Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир
Спорт
Вучич назвал Джоковича величайшим теннисистом после его победы на Australian Open
Мир
Иранское СМИ обвинило Израиль в медиаатаке на фоне происшествий в Иране
Мир
Al Arabiya сообщила о причастности США к атаке на завод боеприпасов в Иране
Мир
Политолог заявил о чувствительном влиянии на Японию новых санкций РФ по Южным Курилам
Экономика
В Минтрансе заявили о полном наборе запчастей для используемых в РФ самолетов
Экономика
Весной частные дома в РФ могут подешеветь на 5%
Спорт
Сербский теннисист Новак Джокович выиграл финал Australian Open
Мир
Власти Ирана начали расследование причин взрыва на объекте минобороны
Мир
Британские эксперты заявили, что 40% территории Украины заминировано
Общество
Блогера Андрея Сидоропуло объявили в розыск
Мир
Шольц заявил о планах кабмина ФРГ не допустить втягивания НАТО в конфликт с РФ
Спорт
Тренер Епишин назвал неприемлемое для РФ условие допуска к Олимпийским играм

Борьба с коррупцией начинается с себя

Депутат Госдумы Анатолий Выборный — о противодействии коррупции на государственном уровне и российской привычке давать взятки
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Противодействие коррупции базируется на трех китах: воля, качественные законы и их эффективное правоприменение. Сегодня нет сомнений в том, что руководство страны твердо намерено минимизировать это зло в стране. События, которые мы наблюдаем в последние годы, — яркое тому свидетельство.

Материалы по теме
2

За всю историю российского государства не было такого, чтобы в столь короткий срок привлекалось к ответственности за коррупционные правонарушения такое количество чиновников, высших должностных лиц субъектов РФ и федерального уровня. Министр экономики, губернаторы, главы республик, замы министров, парламентарии... Это говорит о том, что антикоррупционное правоприменение набирает обороты. И сегодня уже очевидно — это всерьез и надолго.

Что касается законов, назову всего две цифры. Первый указ о борьбе с коррупцией в системе государственной власти появился в первые же годы после распада Советского Союза — его подписал президент Ельцин. И за последующие 15 лет, вплоть до 2008-го, в этой сфере было принято всего девять нормативно-правовых актов. А с 2008-го по настоящее время в антикоррупционном законодательстве их появилось уже более ста. Половина — федеральные законы.

К настоящему времени мы решили главнейшую стратегическую задачу — создали законодательную и организационную основы противодействия коррупции. Конечно, работа не остановилась, она продолжается. Только мы работаем уже над тонкой, ювелирной настройкой этих механизмов.

Приведу пример логики развития антикоррупционного законодательства. Сначала мы приняли закон о контроле за доходами чиновников. Потом — закон о контроле за их расходами. И только после этого приняли третий закон, который позволяет изымать разницу от несоответствия расходов доходам в пользу государства. Причем законодательство позволяет изымать эту разницу без признания чиновника виновным в совершении коррупционного преступления. Достаточно факта несоответствия расходов доходам.

Совсем недавно, например, мы приняли закон, которым возложили на высшее должностное лицо субъекта РФ функцию контроля за соблюдением антикоррупционного законодательства муниципальными служащими.

На сегодняшний день в пакете законопроектов у нас имеется еще около 15 инициатив, направленных на противодействие коррупции. Например, к третьему чтению готовится закон о так называемом «реестре коррупционеров». В народе этот законопроект уже прозвали «доской позора». Речь идет о создании единой базы данных лиц, уволенных в связи с утратой доверия, для того чтобы при приеме на государственную или муниципальную службу человек уже не смог скрыть, что ранее он был уволен по этому основанию за нарушение антикоррупционного законодательства. Активно обсуждается вопрос о криминализации преступных деяний третейских судей.

Есть ряд и других, явно спорных и неоднозначных законодательных инициатив. В частности, о введении института конфискации, позволяющего изымать имущество не только самих коррупционеров, но и иных лиц, жизнь, здоровье и благополучие которых дороги коррупционеру. В экспертном сообществе с учетом рекомендаций Группы государств по борьбе с коррупцией (GRECO) также обсуждаются проблемы, связанные с криминализацией торговли влиянием. Если посмотреть историю законодательного противодействия коррупции, то можно увидеть, что сначала оно было в большей степени ориентировано на ужесточение карательной функции государства — ужесточение в том числе уголовной ответственности. Затем — на выработку превентивных мер. Как следствие — сегодня деятельность каждого служащего максимально прозрачна. А в настоящее время идет работа над тем, чтобы сформировать в обществе антикоррупционную модель поведения.

Именно поэтому сегодня в национальном плане противодействия коррупции акцент смещается на формирование в обществе антикоррупционного правосознания, то есть внутреннего неприятия коррупции в любых ее проявлениях.

Когда мы говорим про волю, то, как правило, имеем в виду политическую волю, волю высших должностных лиц государства. При этом совершенно забываем о самих себе. А ведь у каждого из нас есть собственные внутренние убеждения, согласно которым мы и поступаем. Соцопросы между тем показывают, что, несмотря на обилие критики в адрес коррупционеров, на практике многие граждане сами готовы давать взятки. Это подтверждают и цифры Верховного суда — за последние годы количество привлекаемых к уголовной ответственности за дачу взяток, как правило, практически в два раза больше, нежели за ее получение.

Сегодня главнейшая задача государственной антикоррупционной политики состоит в том, чтобы сформировать у каждого из нас внутреннее убеждение, что быть коррупционером не только опасно, но и позорно, а жить честно — выгодно и престижно.

Автор — заместитель председателя комитета Госдумы по безопасности и противодействию коррупции

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции​​​​​​​​​​​​​​


Читайте также
Реклама
Прямой эфир