотечественников. И в 2016 году четырежды орденоносный Вешняков был препровожден на заслуженный отдых.

Не исключено, что нынешние откровения экс-главы ЦИК вкупе с участившейся активностью на его малой родине связаны со стремлением тряхнуть стариной, попытать счастья на выборах в Госдуму в будущем году. Или, наращивая медийное присутствие накануне осенних выборов, постараться, поторговавшись, пристроиться, скажем, сенатором от региона или областным депутатом. Допустимы и более масштабные замыслы. Все лично знающие Вешнякова дружно свидетельствуют, что за внешне бесстрастным каменным лицом скрывается натура азартная, с упорством, переходящим в упертость. Сказывают, что отбывая из здания на Большом Черкасском, он задался целью во что бы то ни стало вернуться в Центризбирком членом комиссии, предложить кандидатуру в председатели как альтернативную - и повторить свой триумф, возглавив выборное ведомство. Возможно, он уже примеривается к заветной цели, громкими заявлениями посылая сигналы туда, где еще не забыли ценителя выборных пазлов.

Впрочем, может все эти конспирологические теории лишь только плод богатого воображения, а в реальности всеми забытый и обделенный вниманием прессы пожилой отставник решил на досуге и в режиме самоизоляции заняться написанием мемуаров.

Автор — политолог

Позиция редакции может не совпадать с мнением автора

Прямой эфир