Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Первое зарубежное турне президента США Дональда Трампа стартовало с визита в Саудовскую Аравию и Израиль. А после американского лидера также ждут в Ватикане, на саммите НАТО в Брюсселе и на встрече «большой семерки» в Сицилии. Пока сложно дать однозначную оценку обширному внешнеполитическому вояжу главы США, однако кое-что можно сказать уже сейчас.

Восьмидневный тур хозяина Овального кабинета довольно ясно отражает приоритеты его внешней политики. И, несмотря на критику Трампа за отсутствие внятной политической стратегии, его визит в Саудовскую Аравию и Израиль можно считать продуманным тактическим ходом. Тем самым команда главы Белого дома достигла сразу нескольких целей, причем как во внешней, так и во внутренней политике.

Теперь, несмотря на похолодание отношений при Бараке Обаме из-за «иранской ядерной сделки» и снятия части санкций с Тегерана, Тель-Авив и Эр-Рияд фактически подтвердили свой статус главных ближневосточных союзников США, заручившись к тому же поддержкой американцев в противостоянии с Ираном. Как известно, Израиль и Саудовская Аравия — два главных региональных противника Ирана, который, в свою очередь, поддерживает законное правительство Башара Асада в Сирии. И в этой связи стоит подчеркнуть, что на фоне ударов международной антитеррористической коалиции под эгидой США по якобы проиранским добровольцам в Сирии, воюющим с террористами, визит Трампа в Эр-Рияд и Тель-Авив развеивает все иллюзии относительно близкого разрешения сирийского кризиса.

Поэтому не будет преувеличением сказать, что первый зарубежный визит американского президента носит явно антииранский характер и может привести к усилению давления на Тегеран. Вполне возможно, будут введены новые санкции против Ирана.

Еще одним результатом поездки Дональда Трампа на Ближний Восток станет эскалация ситуации в Сирии, которую можно ожидать уже в ближайшее время. Об этом, в частности, свидетельствуют многомиллиардные военные контракты, заключенные между США и Саудовской Аравией по итогам визита. Не секрет, что саудиты открыто поддерживают вооруженную оппозицию в Сирии. Всё это дает основания полагать, что американские противоракетные комплексы Patriot и THAAD, а также танки и артиллерия, скорее всего, могут быть использованы Эр-Риядом отнюдь не в целях самообороны от «иранской угрозы».

При этом не надо забывать, что ближневосточное турне хозяина Овального кабинета имеет еще и внутриполитическое измерение. Ведь Дональд Трамп практически в одиночку противостоит влиятельным группам американского истеблишмента. И с этой точки зрения первые зарубежные поездки призваны продемонстрировать его приверженность американским национальным интересам. В том числе в отношениях с НАТО и союзниками на Ближнем Востоке, чтобы снизить непрекращающийся поток критики в свой адрес внутри самих США. На фоне обвинений в мифических «связях с Россией» и колоссального давления со стороны демократов, части республиканцев, конгресса и спецслужб Трамп, стремясь закрепиться у власти, старается перевести внимание оппонентов с внутриполитической повестки на внешнюю.

В этом же русле стоит рассматривать и подписанные с саудитами соглашения почти на $350 млрд, из которых треть — $110 млрд — военные контракты. Таким образом, можно предположить, что Трамп, помимо прочего, рассчитывает заручиться еще и поддержкой военного и военно-промышленного лобби в США, традиционно имеющего тесные связи с конгрессом.

Нельзя исключать того, что, укрепив свои позиции внутри страны, Дональд Трамп со временем всё же получит возможность проявлять большую самостоятельность в формировании внешнеполитической повестки. И перейдет, например, от декларации к реальной борьбе с террористическими группировками, представляющими угрозу международной безопасности.

Прямой эфир