Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Сирийская армия по российскому рецепту

Политолог Григорий Лукьянов — о том, что Москва помогает Дамаску создать основу нового государства
0
Сирийская армия по российскому рецепту
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Россия стремится укрепить сирийскую государственность и делает ставку на возрождение регулярных вооруженных сил страны, которые должны стать становым хребтом новой Сирии. Созданный при масштабной российской поддержке Пятый штурмовой корпус можно рассматривать как прообраз этой будущей армии.

Материалы по теме
3

На протяжении шести лет противостояния в Сирии одним из столпов политического режима Башара Асада считалась Сирийская арабская армия (САА). Хотя десятки генералов и старших офицеров покинули службу в самом начале гражданской войны, большая часть армейских институтов продолжала функционировать.

C самого начала боевых действий основная тяжесть операций, проводимых проправительственными силами, легла на специальные элитные части и иррегулярные военизированные формирования, подчиненные напрямую окружению президента и различным представителям элиты страны.

В то время как на полях сражений таяли ряды этих немногочисленных соединений, в тылу постепенно пустели и армейские казармы: численность личного состава САА за время конфликта сократилась, по разным оценкам, в 2,5 раза, а ее наступательный потенциал и вовсе исчерпался.

Лучшие специалисты из тех, кто сохранил верность присяге и не покинул армию в 2012–2013 годах, последовательно переместились в элитные и добровольческие части в 2014–2015-м. Несмотря на больший риск, служба в этих формированиях казалась более привлекательной.

По мнению отдельных специалистов, война оставила под командованием сирийского генштаба не более 20–25 тыс. солдат, пригодных для ведения активных боевых действий. Некогда 300-тысячная армия сохранила лишь треть былой мощи, три четверти которой были прикованы к гарнизонной службе, находясь в глухой обороне из-за нехватки топлива, боеприпасов и оружия.

Дамаск был вынужден надеяться на помощь зарубежных союзников — Ирана и России. Тегеран и Москва организовали поставки современного вооружения для оснащения проправительственных сил, а также предоставили инструкторов и технических советников для обучения личного состава.

Непосредственная поддержка правительственных войск на земле (Иран) и в воздухе (РФ) предотвратила падение Дамаска и казавшееся летом 2015 года неотвратимым поражение сторонников Асада. Одновременно пришло осознание, что конфессиональные и этнические формирования никак не могут служить достойной заменой регулярной армии. Поэтому была начата работа по восстановлению регулярной армии, обладающей легитимным правом на применение насилия, и включению в нее наиболее боеспособных иррегулярных формирований.

Создание Четвертого корпуса осенью 2015 года было первой попыткой реструктурировать имеющиеся силы, с одной стороны, объединив армейских новобранцев с формированиями партийной милиции и этническими ополчениями.

Осенью 2016 года командование ВС САР объявило о создании нового соединения, названного Пятым (штурмовым) корпусом (К5). Это важный шаг на пути реформирования системы безопасности в Сирии, имеющий в перспективе функциональное и символическое значение.

В основу формирования нового корпуса положен принцип мультиконфессионализма и полиэтничности, в его состав входят представители различных групп населения Сирии. Среди них — лояльные режиму формирования: элитные подразделения армии, наемники сирийского и несирийского происхождения, отряды милиции этнических и конфессиональных групп населения, а также добровольцы из различных регионов страны.

Союзники снабдили К5 вооружением, а Дамаск использовал все свои мобилизационные возможности, и в результате подразделения корпуса уже зимой-весной 2017 года смогли принять участие в боевых действиях на территории провинции Хомс и освобождении Пальмиры.

Основной целью после возвращения Пальмиры и газовых месторождений может стать снятие осады с Дейр-эз-Зора. Важность этого направления для сирийцев и возможность выбора его в качестве основного для развертывания наступления силами К5 подтверждается набором добровольцев из восточных регионов страны. Еще одной целью для К5 считается провинция Идлиб, населенная преимущественно суннитами и превратившаяся в гетто для противников режима.

Новобранцы составляют значительную, но не главную часть К5. Они — его будущее, поэтому первостепенную важность представляет их подготовка и передача им специфического опыта этой и других современных войн на Ближнем Востоке. Поэтому если работу с офицерами ведут преимущественно российские советники, то за подготовку рядового состава отвечают также и инструкторы «Хезболлы».

Реструктуризировав в составе К5 иррегулярные подразделения милиции, сирийское руководство стремится создать единую централизованную систему управления ВС под эгидой САА вместо контролируемой лишь посредством личных контактов и связей сети разобщенных боевых групп и соединений. В успехе интеграции заинтересованы и сами нерегулярные формирования, она позволяет им легализовать себя в преддверии начала процесса политического урегулирования.

Основным бенефициаром от успешной консолидации лояльных режиму сил станет Россия, которой удастся сократить собственное присутствие в Сирии и продемонстрировать всем странам региона не только мощь своего оружия, но и силу своего политического влияния, основанного на понимании специфических условий региона. Создав новую сирийскую армию, российская сторона может стать основным архитектором системы безопасности в Сирии в среднесрочной перспективе.

Автор — старший преподаватель департамента политической науки НИУ ВШЭ, эксперт РСМД

В подготовке материала принимал участие программный референт РСМД, магистр МГИМО МИД России Руслан Мамедов

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции​​​​​​​

​​​​​​​

Прямой эфир