Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Суициды не вписались в интернет

Подавляющее число россиян считает, что причины подростковых самоубийств — не в социальных сетях «суицидального» характера
0
Суициды не вписались в интернет
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Главными факторами, которые могут уберечь детей от того, чтобы покончить с собой, являются здоровая семейная обстановка и внимание родителей к детским проблемам.

Большое количество материалов в СМИ, посвященных истории с так называемыми группами смерти в социальных сетях, поставило перед российским обществом ряд вопросов. Необходимо ли дополнительно регулировать интернет-пространство, для того чтобы снизить общественные риски? Реальны ли угрозы, которые несет интернет подростку? Необходимо ли ограждать детей от интернета? И если да, то кто должен этим заниматься — государство или родители?

18 апреля в медиацентре «Известий» прошла презентация специального исследования Центра социального проектирования «Платформа», призванного ответить на эти вопросы. Исследование включало в себя социологический опрос, а также экспертные оценки, полученные в результате интервью с профильными специалистами — антропологами, социологами, детскими психологами, суицидологами, специалистами в области интернет-технологий, журналистами и общественными активистами. Всего было опрошено 25 экспертов.

— В обществе постоянно возникают сложные взвинченные состояния, которые базируются как на реальных основаниях, так и на идеологизированных. В такие моменты хорошо бы сделать остановку и осмыслить происходящее, — сказал, презентуя исследование, председатель Экспертного центра «Платформа» Алексей Фирсов.


Согласно результатам исследования, подавляющая часть населения положительно относится к существованию интернета (92%), считает его одним из лучших изобретений человечества (38%) и видит больше плюсов, чем минусов (54%). Только 1% опрошенных высказали резко отрицательную позицию по отношению к Всемирной паутине. Следует отметить, что опрос проводился в интернете, то есть среди интернет-пользователей. Однако, как считает Алексей Фирсов, сейчас интернетизация в России — около 80%, то есть такова, что такого рода опросы обеспечивают высокую степень релевантности.

Дети в интернете

Почти 2/3 респондентов одобряют возможность детей пользоваться интернетом. При этом более старшее поколение к интернету относится лояльнее. В возрастной категории 18–24 года положительно о возможности доступа детей в интернет высказались 60% опрошенных, 35–44 лет — 76%, 45–59 лет — 77%, среди тех, кто старше 60, — 82% опрошенных. 25% респондентов сказали, что у них есть дети школьного возраста, и большинство родителей утверждают, что они осведомлены о том, в каких интернет-группах зарегистрированы их дети. Однако на вопрос о том, контролирует ли родитель детей-школьников в отношении того, какие они посещают страницы, уверенно «да» ответили лишь 36%. Как предполагают специалисты «Платформы», с учетом эффекта социально желаемых ответов эта доля скорее завышена.

— Респонденты отмечают, что интернет выполняет важную образовательную функцию. Всего 17% населения считает, что ребенку достаточно школьного образования, а интернет не нужен, — комментирует Алексей Фирсов.

А как же «паблики смерти»?

Как показал опрос, чем моложе пользователи, тем меньше они верят во влияние интернет-групп на совершение суицидов. Так, среди опрошенных в возрасте 18–24 только 24% назвали интернет среди возможных факторов, влияющих на суицидальное поведение, при этом данный ответ стоит на шестом месте среди предложенных девяти вариантов. Интернет как единственный «фактор смерти» отметили всего 3% опрошенных. А основными причинами суицидального поведения подростков были названы отношения в семье (74% респондентов) и взаимоотношения со сверстниками (61%).

Мнение населения в целом совпадает с позицией экспертного сообщества, рассказали организаторы исследования. «Довести человека до самоубийства через интернет невозможно. Чтобы человек совершил суицид, должны быть события в реальной жизни» — таково характерное мнение психологов.


Таким образом, ключевые решения проблемы подростковых суицидов лежат в области улучшения отношений в российских семьях. При этом отмечается необходимость повышения интернет-грамотности — как у родителей, так и у детей.

О том, что собой представляют сами «паблики смерти» в понимании опрошенных экспертов, рассказал генеральный директор ЦСП «Платформа» Дмитрий Лисицын:

— Анализ самого явления и экспертный опрос тех людей, которые были вовлечены в изучение этого предмета, говорит о том, что «группы смерти» — это в первую очередь игровое пространство. И слово «пространство» здесь не случайно, потому что так называемая группа не обязательно группа — изначально это были группы, потом появились хэштеги, появилось личное персональное общение, а сейчас пошла волна «ботов», которые распространяют стихи соответствующей тематики. Игровое взаимодействие основано на испытании страхом смерти, щекотании нервов и т.д. Важно отметить, что никто не отрицает, что эти группы могли повлиять на некоторые фатальные случаи. То есть никто из опрошенных не сказал, что такого явления нет. Но при этом утверждения о массовом характере влияния не подтверждаются. Подобного рода эпидемий в истории было много.

Нужно ли ограничить интернет?

Результаты опроса населения и экспертов говорят о том, что активная информационная повестка в отношении «групп смерти» всё же повлияла на желание респондентов ввести ограничения в пользовании интернетом детей и подростков. Однако основной подход родителей — разъяснительные действия. 81% опрошенных поговорили бы с ребенком, выслушали его, помогли советом. Немногие стали бы следить за тем, какие страницы посещает ребенок: 11% — стали бы следить тайно, 24% — открыто, предупредив ребенка.


66% респондентов полагает, что вводить на государственном уровне ограничения на доступ в интернет для детей и подростков бессмысленно — они всё равно найдут то, что ищут. При этом общество (82% опрошенных) возлагает ответственность за то, какие страницы просматривает ребенок в интернете, на родителей. Если на государственном уровне будут введены контроль или ограничения по просмотру страниц в интернете, 38% станут искать обходные пути. Чем моложе респонденты, тем большую готовность обходить этот контроль они демонстрируют: среди тех, кому 18–24 года, — 62%, 25–34 — 51%, 35–44 — 41%, 45–59 — 27%, 60 лет и старше — 23%.

— Мы взвесили аргументацию противников и сторонников ограничений в интернете. Противники ограничений утверждают, что ограничения технически невозможны, для них нет объективных причин, а доказательства сторонников ограничений опираются на единичные факты. Сторонники же ограничений считают, что интернет часто направлен против государства и общества, управляется извне, а жертвами интернет-воздействия становятся незащищенные группы, особенно дети, — комментирует Алексей Фирсов.

Роль государства

Роль государства по мнению подавляющего числа респондентов (79%) должна заключаться в борьбе с запрещенным контентом, а не в контроле за интернетом в целом. За формирование списка интернет-ресурсов, одобренных государством по примеру Китая, высказались всего 39%. 53% с таким предложением не согласились.

За наделение государства правом получать доступ к любым личным страницам пользователей высказалось 17% участников опроса, против — 79%. 53% опрошенных считают, что существенный контроль за поведением граждан в интернете не приведет к снижению числа преступлений, так как эта проблема зависит от других факторов.


— Специалисты признают, что у нас нет государственной программы по предотвращению суицидов, которая существует в ряде стран. Такая программа есть, например, в Финляндии, чье население входит в группу риска. В Финляндии достаточно высокий эффект за счет сочетания ряда факторов — например, сочетание программы против суицидов с антиалкогольной кампанией. Нам необходимо обновление программ молодежной политики с учетом цифровых технологий. Невозможно массовое распространение деструктивный явлений там, где есть ценности: забота об экологии, саморазвитие, помощь ближнему, ценность будущего — устремленность вперед. Создание атмосферы честности и взаимного доверия в семье — очень важно. Важно, чтобы жизнь родителей была наполненной и интересной, чтобы детям с ними было интересно общаться, чтобы была возможность совместного решения проблем, — резюмирует Дмитрий Лисицын.

Прямой эфир