Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Территория опережающих возможностей

Территории опережающего развития Дальнего Востока станут драйвером развития всего российского бизнеса
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Что такое ТОР? Это бизнес

ТОР (территория опережающего развития) — это часть территории России, на которой действует особый правовой режим для ведения бизнеса. ТОР создается в рамках субъекта РФ, а среди «поблажек» для предпринимателей — льготные налоговые условия, упрощенные административные процедуры и пр.

Резидентами территорий опережающего развития могут стать индивидуальные предприниматели и юридические лица. Для них ставка налога на прибыль варьируется от 0 до 5%, предусмотрен нулевой налог на имущество в течение первых пяти лет, таможенные льготы, возможность в ускоренном порядке нанимать на работу иностранцев без специального разрешения и учета квот. Для резидентов предусмотрено ограничение по количеству и продолжительности проверок деятельности.

Территории опережающего развития образуются прежде всего в целях развития отраслей экономики и привлечения инвестиций, однако в отличие от других особых территорий (ОЭЗ и ЗСТ, особая экономическая зона и зона свободной торговли) ТОР создается под конкретный крупный инвестпроект.

Отличается и процедура создания территории: в случае с ТОР инвесторы заключают с уполномоченным федеральным органом соглашения, определяющие вид будущей экономической деятельности, объем инвестиций и количество создаваемых рабочих мест. Из последнего вытекает еще одно отличие ТОР от других территорий, направленных на развитие отраслей экономики. Территории опережающего развития запускаются еще и для создания рабочих мест и развития комфортной среды проживания населения субъекта Федерации.

ТОР на Дальнем Востоке — механизм достаточно новый, поэтому не полностью отлаженный. Впервые о создании территорий опережающего развития на Дальнем Востоке сказал президент РФ Владимир Путин в своем послании Федеральному собранию в конце 2013 года. Тогда глава государства заявил о необходимости «создать на Дальнем Востоке и в Сибири сеть специальных территорий и зон опережающего экономического развития с особыми условиями для создания несырьевых производств, ориентированных в том числе и на экспорт».

Необходимый инструментарий для запуска ТОР был подготовлен только весной 2015-го. Прежде всего речь о пакете из трех законопроектов, которые вносили поправки в Налоговый, Гражданский и Земельный кодексы.

По закону территория опережающего развития создается на 70 лет, хотя срок ее «жизни» может быть продлен в отличие, например, от особых экономических зон, которые и создаются не более чем на 49 лет. Заявку на создание ТОР может подать руководство любого субъекта РФ.

Исходя из поставленных президентом целей создания ТОР, там можно вести разработку месторождений полезных ископаемых и производить подакцизные товары, за исключением легковых автомобилей и мотоциклов, добычу сырой нефти, природного газа, драгоценных металлов, драгоценных и полудрагоценных камней.

Что такое ТОР? Это деньги

В первые три года работы нового экономического механизма ТОР могут создаваться только в Дальневосточном федеральном округе и на территориях моногородов — населенных пунктов с одним градообразующим предприятием. По истечении «испытательного срока» ТОР можно будет запустить и в других регионах страны.

Как рассказали «Из­вес­тиям» в Минвостокразвития, по итогам апреля количество инвесторов, получивших статус резидента территории опережающего развития, составило 124, объем их инвестиций возрос с 422 млрд руб­лей годом ранее до 483 млрд руб­лей.

Сейчас на территориях опережающего развития введено в эксплуатацию 17 новых предприятий с объемом инвестиций 7,4 млрд руб­лей.

В будущем эта цифра может возрасти в десятки раз. Так, количество заявок на запуск инвестпроектов в территориях опережающего развития составило 262, увеличившись в три раза с начала прошлого года. Объем вложений оценивается ведомством уже в 1,43 трлн руб­лей, тогда как в январе 2016 года цифра составляла 272 млрд руб­лей.

Что такое ТОР? Это работа

По настоящее время в ТОР создано 602 новых рабочих места, однако с учетом количества инвесторов, получивших статус резидента ТОР, еще почти 26 тыс. россиян смогут найти работу на Дальнем Востоке. А если все заявки на запуск инвестпроектов будут одоб­рены, то эта цифра увеличится в полтора раза — до 42 тыс., отметили в Минвостокразвития.

Собственно, создание новых рабочих мест — это неотъемлемое условие запуска ТОР и ее главное отличие от ЗСТ и ОЭЗ.

Масштабные планы

До конца 2017 года, по словам представителя Минвостокразвития, предстоит увеличить количество инвесторов, получивших статус резидента территории опережающего развития, до 190 с объемом частных инвестиций в 2,2 трлн руб­лей. Ожидается, что количество заявок на реализацию инвестпроектов вырастет до 360, общий объем частных инвестиций в рамках которых будет равняться 2,56 трлн руб­лей.

Также в ведомстве сообщили о необходимости принять закон, который предполагает увеличение периода действия налоговых льгот для инвесторов крупных проектов и возможность включения в границы ТОР акватории. Еще одной новеллой должен стать механизм субсидирования из федерального бюджета затрат инвесторов на создание инфраструктуры ТОР.

Своя реальность

Планы планами, однако экономические реалии Дальнего Востока могут диктовать свои условия. Как отметил заведующий кафедрой госрегулирования экономики Российской академии народного хозяйства и госслужбы (РАНХиГС) Владимир Климанов, на такой большой малоосвоенной территории, как Дальний Восток, традиционные рыночные факторы перестают действовать. «Поэтому государство должно выделять участки, на которых будут действовать особые налоговый, таможенный режимы или специальное администрирование. К тому же близость инвесторов из активно развивающихся стран Азиатско-Тихоокеанского региона должна способствовать быстрым темпам определения реальной направленности деятельности в таких зонах», — пояснил Владимир Климанов.

По подсчетам директора группы корпоративных рейтингов Аналитического кредитного рейтингового агентства (АКРА) Максима Худалова, с момента открытия территории опережающего развития до выхода ее на самоокупаемость проходит не менее шести лет. Поэтому в 2017–2018 годах от наших дальневосточных ТОР не стоит ожидать значимого вклада в ВВП. «Сегодня доля Дальнего Востока в ВВП России не превышает 5,5%, дальнейшее развитие ТОР как минимум позволит довести эту величину до уровня в 10%», — полагает Максим Худалов.

Владимир Климанов убежден, что на Дальнем Востоке свет клином не сошелся только на ТОР. Для развития региона должны использоваться и традиционные способы поддержки, в частности, в форме межбюджетных трансфертов, прямых инвестиций из федерального бюджета и др. «Вряд ли единицы или даже десятки ТОР, к тому же специализирующиеся в первую очередь на добыче сырьевых ресурсов, что не входит в специализацию собственно ТОР, будут давать основную часть ВВП данного макрорегиона. В то же время, согласно известной теории «полюсов роста», ТОР должны послужить драйвером, локомотивом развития всего Дальнего Востока», — считает он.

С ним согласен Максим Худалов из АКРА. Сейчас ключевые регионы Дальнего Востока уже охвачены ТОР, поэтому создавать дополнительные особого смысла нет. «Инвесторы будут путаться в большом количестве конкурирующих между собой площадок», — пояснил эксперт. По его мнению, гораздо эффективнее распространять юрисдикцию отдельных ТОР на регионы, физически к ним не относящиеся.

«Важнее развивать контакты с азиатским бизнесом, при этом не концентрироваться только на китайском направлении, которое оказалось труднореализуемым, но активно смотреть на предложения японских и корейских бизнесменов», — отметил аналитик.

Прямой эфир